ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Бедное дитя! – вздохнула Уинни, когда Гас, стоя в холле, помогал матери надеть плащ. – Надеюсь, ей не придется носить очки, но такие частые головные боли свидетельствуют о близорукости.

Тео сбежал по ступеням лестницы, на ходу натягивая пальто.

– У меня тоже болит голова, – с недовольным видом проворчал он. – Может быть, мне тоже можно не ходить?

Уинни, державшая в руке лайковые перчатки, шлепнула его по руке.

– Не говори глупостей, Теодор! – Ее золотистые кудряшки дрожали от возмущения. – Немедленно садись в ландо! Я не позволю тебе отлынивать от своих обязанностей.

Гас и Тео, которые выглядели как наказанные мальчишки, помогли матери спуститься по нескольким ступеням крыльца и, бросив печальный взгляд на Майкла и Фредерику, уехали. Майкл и Фредерика уселись за игровой стол, и Майкл предложил ей выбрать кий. Каким-то чудом Фредерике удалось загнать в лузу первые шесть шаров, и через четверть часа она обыграла Майкла.

В дверях неожиданно появился дворецкий.

– Милорд, приехал мистер Эллоуз. Проводить его в гостиную?

Фредерика чуть не охнула. Майкл упер кий в носок своего ботинка.

– Старина Джонни пожаловал, да? – произнес он, криво усмехнувшись. – Как ты думаешь, что ему нужно? Пришли его сюда, Боултон. Возможно, Фредди обыграет нас в пух и прах обоих.

Дворецкий поклонился и вышел. Фредерика положила свой кий на стол.

– Пусть Джонни доиграет эту партию с тобой, – тихо сказала она. – Мне надо отдать распоряжения кухарке насчет ужина.

Она повернулась было к двери, но Майкл схватил ее за плечо.

– В чем дело, Фредди? – Его светло-голубые глаза пытливо смотрели ей в лицо. – У тебя нет времени для Джонни?

–Нет.

– Неужели ты хочешь дать ему от ворот поворот?

– Прости, мне нужно поговорить с кухаркой.

Но было уже поздно: Джонни подошел к двери. Он снял свое элегантное пальто и передал его Боултону.

– Добрый день, Фредерика, – улыбнулся он, отвешивая небрежный поклон. – Добрый день, Трент. Надеюсь, вы оба чувствуете себя хорошо?

Майкл лишь рассмеялся в ответ и бросил свой кий рядом с кием Фредди.

– Думаю, вполне хорошо, если учесть, что меня только ч го обыграли, – сказал он, взглянув на Фредди. – С вашего позволения, я попрошу принести нам чай. Кстати, я мог бы передать кухарке твои распоряжения.

Фредерика сердито посмотрела на него. Но по правде говоря, Майкл был ни в чем не виноват. Ведь он ничего не знал о предательстве Джонни.

– Я уверена, – натянуто произнесла она, – что мистер Эллоуз приехал, чтобы увидеться с тобой…

– Нет, я приехал не за этим, – прервал ее Джонни. Тут только Фредерика заметила, что он находится в некотором замешательстве. – Я хотел бы, если можно, поговорить с вами, Фредерика.

Это еще что за фокусы? Фредерика перевела взгляде Майкла на Джонни. Но выбора у нее не было, и она согласилась.

Майкл ушел, оставив дверь широко распахнутой, чтобы соблюсти приличия. Фредерика жестом указала на кресло возле камина.

– Присаживайтесь, мистер Эллоуз.

Но Джонни наклонил голову, робко поглядывая на нее.

– Вижу, что вы на меня все еще сердитесь, – тихо произнес он. – Ну что ж, я это заслужил. Но я должен был зайти, Фредди.

– Зачем? – резко спросила она. Он покраснел от смущения.

– Утром мы уезжаем в Лондон, – пробормотал он. – Знаете, папа сдал дом в аренду. И я хотел спросить… увижу ли я вас там?

Фредди положила руку на спинку кресла, в которое так и не сел Джонни, и, вцепившись в его обивку, надеялась, что он не заметит, как дрожат ее пальцы.

– Вполне возможно, почему бы и нет? – абсолютно спокойным тоном проговорила она. – Лондон не так уж велик.

Джонни сделал несколько шагов в ее сторону и, остановившись в нескольких футах, запустил руку в свою тщательно причесанную шевелюру.

– Послушайте, Фредди, я не это имел в виду. Фредерика нарочито подняла брови.

