ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Полно вам, Стоддард. – Ратледж махнул рукой. – Неужели я похож на человека, с которым какой-то жалкий карманный воришка захочет связываться?

Стоддард внимательно обвел взглядом циничную физиономию Ратледжа, плащ, висящий на широких плечах, пыль, покрывавшую грубые сапоги, из-за кожаного отворота которых выглядывал кончик спрятанного там ножа. А теперь еще, несмотря на кажущуюся вялость этого добродушного лентяя, в его глазах появилось напряженное выражение.

– Нет, – честно признался Стоддард, – если прикинуть ущерб, который вы можете причинить, с вами, пожалуй, не стоит связываться.

Его клиент громко расхохотался.

– Правильно. Именно поэтому я и нанял вас. Из-за вашей непоколебимой честности.

Стоддард с кислой улыбкой подвинул к себе толстый кожаный гроссбух.

– Теперь перейдем к делу, – сказал он. – У нас есть несколько вопросов, которые требуют вашего внимания.

Ратледж выпрямился на стуле.

– Ну, вот он я, черт побери! Но не превращайте меня, Стоддард, в своего раба!

– Даже не мечтаю об этом, – язвительно пробормотал Стоддард, подвигая к нему какой-то документ. – Это последний документ Ллойда. Изменения невелики, но тем не менее…

– Силы небесные! – Ратледж сердито взглянул на бумаги. – Неужели я должен все это прочесть?

Стоддард, надо отдать ему должное, не стал возмущенно таращить на него глаза.

– Да – если вы рискуете такими большими суммами, особенно если вы желаете продолжать оставаться членом страхового объединения Ллойда. Позвольте мне еще раз предупредить вас, что инвестиции в морское страхование – это рискованное предприятие.

Ратледж лениво потянулся.

– Кто не рискует, тот не пьет шампанского, Стоддард, – заметил он. – Я хочу сказать, что мы, конечно, можем потерять завтра всю прибыль, но ведь до сих пор нам чертовски везло, разве не так?

Старший собеседник скупо улыбнулся.

– Что правда, то правда, – кивнул он. – Итак, если этот вопрос решен, то перейдем к другим делам. Как я и надеялся, Тидуэлл предложил весьма хорошую цену за «Королеву Кашмира», если, конечно, вы все еще намерены ее продать.

– Конечно, продавайте! – воскликнул Бентли и, закинув руки за голову, сплел пальцы на затылке. – Вы ведь знаете, что мне она досталась совершенно случайно, и хотя очень забавно владеть суденышком…

– Кораблем, – теряя терпение, поправил его Стоддард. – Это торговый корабль, Ратледж, а не какой-то там старый ялик.

– Пусть будет так, – пожал плечами Ратледж. – В любом случае пора с ним расстаться. Мне он надоел.

– Морские перевозки не моя область деятельности, – неодобрительно проворчал Стоддард. Он подвинул Ратледжу вторую кипу документов и вручил перо. – А вот размещение капиталовложений – моя профессия.

Ратледж слегка приподнял брови:

– Что вы хотите сказать?

– Я хочу сказать, что намерен реинвестировать вашу выручку и американскую строительную промышленность, – нетерпеливо пояснил Стоддард.

– Вы всегда вкладываете капитал в слишком рискованные предприятия. В Балтиморе и Огайо наблюдается значительный спрос на сталь. И спрос этот неуклонно растет.

– Продолжают строить железные дороги, да? – спросил Ратледж. – Им все еще мало?

– Это в ваших же интересах, – пояснил Стоддард. – Ведь в них вложено двадцать процентов вашего капитала. Если же вы хотите пустить по ветру свои деньги, то распродайте все и возвращайтесь к азартным играм.

Держа в левой руке страницы документа, Ратледж улыбнулся, показав два ряда безупречно белых зубов.

– Я их никогда и не оставлял, Стоддард, – добродушно хмыкнул он. – Уж не думаете ли вы, что добрые феи оставили эти три тысячи фунтов под моей подушкой? А кроме того, если быть честным, то и вся ваша контора есть не что иное, как большая коробка с игральными костями. А наши друзья по ту сторону улицы? – Он указал жестом в направлении Корнхилла. – Ведь они всего лишь букмекеры, не так ли? Хорошо одетые, правда, но у Ллойда…

– Букмекеры? – прошипел Стоддард.. Ратледж улыбнулся еще шире:

– Азартная игра, Стоддард, есть азартная игра. И не имеет значения, где в нее играют и как ее называют. – Затем он стал быстро просматривать страницы документов, как будто даже не читая их.

