ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты великолепно вальсируешь, Ратледж. – Зоя лукаво усмехнулась. – И одет так элегантно. Еще десяток-другой лет – и тебя, возможно, даже примут в «Атеней».

Ее добродушный сарказм не прошел незамеченным. В клуб «Атеней» принимали только людей солидных и образованных.

– Полно вам, Зоя. У меня все-таки есть кое-какие привлекательные качества.

Зоя откинула голову и рассмеялась.

– Тетушка говорит, что ты безнравственный распутник, который требует шлифовки, – призналась она. – Но сегодня ты выглядишь вполне цивилизованным человеком. Правда, мне больше нравится, когда на тебе сапоги и длинный плащ. В них ты кажешься чуточку загадочным. А леди, как ты знаешь, предпочитают в мужчинах загадочность.

Он чуть приподнял одну бровь.

– Я не знал этого, Зоя, – пробормотал он. – Может быть, мне стоит потратиться на приобретение повязки на глаз и ятагана? Наверное, я смог бы даже научиться держать нож в зубах. Надо же соответствовать образу.

Зоя начала хихикать совсем не подобающим леди образом.

– Ты всегда умел рассмешить меня, Ратледж, – проговорила она. – Но должна признаться, что твое появление здесь меня очень удивило.

– Не сомневаюсь, – сухо ответил он. – Обычно я не принимаю официальные приглашения вашей семьи. Но сегодня я не мог устоять.

– Вот как? – Зоя задумчиво сдвинула брови. – Наверное, приглашения были отправлены несколько недель назад.

– Именно так, – согласился он. – А что случилось? Может быть, я неожиданно стал нежеланным гостем?

Зоя побледнела.

– Нет, это не совсем так, – пробормотала она. – По крайней мере с моей стороны ничего не изменилось.

От него не укрылась какая-то недосказанность в ее словах. Но Зоя, явно нервничая, продолжала говорить:

– К тому же это мой бал, не так ли? И я рада, что ты пришел. До твоего прихода вечер был абсолютно заурядным, но я почему-то уверена, что ты найдешь способ его оживить.

– Мисс Армстронг, ваши намеки меня шокируют, – произнес он с притворной серьезностью. – Я намерен быть образцом пристойного поведения Правда? – Зоя кокетливо взглянула на него из-под ресниц. – Почему-то мне не вполне в это верится.

– Не понимаю почему. Может, есть какая-то причина, о которой я не подозреваю?

Зоя задумчиво закусила губу, ни разу не сбившись с такта.

– По-моему, – решилась наконец она, – соблюдению правил приличия придают слишком большое значение. Иногда человек должен брать инициативу в свои руки, забыв о моральных устоях общества.

– Не знаю почему, но мне начинает казаться, Зоя, что вы тоже умны не по возрасту.

На губах Зои появилась озорная улыбка, и некоторое время они танцевали молча.

– Ты уже видел сегодня Фредди, Ратледж? – спросила Зоя, словно бы для того, чтобы сменить тему разговора.

Бентли почувствовал, как его губы сложились в горестную улыбку.

– Не видел, – признался он. – Но очень хотел бы увидеть.

– Я так и думала, – кивнула Зоя. – Но Фредди почти не спускается вниз. У нее в последнее время часто кружится голова, что весьма удивительно, не так ли? Тем не менее она выглядит великолепно в жемчужном ожерелье своей мамы и своем любимом красном платье. Правда, мадам Жермен пришлось немного выпустить швы на лифе.

– Вот как? – Бентли почувствовал, как вспыхнуло его лицо.

А Зоя продолжала болтать:

– По-моему, страшно несправедливо, что я остаюсь худой как вешалка, да еще в этом дурацком белом кружеве, тогда как у Фредди фигурка приятно округляется! Но ей все равно пришлось подняться наверх, чтобы спрятаться от этого ужасного Джонни Эллоуза. Он теперь ушел, но до этого успел всем надоесть.

– Вот как? – произнес Бентли.

Зоя, ничего не подозревая, кивнула головой.

– Спальня Фредди на третьем этаже, но она незаметно поднялась по лестнице на галерею и, наверное, вернется тем же путем, – как бы между прочим заметила она. – В стене под аркой, над которой расположился оркестр, имеется дверь на лестницу, ведущую на галерею. Как видишь, все этажи взаимосвязаны. Классическая архитектура весьма интересна, правда?