– В таком случае скажите наконец, что вы имеете в виду? Джонни шумно втянул воздух сквозь стиснутые зубы.

– Я имею в виду следующее: если я навещу вас в Страт-Хаусе, примет ли меня лорд Раннок? И примете ли меня вы?

Фредерика страшно смутилась. Не может быть, чтобы он… Нет, это невозможно. Но гордость заставила ее взять себя в руки.

– Не понимаю, почему это для вас имеет значение, мистер Эллоуз, однако…

Он поднял руку и легонько коснулся пальцем ее губ.

– Джонни, – поправил он ее. – Я для тебя по-прежнему Джонни, не так ли, Фредди? Умоляю, скажи, что это так.

Она медленно покачала головой.

– Я не могу больше называть вас Джонни, – прошептала она. – Неужели вы этого не понимаете? Мы больше не можем вести себя друг с другом как приятели. Или… как кто-нибудь еще. Вашей невесте это не понравится, и она будет права.

Джонни что-то пробормотал себе под нос. Фредерике показалось, что она ослышалась.

– Прошу прощения, – встрепенулась она, – повторите, что вы сказали?

Джонни наконец уселся в кресло.

– Яне помолвлен, – напряженно произнес он. На сей раз Фредерика отчетливо услышала его слова. – Моя женитьба на Ханне… ну, в общем, она не состоится. У нас возникли некоторые разногласия.

Фредерика похолодела от ужаса.

– Что вы сказали?

Джонни взглянул ей в глаза и криво усмехнулся.

– Ханна сбежала в Шотландию с дворецким своего отца, – признался он.

Но Фредерика медленно покачала головой.

– Нет, Джонни, – в ужасе прошептала она. – Нет. Этого не может быть. Вы должны были жениться на ней. Ведь вы сами сказали, что у вас нет выбора.

Джонни пожал плечами.

– Ханна сделала свой выбор, – пробурчал он. – Причем выбор чертовски скверный. Теперь она не получит по завещанию ни одного шиллинга, тогда как я все равно унаследую дядюшкину собственность.

– Боже мой, мне просто не верится! – воскликнула Фредерика. – Ваша кузина пожертвовала всем, чтобы выйти замуж по любви? И за это отец лишает ее наследства? Смелая девушка.

– Да уж, что правда, то правда. – Но Фредерика заметила, что говорил он это с весьма довольным видом. – Зато я теперь свободен. И волен поступать, как пожелаю.

– Как пожелаете?

– Мы, Фредерика, начнем с того, на чем остановились. – Он улыбнулся и протянул к ней руку.

Но Фредерика, все еще покачивая головой, на шаг отступила от него. —Нет. Улыбка на лице Джонни угасла.

– Что значит «нет»? – спросил он. – Не упрямься, Фредди. Я поступил так, как должен был поступить. Прошу тебя, не наказывай меня за это.

Фредди медленно опустилась в кресло напротив него.

– Я думаю, вам следует уйти, – проговорила она. – Причем уйти сию же минуту. А впоследствии, если вы, будучи в Лондоне, захотите заехать в Страт-Хаус, мои кузены с удовольствием примут вас.

– А вы? – с надеждой в голосе спросил Джонни.

– Прошу прощения, – сказала она. – На меня не рассчитывайте.

Джонни вскочил на ноги.

– Ей-богу, я ничего не понимаю!

– Боюсь, мистер Эллоуз, что вам придется с этим смириться. – Фредерика с трудом поднялась с кресла, распрямила плечи, грациозно вышла в коридор и стала подниматься по лестнице.

– Но, Фредди, – крикнул ей вслед Джонни, – почему ты это делаешь? Ведь, в сущности, ничего не изменилось!

«Ах, Джонни! – чуть не плача, думала она. – Все изменилось».

Изменилась она сама.

В голове ее царил полный сумбур. Она не знала, смеяться ей или плакать. Джонни Эллоуз был теперь в ее власти – только позови. Но она не могла этого сделать, потому что в приступе гнева и смятения совершила еще более глупый поступок, чем его кузина Ханна, причем совершила его не из-за любви, а назло ему.

На следующей лестничной площадке она замедлила шаг и ухватилась рукой за перила. Часть ее существа была готова поддаться соблазну и все-таки выйти за него за– муж. Ничего лучшего он не заслуживал. Тогда как другая ее часть была в ужасе даже от того, что она могла помыслить об этом. Потому что Джонни ей был больше не нужен. А нужен был кто-то совсем другой. Когда она поняла это, ей стало страшно.

13
{"b":"13226","o":1}