ЛитМир - Электронная Библиотека

Экипаж подкатил к тротуару, и Кэтрин нерешительно посмотрела на большой, заурядного вида дом. На пороге сидел маленький мальчишка и строгал ржавым перочинным ножом какую-то дощечку. У его ног развалилась громадная черная зверюга. Кэтрин расплатилась с кучером и спустилась из кеба на тротуар. В мгновение ока зверь вскочил на ноги, весь напружинился и уставился на нее горящими глазами. Парнишка тоже поднял на нее подозрительный взгляд. Выглядел он чуть пухлее и чище, чем она помнила, но узнала она его сразу.

– Нейт?

При звуке ее голоса собака расслабилась, потянулась и затрусила по дорожке, дружелюбно виляя хвостом. Мальчишку завоевать оказалось труднее.

– Здравствуйте, мэм, – поздоровался он, не подумав подняться. – Де Роуэн вас приглашал?

Нейт сохранял неприступный вид. Впечатление такое, будто он уже просидел здесь много часов наподобие малыша-часового. Кэтрин стало неуютно, как если ее попросили сказать тайный пароль или ответить на заумный вопрос.

– Если он не занят, то мне хотелось бы с ним увидеться, – ушла она от ответа.

Мальчишка фыркнул.

– Ну ладно, хирург-то уже ушел, – ответил он. – Только вам придется идти мимо этой уродины. Она пустила только лакея старой синьоры, который собаку привел, а всех остальных отшила так, что те свалили поджавши хвосты.

– Хирург? Какой хирург? – Встревоженная Кэтрин присела на корточки и посмотрела на мальчугана. – Что случилось?

Как бы почувствовав ее тревогу, Люцифер принялся ободряюще тыкаться горячим носом ей в лицо. Она ласково потрепала его по голове и легонько оттолкнула от себя, чтобы видеть мальчугана.

– Нейт? – уже требовательно и строго спросила она.

Парнишка метнул на нее оценивающий и настороженный взгляд.

– Не могу сказать, мэм, – поколебавшись, ответил он, – но он точно будет в порядке.

Кэтрин поднялась и покрепче прижала ридикюль к груди.

– Мне нужно обязательно войти, – уверенным тоном произнесла она, охваченная волнением. – Домохозяйка меня не удержит. Или сможет?

– Точно сможет, – покачал головой Нейт и заговорщически ей подмигнул. – Если хотите, то можно перелезть через заднюю стену. Тогда никому не увидать, сколько вы тут пробудете.

Растерявшаяся Кэтрин провела языком по губам.

– Значит, зайти в дом через сад? Через черный ход?

Дерзость немалая, что и говорить, но зато удастся избежать массы всяческих недоразумений, особенно сейчас, когда она вовсе не уверена, что хочет видеться с кем бы то ни было.

Мальчишка встал с порога и отряхнул стружку со штанов. Он понял, что Кэтрин безоговорочно согласилась на его предложение. Он буркнул что-то по-итальянски собаке, которая тут же улеглась перед порогом охранять вход. Затем молча провел Кэтрин вокруг дома в узкий проулок. Примерно посередине стена заметно понижалась, и тут можно наверняка было пройти, чем явно не раз пользовались для, так сказать, входа. И выхода. Нейт на удивление элегантно присел на корточки и похлопал ладонью по своему плечу.

– Становитесь сюда, мэм, – пригласил он, – потом залазьте на·стену обеими ногами и сигайте вниз.

Стараясь не думать о, мягко говоря, странности всего происходящего, Кэтрин проделала все в точности так, как ей сказал Нейт, и, вцепившись обеими руками в юбку, замерла на гребне стены в полной растерянности. Впрочем, ее колебаниям быстро положили конец ладони мальчишки, которые плотно уперлись ей пониже спины и от всей души спихнули ее вниз.

Вскрикнув от испуга, Кэтрин наполовину сползла, наполовину упала в сад. Молотя руками по воздуху и с юбками, раздутыми, как паруса, она благополучно приземлилась на четвереньки прямехонько на клумбу с роскошными пионами. Отчего-то ей вдруг стало неудержимо весело. Здорово!

Кэтрин кое-как поднялась на ноги и вылезла из клумбы на дорожку. Неловко поправив правой рукой съехавший набок капор, она бросила сердитый взгляд наверх на стену и направилась к двустворчатой двери балкона. Она вновь остановилась в нерешительности, но тут же для храбрости закусила нижнюю губу и сильно и громко постучала в оконное стекло.

