ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скажи, Изабель, он же хороший человек?

– Один из лучших, дорогая. Так утверждает Делакорт, который считает его своим большим другом, – согласилась Изабель. – А Уолрейвен – его политический покровитель. И все же, милочка, не нужно забывать, что его происхождение ...

– Да к черту его происхождение! – нетерпеливо перебила ее Кэтрин. – В самом деле, Изабель! Ты сейчас вещаешь прямо как он! При том, что и речи нет, чтобы ...

– ... выходить за него замуж? – договорила за нее Изабель.

Мужчина, разглядывающий драгоценности в витрине, вдруг повернулся и бросил взгляд на обеих женщин. Тут же лицо у него просияло.

– Любезная леди Кертон! – воскликнул он, стремительно направляясь в их сторону. Остановившись в паре шагов от них, он отвесил глубокий и изысканный поклон. – Я вас и не заметил. А это ваша племянница? Я с ней еще не знаком.

Не без колебаний, но Изабель представила их друг другу.

– Приятно познакомиться, мистер Вост, – вежливо проговорила Кэтрин, – очень рада.

Руперт Вост одарил ее поразительно красивой улыбкой.

– Я не менее рад, леди Кэтрин. Признаюсь, я отчаянно хотел, чтобы меня представили вам на балу у Уолрейвенов. Увидел вас в другом конце зала ...

Изабель громко прокашлялась.

– Как поживает ваша невеста, мистер Вост? Должна сказать, что ваша помолвка застала всех нас врасплох.

– У Амелии все прекрасно, спасибо, – радостная улыбка Воста как-то сразу превратилась в грустную. – Я же прекрасно понимаю, мэм, что даже недостоин целовать ей ноги. Она оказала мне огромную честь. Я обязан делать все, чтобы радовать ее, и поэтому мне так хотелось быть представленным леди Кэтрин.

– При чем здесь я? – невольно удивилась Кэтрин.

Вост вновь обратил на нее свою неотразимую улыбку.

– Отборный жемчуг, который я видел на вас в тот вечер, миледи, – объяснил он. – Изумительное ожерелье! Хотя, честно говоря, оно мало что могло добавить к вашему чарующему облику. Так вот, я подыскиваю как раз такую вещицу для Амелии. Так сказать, свадебный подарок. – Он неопределенно повел рукой в сторону витрины ювелира. – Признаюсь, я кажусь себе дурак дураком, потому что понятия не имею, что сейчас самое модное.

– В самом деле? – насмешливо спросила Изабель. – Готова спорить на что угодно, что вы в свое время накупили достаточно блестящих побрякушек, сударь.

Со смеющимися глазами Вост схватил ее руку и с показным пылом прижался губами к ее перчатке.

– Мэм, вы ранили меня прямо в сердце! – воскликнул он, выпрямляясь и подмигивая. – И по справедливости, должен признать, по справедливости. Но понимаете, купить подарок будущей жене – совсем другое дело, чем по купать побрякушку для ...

– Мы все прекрасно поняли! – прервала его Изабель, не в силах больше сдерживать улыбку. – А теперь мы вас покидаем, мошенник вы этакий!

Вост состроил жалостливое лицо.

– И вы мне не поможете купить подарок, леди Кертон? – страдающим голосом спросил он. – Может быть, вы, леди Кэтрин? Да, да! Я ясно вижу в ваших глазах симпатию ко мне! Вы позволите позднее обратиться к вам за советом?

Изабель подхватила Кэтрин под руку.

– Лучше обратитесь за советом к своей невесте, негодник! – отпарировала она и, помахав на прощание рукой, решительно двинулась дальше.

Оглянувшись, Кэтрин увидела, как Вост снова ей подмигнул.

«Нуждаюсь в помощи!» – безмолвно прокричал он, выразительно двигая губами, чтобы были понятны слова. Изабель довольно бесцеремонно дернула ее за руку, и Кэтрин, наконец, отвернулась.

– Бог ты мой! – воскликнула она. – Кто он такой?

Изабель тянула ее за собой все дальше по пассажу.

– Повеса, который никогда и ни в чем не кается, – фыркнула она в ответ. – Смотри не купись на его чары, милочка, каким бы соловьем он ни заливался. Такие если и женятся, то только на больших деньгах, что наш знакомый, собственно говоря, сейчас и делает. До него никто и не думал зариться на занудную и вечно всем недовольную Амелию Лейн.

