ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Спасибо, нет, – отказался Бентли, возвращаясь к действительности. – Кембл у себя?

Бархатные шторы позади конторки неожиданно распахнулись.

– Стоит заговорить о дьяволе – и он тут как тут! – игриво произнес тихий голос.

Надо отдать ему должное, это был эффектный выход.

– Добрый вечер, Кембл, – поклонился Бентли щегольски одетому человеку, стоявшему в обрамлении зеленого бархата штор. – Можно поговорить с тобой с глазу на глаз?

Кембл приподнял одну бровь и постучал кончиком безупречно отполированного ногтя по губе.

– Хотелось бы мне знать, что могло потребоваться известному своим дурным поведением Неукротимому Ратледжу от такого простого лавочника, как я? – сурово спросил он, однако тут же смягчился, улыбнулся и крикнул приказчику: – Жан Клод, поставь чайник на огонь!

Как только они уселись у письменного стола Кембла, Бентли сбивчиво изложил ему суть дела.

– Мне нужна твоя помощь! – заявил он.

– О, в этом у меня нет никаких сомнений, – ответил Кембл. – Что случилось на сей раз, Ратледж? Контрабанда драгоценностей? Торговля оружием? Или мертвое тело в темном переулке?

– Ничего похожего, – пробормотал Бентли, втайне сожалея, что все не так просто.

Кембл склонил набок голову.

– Неужели ты снова связался с торговцами опиума? – осторожно поинтересовался он.

– Побойся Бога, Кем! Я даже не подозревал, что они подсунули мне этот опиум, и ты это знаешь!

– Значит, тебя послал сюда твой зять? – презрительно «фыркнул Кембл. – Поверь, мальчик мой, я не могу больше позволить себе быть замешанным в политических интригах, уголовном сыске и всяких прочих авантюрах Макса. Видишь ли, некоторые мои партнеры по бизнесу начинают нервничать, I когда речь заходит о политике, не говоря уже обо всех этих реформаторах.

– Нет, Макс тут ни при чем. Дело совсем другого рода, – вздохнул Бентли, уставившись на носки своих сапог. – Видишь ли, мне просто нужно присутствовать на балу.

Кембл сложил ладонь чашечкой и театральным жестом приложил ее к уху.

– Я не ослышался?

– Бал, – повторил Бентли по слогам. – Мне необходимо пойти на бал, Кембл. А у меня нет камердинера. Но ты… ты знаешь все. Поэтому я хочу, чтобы ты… так сказать, экипировал меня. Приодел во что-нибудь элегантное.

Услышав это, Кембл откинул голову назад и рассмеялся.

– Боже мой, в этом наверняка замешана женщина! – воскликнул он, поднимаясь с места. Затем он взмахнул руками, словно дирижируя хором. – Ну что ж, за дело! Я в долгу перед стариком Максом, золушка. Так что давай-ка посмотрим, с каким материалом придется работать. «Жиро и Шено» с Сейвил-роу обошьют тебя в мгновение ока, но сначала придется снять необходимые мерки.

Чувствуя себя большим неуклюжим быком рядом с субтильной фигурой Кембла, Бентли наблюдал, как этот человек ловко снует вокруг него, производя инвентаризационную опись.

– Боже мой, ну ты и высокий! – бормотал он. —г Чем это, интересно, кормят мальчиков в Глостершире? А покрой твоего плаща – настоящий кошмар! Сними его сейчас же! Жан-Клод использует его для полировки серебра. Не надо бросать на меня такие свирепые взгляды. Лучше сними и жилет тоже.

Бентли вздохнул и подчинился приказанию, потому что был в отчаянии.

– Пока мы этим занимаемся, я заставлю Мориса смастерить тебе на скорую руку что-нибудь для повседневной носки, – бормотал Кембл, шаря в ящике стола в поисках коробки с портновскими булавками. – Нельзя вечно рассчитывать только на свою привлекательную внешность, Ратледж. В конце концов каждому приходится одеваться.

«Или раздеваться», – раздраженно подумал Бентли. К тому времени как, раздвинув портьеры, появился высокомерный Жан-Клод, Бентли был раздет до нижнего белья.

– Ух ты, какой чудесный зад, – с одобрением пробормотал по-французски приказчик, ставя на стол поднос с чаем.

– Даже не думай об этом, – предупредил Кембл с набитым булавками ртом. – Этот парень лишь разобьет твое сердце.

Бентли подозрительно прищурил глаза.

– Что он сказал?

