ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не вполне отчетливо представлял он себе другое: как стать другим человеком? Например, главой семьи. Раньше эту обязанность с готовностью – с раздражающей готовностью – брал на себя Кэм. А что теперь? Ведь это уже не будет семья Кэма, не так ли? И, отложив в сторону все мысли о своей уязвленной гордости, о своих безумных противоречивых чувствах к Фредди, о своем неприглядном прошлом, он вдруг задумался о будущем. Он станет женатым мужчиной. Его даже в дрожь бросило. У него появится жена, петом ребенок, и он будет нести ответственность за то, чтобы они были счастливы, пока его не похоронят на погосте возле церкви Святого Михаила. При условии, что она останется с ним.

Вот оно опять, это, казалось бы, пустяковое условие.

– Бентли! – услышал он как будто издалека голос Фредди. – Бентли, с тобой все в порядке?

Он взглянул на нее. Фредди показалась ему бледной и усталой. И очень, очень юной. Он заставил себя улыбнуться и, чтобы успокоить не только ее, но и себя, привлек ее к себе и зарылся лицом в ее волосы. И к его удивлению, ему показалось, что она стоит всех его мучений и жертв.

– Не падай духом, Фредди, – прошептал он. – Мы прорвемся.

– Ладно, – вздохнула Фредди, уткнувшись в его галстук. – Я попытаюсь.

Бентли снова поцеловал ее в макушку.

– Вот и умница, – улыбнулся он. – А теперь давай спустимся вниз и сделаем все, что от нас требуется. Преподобный мистер Амхерст ждет нас.

Она потрясенно взглянула на него.

– Сейчас? – в ужасе вскрикнула она. – Ты совсем с ума сошел, Бентли? Мы не можем сделать это сейчас! Ты не одет! И посмотри на меня! Глаза красные, нос тоже… Послушай, у меня нет даже свадебного платья! И кольца нет, и всяких прочих вещей!

Бентли почувствовал раздражение.

– Фредди, любовь моя, ты беременна! Какие еще тебе нужны украшения?

У Фредди сморщилось лицо, как у маленького Армана, когда его укладывают спать.

«Черт возьми! – подумал Бентли. – Сколько суеты из-за этой женитьбы!»

– Извини меня, Фредди, – смутился он. – Прошу тебя, только не плачь. Я приду завтра.

– Завтра? – шмыгнув носом, уточнила Фредди почти с благодарностью.

– Завтра, – устало подтвердил он. – Но, дорогая, это крайний срок. Если ты не будешь готова, то я накину мешок тебе на голову и увезу в Гретна-Грин.

По настоянию Бентли следующий час он провел в Страт Хаусе, уединившись с Ранноком в его библиотеке за составлением проекта брачного контракта. Как бы неприятно это ни было Бентли, он был твердо намерен соблюсти обещанный Фредди шестимесячный испытательный срок. И он хотел, чтобы это было зафиксировано в письменном виде, желая показать, что он с уважением относится к ее капризам. Но чего он решительно не хотел принимать, так это денег маркиза.

Когда Бентли упомянул о том, что они с Фредди уже оговорили условия возможного раздельного проживания, маркиз слегка приподнял брови. Когда Бентли объяснил предложенные им финансовые условия, маркиз как-то странно хмыкнул. Но когда Бентли стал настаивать на том, чтобы весьма значительное приданое Фредерики перешло к детям, рожденным в этом браке, Раннок поперхнулся кофе.

И Бентли вдруг осознал, что удивление маркиза доставляет ему удовольствие.

Он был одним из тех дерзких картежников, которые мог ли в течение одного месяца и проиграться в пух и прах, и выиграть целое состояние, причем и к тому и к другому он относился весьма равнодушно. Но теперь впервые Бентли очень гордился тем, что в настоящее время его финансовое положение было стабильным. И тут он неожиданно понял, что теперь обязан сохранять его на том же уровне.

С тревожно бьющимся сердцем Бентли покинул Страт-Хаус почти так же поспешно, как и приехал, и прямиком направился на Ломбард-стрит. Он оказался бы на волоске от крайней нищеты, стоило только произойти какому-нибудь кораблекрушению. Он представил себе, как страховые агенты не только раздевают его донага, но и обгладывают его косточки. Нет, как ни приятно пощекотать себе нервы риском, больше он не мог позволить себе такого удовольствия.