– Изабель, ты себя ведешь так, будто я сущее дитя, – проворчала Кэтрин. – Меня что, разве не воспитывал худший повеса из всех живущих в христианском мире? Впрочем, Вост может и подождать. Вы вроде бы намеревались бить у меня над головой во все колокола по поводу мистера де Роуэна?

– О да, конечно! Спасибо! Что бы я без твоей наблюдательности делала!

Сердитый взгляд Кэтрин ни в малейшей степени не предотвратил последующие слова тетушки.

– Просто остерегайся, моя дорогая, – ласково добавила Изабель. – Даже самый невинный роман с де Роуэном может положить конец всем надеждам выйти замуж за титулованного дворянина.

Кэтрин чуть пакет из рук не выронила.

– Титулованного дворянина?! – не веря своим ушам, переспросила она. – Господи, да зачем мне какой-то там титул? Я уже начинаю сомневаться; а так ли мне нужен новый муж?

– Прекрасно, – коротко кивнула Изабель. – В таком случае, если сердце твое кому-то отдано, тогда позаботься о том, что ты будешь делать дальше. Де Роуэн отнюдь не производит впечатления человека, который готов кому-нибудь вручить свое сердце. Если ты немного помолчишь и дашь мне договорить, тогда я закончу свою столь возмутившую тебя мысль о его происхождении. Я имела в виду лишь то, как мало мы про него знаем. Строго говоря, он не англичанин, воспитывался·за границей, и вполне может статься, что он папист. Или холостяк, давший обет безбрачия. Или, упаси Господи, вообще женат.

Из всего сказанного Кэтрин услышала лишь одно слово – женат – и в ужасе широко раскрыла глаза.

– Нет, что ты! Он мне сам сказал.

– Вот как? – хитровато усмехнулась Изабель. – Да, дорогая, но он все равно остается загадкой. Несмотря на свою прежнюю профессию, он кажется весьма утонченным ...

– Понятно! А у меня солома все еще прилипла к туфлям, так, что ли? – недовольно поинтересовалась Кэтрин. – Возможно, я рядом с ним и теряюсь немного, но несомненно то, что он мне интересен.

И она молча прижала аккуратно упакованное кашне к груди.

Изабель замедлила шаги и остановилась около сделанной из кованого железа скамейки.

– Господи, дай мне силы! – вздохнула она и усадила Кэтрин рядом с собой. – Значит, все-таки он. Признаюсь, я даже немного тебе завидую. Но береги сердце свое от него, милочка, помни, что я тебе сказала.

Кэтрин помолчала, раздумывая над предостережением тетушки. Был ли Максимилиан де Роуэн из тех мужчин, кто разбивает женские сердца? Вполне возможно; Впрочем, Кэтрин чем дальше, тем сильнее сомневалась, что такая репутация де Роуэна ее беспокоит. И как объяснить Изабель свою беспечность в отношении де Роуэна? Какими словами описать ту кошмарную пустоту, которая приносит с собой отчаянное желание вновь и вновь переживать уже один раз пережитое? И отчего Максимилиан де Роуэн со своим мрачным до угрюмости лицом и темными глазами ангела-мстителя заставляет ее вновь принимать близко к сердцу жизнь и безоглядно вожделеть страсти? Впрочем, никому, даже этому темноглазому ангелу, не дано до бесконечности удерживать взаперти ее призраков. Кэтрин уже узнала, что у нее не получится ни вырваться от них, ни забыть про их существование. Избавиться от них она сможет, только если их победит.

– Возможно, я похоронила свое сердце вместе с Уиллом, – ровным голосом ответила наконец она.

– В самом деле? – хмыкнула Изабель и бросила на нее какой-то непонятный взгляд.

В словах тетушки слышалось нескрываемое сомнение. И Кэтрин в первый раз призналась себе, что в глубине души она уверена как раз в обратном. Несмотря на все ее переживания от утраты, сердце ее не разбилось, осталось живым и чем дальше, тем сильнее желало освобождения.

Понимание своего состояния души потрясло Кэтрин. Она поудобнее устроилась на скамейке, откинулась на жесткую спинку и расправила затекшие плечи.

– Все будет хорошо, Изабель, – сказала она спокойно, – мое сердце сможет справиться с Максом де Роуэном.

– Прекрасно, – хмуро ответила Изабель. – Только·вот светские приличия требуют, чтобы в амурных делах соблюдалась осмотрительность, чтобы громогласно не выставлялась страсть и не являлись на званые вечера с безумно влюбленным видом. А что со слугами ухо держать востро и рот на замке, тут уж и говорить не приходится.

39
{"b":"13225","o":1}