– Мне она начинает казаться просто удивительной, – пробормотал Бентли.

В это мгновение музыка смолкла, и Бентли проводил Зою через весь бальный зал на ее место. Леди Бланд к тому времени растворилась в толпе танцующих, и ледяной взгляд миссис Уэйден взял под прицел Бентли. Еще хуже было то, что в отдалении Бентли разглядел Раннока, который пробирался сквозь толпу – злой, как тысяча чертей. Но почему он злится? Потому что Бентли танцевал с его дочерью? Едва ли. Может быть, Фредди призналась? Нет. Если бы дело обстояло так, то они уже давно постучали бы в его дверь.

Но Бентли был не из тех, кого легко запугать. Он поклонился и поднес ручку Зои к своим губам.

– Мисс Армстронг, – тихо шепнул он, – я с нетерпением буду ждать новой встречи с вами. Ваш рассказ о классической архитектуре меня вдохновил.

Когда Бентли направился к выходу, с ним весело поздоровались несколько джентльменов, в том числе и Роберт Роуленд. Были и такие, кто удивленно таращил на него глаза, что, несомненно, объяснялось тем, что он крайне редко появляется в избранном обществе, а некоторые вообще имели наглость перешептываться за его спиной. Но Бентли в грош не ставил мнение других, даже мнение Раннока. К тому же у некоторых джентльменов Бентли выиграл по небольшому состоянию и, вполне возможно, остальных в самое ближайшее время ждала та же участь.

Ему пришлась по душе остроумная идея покинуть дом, а потом вернуться в бальный зал возле лестницы "на галерею. Никем не замеченный, он проскользнул в дверь, указанную Зоей, взбежал вверх на второй этаж и оказался на балконе, обрамлявшем большой зал.

Галерея была не освещена, а это означало, что она закрыта для гостей. Люстра с тысячей горящих свечей располагалась ниже, а сюда отбрасывала лишь призрачные мерцающие тени. Заглянув вниз через балюстраду, Бентли увидел, что находится над оркестром, где скрипачи синхронно водят смычками по струнам. Еще ниже, в бальном зале, танцующие, разодетые во все цвета радуги, старательно выделывали па контрданса. Бентли, скрытый во мраке, мог наблюдать за ними, оставаясь невидимым.

Как ни странно, ему это даже понравилось. Он всегда чувствовал себя уютнее не в центре жизни общества, а на ее туманной обочине. Отойдя от балюстрады, он пошел вдоль галереи и наконец обнаружил коридор, ведущий на главную лестницу. И тут он, сделав пару шагов в сторону, спрятался за мраморной колонной и стал ждать. Он подозревал, что Зоя Армстронг не просто болтала обо всем, что придет в голову, а хотела намекнуть ему о чем-то. Он лишь надеялся, что правильно понял ее намек.

Очевидно, он все-таки понял Зою правильно, потому что несколько минут спустя заметил, как на лестнице мелькнуло красное платье и повернуло в полутемный коридор. Бентли хотел было выйти из-за мраморной колонны, но в последнее мгновение замер на месте, услышав напряженный шепот Фредерики.

Ей отвечал мужской голос.

– Но как ты можешь так поступить со мной, Фредди? – жалобно произнес мужчина. – Я все организовал! Даже папа в конце концов согласился!

Бентли услышал их шаги – они спускались по лестнице.

– Убери свою руку с моего локтя, – прошипела Фредерика. – Жизнь не такая простая штука, Джонни, как тебе кажется.

Шаги остановились буквально в нескольких дюймах от Бентли.

– Я понимаю, ты сейчас сердишься, но клянусь, что заставлю тебя забыть об этом, – горячо прошептал Джонни. – Клянусь. Только позволь мне…

Бентли услышал тихий сдавленный звук.

– Да как ты смеешь! – возмутилась Фредерика.

Бентли, почувствовав, как напрягся каждый мускул его тела, выскочил из укрытия. Схватив Джонни Эллоуза за шиворот, он приподнял его в воздухе и так тряхнул, что у того лязгнули зубы. Отбросив в сторону свою жертву, Бентли взглянул на Фредерику. Даже в полутьме он заметил, что ее глаза встревоженно округлились.

– Привет, Фредди, – тихо проговорил он. – Будь осторожна в темноте, любовь моя. Помни, что тут можно столкнуться с кем угодно.

23
{"b":"13226","o":1}