ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто-то схватил Кэтрин сзади. Холодная рука, задев ей плечо, вцепилась в жемчужное ожерелье и с такой силой принялась тянуть его на себя, что Кэтрин поняла: еще немного – и ее задушат. Она попыталась ослабить удавку, но безуспешно. Де Роуэн резко обернулся и, увидев, что происходит, отпустил еще одно громкое ругательство. Трость его опустилась во второй раз, и нападавший отшатнулся, выпустив ожерелье. Кэтрин с хрипом втянула в себя воздух.

– Держи вора! – заорал де Роуэн в темноту. Кэтрин услышала, как со стороны Кавендиш-сквер кто-то с громким топотом бежит в их сторону. И тут из ночи примчался тот чудной человек, мистер Кембл, с которым де Роуэн познакомил ее в ресторане буквально час назад ...

– Макс, сзади! – закричал мистер Кембл. Де Роуэн стремительно развернулся, а подоспевший Кембл лихим ударом сбил с ног второго грабителя прямо в грязь. Замок ожерелья разорвался, и нитки жемчуга посыпались на булыжную мостовую.

Глухие удары кулаков, перемежаемые руганью и стонами, сыпались один за другим. Кэтрин слышала, как в темноте у нее за спиной де Роуэн расправляется с первым негодяем. Потом кто-то начал хрипеть и давиться, а де Роуэн изверг длинную, явно язвительную фразу на итальянском, продолжая немилосердно тузить вора. Кэтрин изо всех сил вжалась спиной в стену, стараясь не оказаться на пути у дерущихся. В одном из домов на противоположной стороне улицы распахнулось окно, и желтый свет лампы осветил мостовую.

– Убивают! Убивают! – завопили из окна. Прижав руку ко рту, Кэтрин как завороженная в ужасе наблюдала происходящую картину. Де Роуэн намертво притиснул грабителя к, кирпичной стене и с ожесточением, которого она в нем вовсе не ожидала, методично бил его коленом в пах, в то же время вдавливая обеими руками трость ему поперек горла с такой силой, что негодяй лишь дергался и хрипел, безнадежно пытаясь вдохнуть. Однако де Роуэн и не думал ослаблять хватку.

Краем глаза Кэтрин увидела, как из полумрака появился Кембл. С неожиданной силой он тащил за собой по мостовой второго вора и безвольной грудой бросил его к ногам де Роуэна. Потом снял с кулака жутковатого вида металлическую штуковину, сунул ее в карман пальто и принялся с невозмутимым видом наблюдать за тем, как де Роуэн расправляется со своим противником, у которого между посиневших губ уже начал вываливаться язык.

– Послушай, Макс, тебе что, нужно обязательно совершить убийство прямо посреди Мерилбоун-стрит? – скучным голосом поинтересовался он. – Он сейчас обделается, а я, ты же знаешь, не выношу вони.

Мотнув головой, де Роуэн, похоже, вернулся к реальности и с коротким ворчанием убрал трость. Мужчина обессиленно сполз по стене. Держась за горло и сипя, он согнулся пополам и повалился на своего подельника.

– Проклятие! – процедил, глядя на него сверху вниз, де Роуэн, потом отвернулся, схватил Кэтрин за руку и довольно грубо подтащил ее к тусклому фонарю.

– Господи, вы-то не ранены? – воскликнул он, окидывая ее с ног до головы цепким взглядом.

Руку он ей сжал словно клещами, что было единственным свидетельством того, как сильно он за нее испугался.

– Со мной все хорошо, – запинаясь, выговорила она. – А что вы ему сказали?

Каким-то непонятным образом она поняла, что напряжение последних минут оставляет его.

– Что-то вроде «охаживай себя в задницу», – буркнул он. – Я припоминаю, как вы недавно продемонстрировали весьма неплохое знакомство с подобной фразой.

Кэтрин с трудом сдержала так и рвавшийся наружу истерический смех. На самом-то деле ее с головы до пят начала бить непрерывная Дрожь, которую де Роуэн сразу почувствовал и, чтобы успокоить, обнял ее за плечи своей ручищей, прижав молодую женщину к себе.

– О Господи, Кэтрин! – шепнул он ей на ухо.

Она молча прислонилась виском к мягкой материи его плаща и начала млеть от умиротворяющего запаха прогретой человеческим теплом шерсти и мужского пота. Кембл легонько потыкал носком сапога в валявшихся на мостовой и стонущих грабителей.