– Черт бы тебя побрал, стекло разобьешь! – прокричал из глубины комнаты хриплый, исполненный неприкрытого раздражения голос.

Решив, что ей разрешили войти, Кэтрин толкнула створки и просунула голову в комнату. В гостиной никого не было. Молодая женщина вошла, прикрыла за собой створки, освободилась от плаща и ридикюля, бросив их на скамейку, решительно прошла в коридор, дошла до двери спальни и открыла ее. Все в груди у нее сжалось от ужаса.

– Боже мой, Макс, – шепотом вскрикнула она, бросаясь к его кровати, – что с тобой случилось?!

Макс, лежавший на своей постели и подпертый со всех сторон полудюжиной подушек, приоткрыл один глаз.

– Ты! – рявкнул он. – Господи! Что ты здесь делаешь?

Голос его, однако, не казался сердитым. Скривившись, он зашевелился на кровати, пытаясь сесть, и лежавшие на одеяле две немыслимо затертые пухлые тетради соскользнули на пол.

Кэтрин подняла их и положила обратно.

– Лежи спокойно, – потребовала она – Тебе же больно, дурачок.

Макс что-то неразборчиво проворчал и, упершись руками в постель, попытался сесть повыше.

– Наверное, именно твоя отзывчивость меня и привлекает в тебе, Кэтрин, – сухо заметил он. – Твое подкупающее умение выразить симпатию и привязанность. – Он упал обратно на подушки и посмотрел на нее ищущим взглядом. На его лице появилось выражение неприкрытой нежности. – Случаем, твой братец прошлой ночью не пошел за мной следом и не исполнил обещанную месть, а?

Кэтрин холодно посмотрела на него и поднялась на ноги.

– Он не мог сделать подобного ни под каким видом! – горячо воскликнула она. – Бентли не отходил от меня до тех пор, пока ... ну, очень долго. «До тех пор, пока я не перестала рыдать», – договорила она про себя.

Макс поднял руку и выставил ладонь вперед, как бы успокаивая ее.

– Я сразу подумал, что это не он, – признался он и осторожно взял ее за руку, – хотя какое-то время желал, чтобы так оно и оказалось. Всегда как-то немного не по себе, когда не знаешь, кто твои враги.

В голосе его явно слышался упрек в свой собственный адрес, и Кэтрин смягчилась.

– Ну тебе и досталось, не приведи Господи, – сочувственно проговорила она и бережным жестом убрала у него со лба волосы. – Получилось намного хуже, чем ты, как мне казалось, заслуживал. У тебя не может быть сотрясения мозга?

Макс отрывисто рассмеялся.

– Зависит от того, сколько прекрасных женщин склонилось надо мной.

– Так, так. Ты, пожалуй, прав. – Она с тревогой принялась вглядываться в его зрачки.

Он будет жить, решила она, но повезло ему сказочно, что и говорить. Если бы один из ударов угодил на дюйм левее, то глаз ... Кэтрин поспешила отогнать эту мысль прочь.

– Не задумывался, кто это мог быть?

По губам его скользнула какая-то странная усмешка.

– Целый список уже составил, – негромко ответил он. – Все подозреваемые по делу об убийстве Джулии Сэндс.

Кэтрин приподняла брови:

– Хочешь сказать, кто-то занервничал?

Макс досадливо поморщился.

– То, что сделал я, оказалось невероятно глупым промахом, – проворчал он, – само собой, что кто-то и разволновался сверх всякой меры. Я разослал письма чуть ли не каждому из подозреваемых, в которых упомянул про фальшивые драгоценности, в надежде, что убийца не выдержит и вылезет на свет Божий из кустов, в которых он затаился. Весьма действенно, не так ли?

Кэтрин улыбнулась и подтянула ему одеяло чуть выше.

– Ты такой отважный, – прошептала она. – А теперь, сэр, не заключить ли нам перемирие? Я пришла предложить вам свою помощь, а весь вид ваш говорит о том, что вы в ней ой как нуждаетесь.

Макс подозрительно покосился на нее.

– Какое такое перемирие? Черт побери, Кэтрин, тебе вообще здесь не следует находиться.

Кэтрин покусала губы.

– Прошлой ночью мой брат не замышлял нападать на тебя, – спокойно начала она. – Честное слово, в своей злости так далеко он не заходил. Он и убивать никого не собирался. А то, как тебе вчера досталось, только подтверждает мои слова, иного я не вижу.

70
{"b":"13225","o":1}