ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Жди здесь, – бросил он через плечо. – Мне нужно поговорить со своей женой.

* * *

В конце концов Амхерст одержал верх над лордом Ранноком, и жена лорда Раннока поддержала мудрые доводы Амхерста. Однако – и леди Раннок особенно настойчиво подчеркнула это – решающее слово в вопросе о браке должно принадлежать Фредерике. Они уже пообещали ей один вариант решения и теперь не могли просто так взять свои слова назад.

Поэтому маркиз снова встретился со «знакомым дьяволом» и, взяв себя в руки, поведал Ратледжу о чувствах Фредерики. Потом Раннок и его жена, отыскав Фредди в музыкальной комнате, сообщили ей об изменении своего решения. Молодая леди этому не обрадовалась. Тем не менее полчаса спустя Бентли указали жестом в направлении музыкальной комнаты, и викарий, чтобы приободрить, пихнул его в спину.

Когда он вошел в комнату, Фредди сидела за фортепьяно, подбирая одним пальцем какую-то грустную мелодию. Она была не похожа на женщину, которая ждет ребенка. Она выглядела, как… как Фредди, с ее чернильно-черными волосами, собранными в элегантный пучок. И с ее бровями. С этими завораживающе прекрасными бровями. Она приподняла брови и встала с табурета – олицетворение нежной экзотической красоты.

– Доброе утро, Фредерика. – Он произнес это спокойным, уверенным тоном. Пока все шло хорошо.

Фредди проявила нервозность, торопливо присев в реверансе.

– Спасибо, что пришел, Ратледж, – сухо проговорила она. – Боюсь, что Эллиот не смог четко объяснить тебе мою точку зрения.

Ага, значит, она намерена начисто отрицать все.

– Твою точку зрения? – переспросил он, склонив голову к плечу.

Она быстро пересекла комнату и подошла к нему.

– Очень мило, что ты сделал мне предложение, но, уверяю тебя, в этом нет необходимости.

– А я уверяю тебя, что необходимость есть, – возразил он. – Фредди, ведь ты носишь моего ребенка.

Она чуть заметно улыбнулась.

– Это я хорошо знаю, потому что большую часть утра меня… Ах, не будем говорить об этом.

Бентли на мгновение встревожился.

– Фредди, ты плохо себя чувствуешь? – спросил он, беря ее за локоть. – Может быть, послать за доктором?

Она снова улыбнулась той самой горькой улыбкой, которой, ему казалось, он будет теперь всегда бояться.

– Спасибо, но и в этом тоже нет необходимости, – махнула она рукой, снова отходя от него. – Как и в женитьбе на мне. Возможно, тебе этого не понять, но в моей родной стране то, что ребенок рожден вне брака, не считается позорным пятном, и как только проклятая гражданская война закончится…

Что-то в ее тоне вызвало его раздражение.

– Довольно, Фредди, – прервал он ее. – Я уже слышал это от Раннока, так что не начинай все сначала. Ты не бежишь во Фландрию и не возвращаешься в Португалию. И ты не выходишь замуж за какого-то воображаемого жениха, что, как я подозреваю, ты была намерена сделать.

Ее глаза вспыхнули гневом.

– Ишь, раскомандовался! Ты пока что не мой хозяин, Ратледж.

Бентли почувствовал, как в жилах его закипает кровь. Нет, видимо, убедить ее не удастся.

– Возможно, Раннок недостаточно четко изложил мою точку зрения, Фредди, – произнес он, стараясь подавить гнев. – Но твоя страна здесь. И ты носишь моего ребенка. И если ты думаешь, что тебе удастся покинуть Англию с моим ребенком в чреве, то тебя, черт возьми, ждет глубокое разочарование.

Фредди застыла на месте.

– Что я слышу? – тихо промолвила она. – Это угроза? Он видел, как под голубым шелком утреннего платья задрожали от гнева ее плечи.

– Это мой ребенок, Фредерика, – решительно заявил он. – Я намерен заботиться о нем. И не вздумай встать на моем пути.

Карие глаза насмешливо взглянули на него.

– Твой ребенок! Твой путь! – сердито фыркнула она. – Как ты смеешь предполагать, будто я не забочусь о благополучии этого ребенка? Поверь, Ратледж, я очень хорошо знаю, как важно иметь родителей. Чувствовать себя защищенной. Сначала представь себе, каково ребенку без обоих родителей, как это было у меня, а потом уж высказывайся.