– Знаешь кого-нибудь из этих умельцев, старина?

Макс покачал головой.

– Мелкие карманники, – мрачно процедил он. – Они вечно шныряют, особенно после того как разгуляется ветер.

Не спуская глаз с валявшихся воров, Кембл порылся у себя в кармане, вытащил сжатую в кулак руку и торжествующе ею отсалютовал.

– Возьмите, госпожа. – Он осторожно пересыпал из кулака подобранные с земли нитки жемчуга себе в ладонь, искусно поймав последнюю на кончик своего указательного пальца. – Приносите их на следующей неделе ко мне в лавку, и я для вас с превеликим удовольствием их вычищу.

Тихо вскрикнув от восхищения, Кэтрин с благодарностью забрала свое ожерелье. Макс, продолжая разглядывать валявшихся типов, ласково гладил Кэтрин ладонью по спине.

– Я твой должник, Кем, – спокойно заметил он. – В очередной раз.

– Угу, еще одну пару новых перчаток придется выбросить, – согласился Кембл, разглядывая свои руки и презрительно морща нос. – Клянусь, Макс, ты сущая напасть для моего гардероба! Пятна крови невозможно отмыть!

– Морис Жиру может присылать мне счет хоть за два их десятка, – криво усмехнулся де Роуэн. – Толька перестань придираться ко мне.

Так и не выпустив руки Кэтрин, он присел на корточки, чтобы рассмотреть получше лица налетчиков. Кембл присел рядом. Хриплый голос де Роуэна негромко рокотал в темноте, тогда как Кембл отрывисто отвечал короткими репликами. Казалось, что Кембл волшебным образом сменил облик и превратился в прежнего очаровательного и острого на язык фата. Меньше часа назад она в беседе заметила, насколько редко люди оказываются такими, какими они вам показались с первого взгляда, например Кембл. Но Макс де Роуэн? Он оставался именно таким, каким ей показался в ту их самую первую встречу: стремительный, безжалостный и, если необходимо, жестокий. Тогда отчего у нее по-прежнему дрожат коленки? Она в безопасности. И поведение его было во всем оправданным.

Позади них поднялась какая-то суета.

– Так-так, – проговорил Кембл и элегантно поднялся на ноги. – Должно быть, Морис привел караульных. Макс, забирай леди Кэтрин. Я прослежу, чтобы твоими ублюдками занялись полицейские судьи с Куин-сквер. Твое заявление может подождать до завтра.

Кэтрин горячо его поблагодарила за найденное ожерелье, после чего де Роуэн мягко, но непреклонно увел ее с места происшествия. Довольно долго Кэтрин шла рядом с ним, не произнося ни слова. Наконец она немного успокоилась и обрела способность говорить.

– Макс, а что будет с напавшими на нас людьми? Ну, после того как вы отдадите заявление и их будут судить? Что с ними будет?

– Их повесят, Кэтрин, – помолчав, коротко ответил он.

– Ой! – Кэтрин невольно зажмурилась. – Так ... сурово?

– После сегодняшнего разбоя такое наказание – самое милосердное для них, – мрачно ответил де Роуэн.

– Но что бы они там ни собирались сделать, вы же их остановили. И с нами ничего плохого не случилось.

Де Роуэн тяжело вздохнул в темноте, и она почувствовала, что он полон сомнений и готов с ней согласиться.

– Если бы они напали на кого угодно, кроме вас, Кэтрин, я, возможно, настоял бы на высылке, – негромко признал он. – В Англии сплошь и рядом можно вздернуть человека на виселицу ни за что. Вот почему Пиль так хочет реформировать уголовное право.

Кэтрин вспомнила, что пересмотр уголовного права тоже входил в круг обязанностей де Роуэна в министерстве внутренних дел.

– Тогда не будет ли более честным выслать их? Чтобы они получили наказание за свои преступления, но и еще один шанс изменить себя к лучшему?

Перед тем как ответить, де 'Роуэн долго молчал.

– Если вы, Кэтрин, этого хотите, – наконец заговорил он, – я прослежу, чтобы их оставили в живых.

Удивительно, но, несмотря на только что пережитый ужас, она действительно больше всего хотела их помиловать.

– Спасибо, – сказала она. – И спасибо за то, что спасли меня. Вы очень смелый.

– Или очень глупый, – покачав головой, возразил он. – Нужно было нанять карету, вот и все.

32
{"b":"13225","o":1}