– Он сказал, что тебе подойдет синий цвет, – ответил Кембл, выплевывая последнюю булавку. Жан-Клод улыбнулся и принялся разливать чай. – Твое тело под этой бесформенной массой ткани находится в прекрасном состоянии, – продолжал Кембл, вставая и отступая на шаг, чтобы окинуть взглядом результаты своей работы – тщательно подогнанную по фигуре сорочку Бентли. – Пожалуй, если убрать немного здесь и вот здесь, то эта тряпка, которую ты носишь, может послужить Морису в качестве выкройки.

– Ты хочешь сказать, что он ее разрежет? – Это была любимая сорочка Бентли, воротник и локти которой с возрастом сильно поистерлись.

– Ну, конечно, порежет на мелкие кусочки, – заявил Кембл, изображая пальцами ножницы, стригущие ткань. – Кстати, я тоже думаю, что синий – это твой цвет.

Бентли пожал плечами:

– Мне нравится синий.

– Это не имеет значения, – отмахнулся Кембл, улыбнувшись ему так, будто он и впрямь был деревенским дурачком. – Ты отдал себя в мои руки. Так что скажи лучше, мистер Ратледж, когда должно произойти это чудо перевоплощения?

– Я не помню точно, – произнес Бентли. – Приглашение пришло несколько недель назад, и я его куда-то забросил. Но мне кажется, что бал назначен на эту пятницу.

– Пятницу? – переспросил Кембл. – Но я всего лишь бывший камердинер, а не Господь всемогущий! А ведь даже ему потребовалось шесть дней, чтобы сотворить мир.

– Ну что ж, у вас с Морисом два дня, – заявил Бентли. – Ц вам не надо делать из меня совершенство, Достаточно, если Я буду всего лишь презентабельным. Это бал по случаю выезда в свет дочери Раннока Зои.

– Дочери Раннока? – в ужасе воскликнул Кембл. – О Боже, ты, наверное, совсем сошел с ума!

Глава 7,

в которой мисс Армстронг высказывает свое мнение и еще многое сверх того

Утром того дня, когда должен был состояться бал Зои, мадам Жермен и ее белошвейка были приглашены в Страт, чтобы лично присутствовать на последней примерке нарядов. Фредерика вместе со всеми явилась в гостиную Эви. Однако не успел отгреметь первый залп слухов и сплетен, как она почувствовала очередной приступ утренней тошноты – пятый за последние пять дней.

Она бросилась за ширму, и ее вырвало тем, что было съедено за завтраком. Но она успела заметить проницательный взгляд мадам. Было совершенно ясно, кому будет посвящена в следующий раз пикантная болтовня Жермен. Но это не будет иметь большого значения, потому что все равно ее скоро сошлют во Фландрию.

Мало-помалу тошнота прошла. Примерка закончилась, и портниха вместе с белошвейкой и со всеми их подозрениями были отправлены в Лондон. Уинни выставила из комнаты Зою, возмущенную скромным белым цветом своего платья.

– Я хочу ярко-красное, как у Фредди, – требовала она. – Ненавижу этот глупый белый цвет! Никто меня в нем не заметит!

– Красный цвет не для дебютанток, Зоя, – сердито объяснила Уинни, выходя вместе с ней в коридор. – Джентльмены сочтут тебя слишком бойкой. Почему ты не можешь нести себя, как Фредди? Она в прошлом году носила только пастельные тона и выглядела такой прелестно невинной…

Зоя прервала ее взрывом смеха. Уинни покраснела. Она с ужасом посмотрела в сторону Фредерики и торопливо закрыла за собой дверь. Фредерика расплакалась и бросилась ничком на обитую парчой софу Эви.

Эви присела рядом с ней и пригладила ее волосы, упавшие на лоб.

– Ну, полно, Фредди, – тихо заговорила она. – Уинни хотела лишь похвалить тебя за здравомыслие.

– Не понимаю, зачем она эго делает! Всем понятно, что здравого смысла у меня нет ни на грош!

Эви широко раскрыла объятия. Всхлипывая, Фредди бросилась в них.

– Ты просто измучилась, моя девочка, – пробормотала Эви, погрузившись лицом в волосы Фредди. – И тошнота, и слезы – это все из-за ребеночка. Поверь мне, пройдет еще около месяца, и ты будешь в полном порядке.

Но Фредерика знала, что в полном порядке она больше никогда не будет. Она приложила руку к животу, который был пока таким же плоским, как всегда. Она была рада, очень рада тому, что у нее будет ребенок. И все же она знала, что очень нелегко растить ребенка без отца. Она мечтала, чтобы жизнь у ее детей сложилась лучше, чем у нее, и была более безопасной.

21
{"b":"13226","o":1}