Стодцард, слава Богу, еще не успел дать ход их последним договоренностям. Он был несказанно рад швырнуть их в камин и был безумно счастлив, когда ему приказали депонировать весь неразмещенный капитал под разумные и надежные пять процентов. Конечно, приходилось отказаться от непристойно высоких прибылей, но ведь обратной стороной медали было полное разорение. Так растаяла словно дым длившаяся три года интрижка Бентли с самой вероломной из любовниц– «Английским Ллойдом».

Стоддард просто сиял от удовольствия, провожая Бентли до двери.

– Насколько я понимаю, вы осознали ошибочность своих инвестиционных привычек, мистер Ратледж, – произнес он, смахивая едва заметную пылинку с его рукава.

– Вы понимаете правильно, – несколько мрачно согласился Бентли. – От рискованных авантюр я отныне отказываюсь. Еще немного, и я буду страдать подагрой и обматывать горло теплой фланелькой.

Стыдно, конечно, но ничего не поделаешь. Жизнь, которую он вел раньше, должна была вот-вот измениться. Бентли направился в переулок Хангинг-Суорд, несколько обескураженный его символическим названием, если учесть все, что произошло с ним в этот день. Он зашел в маленькую пивную, атмосфера которой была ему особенно по душе, и подкрепился пирогом с угрем и кружкой эля. Почувствовав себя лучше, он неторопливо зашагал в сторону Стрэнда.

Кембл в это время находился одной половиной своего тела в витрине, устроенной в эркерном окне, где он выставлял украшенные эмалью табакерки. Когда его внимание привлек затренькавший над дверью звонок и он поднял взгляд, он глазам своим не поверил.

– Как? Снова ты? – воскликнул он, когда Бентли вошел внутрь. – Только не смотри на меня умильным взглядом нашкодившего щенка, как будто ты только что написал на ковер!

– Гав! – сказал Бентли с самой бессовестной улыбкой. – Но боюсь, что на этот раз дело гораздо серьезнее, чем описанный ковер.

Кем вытаращил глаза:

– Что на сей раз?

– Свадьба.

– Силы небесные! – взмолился Кембл, осторожно вылезая из витрины. – Когда?

– Завтра. – Бентли оперся на дверь, придав физиономии жалобное выражение.

Вздохнув, Кембл закрыл окно и запер его на задвижку.

– Приличная визитка имеется? – спросил он, осторожно обходя стол, на котором стояли старинные каминные часы. – Впрочем, зачем спрашивать? Думаю, что не имеется. Где состоится церемония? Только, ради Бога, не говори, что в церкви Святого Георгия! Это мне будет не по силам.

Церковь? Бентли даже не подумал об этом. Но если Фредерика хочет свадебный торт и кольцо, то она, наверное, захочет и церковь тоже. Пропади все пропадом! Со всем этим не то что за день, но и за неделю не управишься. Потом ему вспомнились нежные дрожащие губки Фредерики – и мысли о каких-то там неудобствах мигом вылетели у него из головы.

– Где? – повторил Кембл, распахивая зеленые шторы, прикрывавшие вход в здание комнаты. – Запомни, Ратледж, что одеваться надо не только для определенного случая, но и для места, где все будет происходить.

Бентли последовал за ним, обходя стороной элегантные часы.

– Я не подумал о церкви, – честно признался он. – Ты полагаешь, что мне следовало подумать?

Кембл в ужасе повернулся словно ужаленный.

– Господи, надеюсь, это не твоя свадьба?

Бентли попытался улыбнуться:

– Пожелай мне счастья, Кем.

Но Кембл лишь прижал ко лбу руку.

– Боже мой, – пробормотал он. – Теперь я понял, что Бентли Ратледж – человек действия! А я-то думал, что он всего лишь обаятельный и беспутный лентяй.

– Да, – вздохнул с легким сожалением Бентли, – люди меняются.

Кембл нырнул за шторы. Бентли последовал за ним к его столу. Схватив перо, Кембл начал строчить записку.

– Молю Бога, чтобы у Мориса сохранились твои мерки. Кстати, регент церковного хора в церкви Святого Мартина в Полях кое-чем мне обязан. Мы сейчас же сходим туда. А цветы? Нам потребуются цветы – думаю, лилии, если их удастся достать. Послушай, Ратледж! Этак ты сделаешь меня кандидатом на причисление к лику святых среди представителей портновского искусства! Разве может человек успеть сделать это за один день?

30
{"b":"13226","o":1}