Но он их читал. Читал каждое слово, и Стоддард это знал. Знал он также и то, что Ратледж и вполовину не такой бесшабашный и беспечный, каким хотел казаться. Однако почему этот человек не стригся, как принято, и не завел себе приличный гардероб, хотя мог себе это позволить, было выше его понимания.

В тишине конторы слышался лишь скрип пера Ратледжа, ставившего свою подпись. Закончив, он откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу, что могло бы просто знаменовать окончание работы, но почему-то выглядело слегка угрожающе.

– Что я еще должен сделать?

Стоддард нажал звонок на своем столе. Вошел клерк, взял бумаги и вышел из комнаты.

– Я работаю на вас, мистер Ратледж, – проворчал Стоддард. – Умоляю, не смотрите на меня, как на свою гувернантку.

– У меня никогда не было гувернантки, Стоддард, – засмеялся Бентли, зевнув. – По крайней мере пока не было. Как выдумаете, сколько может стоить какая-нибудь очень привлекательная гувернантка?

Оставив Стоддарда вздыхать в одиночестве о будущем своего клиента, Бентли отправился на другой конец города в свой клуб на Пэлл-Мэлл, где надеялся найти хоть немного покоя. «Травеллерз» был одним из немногих фешенебельных клубов, в котором можно было по-настоящему расслабиться. Бентли нравился разнородный членский состав клуба – они ведь приняли его в свои ряды!

На ступенях лестницы перед входом он вспомнил о небрежном отношении к своей одежде и, вытащив носовой платок, кое-как почистил им сапоги. Войдя внутрь, он сбросил плащ на руки стоявшего наготове швейцара и прошел в утреннюю гостиную. Народу было немного. Он сел за свободный столик возле окна, подавив желание положить обутые в сапоги ноги на полированную поверхность.

За столиком рядом сидели, болтая за чаем и газетами, несколько одетых по последней моде молодых людей. Среди них был его молодой друг лорд Роберт Роуленд вместе со своим старшим братом маркизом Мерсером. Они вежливо поздоровались друг с другом. Мерсер даже пригласил его присоединиться к ним. Бентли, не настроенный ни с кем общаться, покачал головой. Они пожали плечами и вернулись к прерванному разговору.

Привычки Бентли были известны персоналу, и перед ним сразу же возник официант с чашкой кофе и свежепроглаженным экземпляром «Тайме». Он успел пробежать глазами полдюжины страниц, когда молодые люди поднялись, собираясь уходить.

Проходя мимо Бентли, лорд Роберт наклонился к нему и дружески хлопнул по спине.

– Плохи дела у старины Уэйдена, Неукротимый, не так ли? – весело произнес он. – Скучнейшая, на мой взгляд, обязанность. Да и сезон едва успел начаться.

– Не понял?

– Как? – усмехнулся лорд Роберт. – Разве Уэйден тебе не сказал?

– Сказал мне – что?

– Роб и я видели его вчера у «Лафтона», – объяснил Мерсср. – Он уезжает в Брюгге. Везет туда свое семейство. Там намечается свадьба.

– Гас женится? – фыркнул Бентли. – Никогда не поверю. Роберт покачал головой:

– Да нет же, не Гас! Кузина Уэйдена выходит замуж за какого-то парня с континента.

– За банкира, – вставил Мерсер. – Швейцарца, как говорил граф Трент.

– Нет-нет, за какого-то прусского дворянина, – поправил его брат. – За племянника матери леди Раннок.

Бентли нетерпеливо тряхнул газетой.

– Роб, ты заслоняешь мне свет, – пробурчал он, давая понять, что разговор окончен. – Но если вы, друзья, в конце концов решите, кто сочетается браком, то сообщите мне, чтобы я мог послать невесте в подарок разливательную ложку с монограммой или еще какую-нибудь чепуху.

– Из этого не делают секрета, – мрачно произнес лорд Мерсер. – В том-то все и дело, Ратледж!

Бентли охватило какое-то странное чувство.

– Что? – спросил он, отбрасывая в сторону газету.

19
{"b":"13226","o":1}