Бентли отвел от нее взгляд и уставился куда-то в глубину музыкальной комнаты. О да, она это знала. Наверное, гораздо лучше, чем он. Фредерика осталась сиротой. А Бентли по своей небрежности оставил сиротой своего первого ребенка – дочь его и Мэри. Из-за его легкомыслия Бриджет умерла. Но с этим ребенком все будет по-другому. Об этом ребенке он знал. Он не совершит дважды тот же грех. Но как потенциального мужа Фредерика, по-видимому, считала его полным ничтожеством. И он не мог бы утверждать, что она была не права.

Он подошел к окну и, сложив за спиной руки, уставился в бесцветный туман. Потом вернулся к Фредерике. Она, нахохлившись, снова сидела на крутящемся табурете возле пианино. Бентли опустился на колени у ее ног и взял ее руки в свои.

– Ах, Фредди, – заговорил он, сжимая ее руки, – мы должны сделать так, чтобы наш брак был удачным. У нас есть страстное влечение друг к другу. Наверняка мы сможем создать и более прочную основу. Неужели ты даже не хочешь попытаться? Думаешь, мне это легко?

– Нет, – печально ответила она. – Когда тебе на шею сажают жену, ты едва ли сочтешь это удовольствием. Мужчинам вроде тебя жены не нужны. Уверена, что и ребенок тебе не нужен.

Он наклонился к ней и легонько поцеловал в щеку.

– А девушкам вроде тебя не нужны такие мужья, как я, Фредди, – прошептал он. – Думаешь, я этого не знаю? Но мы с тобой прорвемся. А что касается удовольствия, то получим мы его или не получим от нашего брака, будет зависеть только от нас.

Ее глаза округлились от неожиданного поцелуя.

– Ты, наверное, думаешь, что я тебя заманила в ловушку? – сказала расстроенная Фредерика. – Ох, Бентли, я ведь просто не подумала о последствиях. Я не подумала, что может родиться ребенок!

Бентли поднялся на ноги и положил руку на ее узкое плечико.

– Это моя вина, Фредди, – повинился он. – Нам не следовало… Я хочу сказать, что я не был… готов.

Фредди смутилась.

– Ты думаешь, я была готова?

Бентли не сразу понял, а поняв, улыбнулся и покачал головой.

– Фредди, милая, я не о той готовности говорю. Видишь ли, всякий раз, когда занимаешься… гм-м… этим…

– Этим? – переспросила она.

– Сексом, – с трудом произнес он. – Всякий раз, когда занимаешься этим, рискуешь зачать ребенка.

Она взглянула на него, потом неожиданно прыснула от смеха.

– Силы небесные, Ратледж! Ты, должно быть, с твоим легкомыслием успел стать отцом целой крикетной команды!

Бентли тоже едва удержался от смеха.

– Фредди, это не твое, черт возьми, дело… – Он сразу же остановил себя. Мало того, что он чуть не солгал ей, он еще и выругался. И его дело было теперь также и ее делом. Вернее, будет в самое ближайшее время. – Всего одного ребенка, – произнес он, показывая пальцем на ее пока еще плоский живот. – Это второй. Но даже если бы этого не случилось, для меня было бы делом чести жениться на тебе.

Она вздернула точеный подбородок и встала.

– Значит, для тебя это всего лишь дело джентльменской чести, я правильно поняла?

– Совершенно верно, – попытался улыбнуться он. Приподняв свои экзотические брови, она как-то странно взглянула на него и принялась расхаживать взад-вперед по комнате. Бентли был достаточно опытным картежником, чтобы понимать, когда на руках у игрока плохие карты и он отчаянно ищет выход. Почему бы и ему не поступить так же? Зачем он так упорно карабкается по ступеням на гильотину семейной жизни? Он сказал себе, что, наверное, это из-за Мэри и из-за того, что он сделал с ней. Из-за того, что он не сумел позаботиться об их ребенке. Результат был ужасный, и он не хотел повторить свою ошибку.

Но что, если у него ничего не получится? Тогда он окажется в ловушке. Снова. И на этот раз вместе с ним в ловушке окажется кое-кто еще. Его охватило знакомое чувство паники. У него увлажнились ладони и задрожали руки. Господи, только не здесь. Не сейчас. Ему стало душно, словно из комнаты выкачали весь воздух.

28
{"b":"13226","o":1}