ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Такое случается, – согласился лорд Трейхорн, откладывая в сторону нож для масла. – Наверняка случается. – Трейхорн, кажется, еще никогда так не наслаждался мучениями другого мужчины.

От двери вдруг послышалось тихое покашливание.

Трейхорн взглянул в ту сторону и увидел свою жену, которая стояла в дверях, скрестив на груди руки и опираясь о притолоку. Она выглядела потрясающе в его любимом домашнем платье аметистового цвета, с роскошными волосами, небрежно собранными в простой пучок. Но ее левая бровь была приподнята, а это означало, что она слышала их разговор. Ах, черт возьми, как неловко получилось.

Но он не сказал этого вслух. Вместо этого он улыбнулся и немедленно поднялся на ноги.

– Доброе утро, дорогая, – улыбнулся он. – Не выпьешь ли кофе?

Бентли тем временем обогнул стол и выдвинул для нее стул.

– Спасибо, с удовольствием, – сказала Хелен, взглянув через плечо на Бентли.

Бентли вернулся на место и снова принял мрачный вид. Кэм поставил перед ней чашку и легонько поцеловал в макушку.

– Ты сегодня рано поднялась, любовь моя.

– Разве можно было спать, когда наверху учинили такой скандал? – пожала она плечами в ответ, хмуро взглянув на своего деверя. – Что произошло, Бентли?

Бентли коротко объяснил ей ситуацию. К его чести, следует сказать, что он не стал ничего приукрашивать.

– Все вышло очень глупо, – признался он, закончив свою историю. – Это была всего лишь случайность.

Хелен как-то странно посмотрела на него.

– Подобные вещи, Бентли, никогда не происходят случайно, – заявила она. – Ты это сделал, и сделал умышленно.

Тебе следует лишь спросить самого себя: почему ты это сделал?

– Почему? Что ты, черт возьми, хочешь этим сказать? – задиристо спросил Бентли. – Я сделал это не для того, чтобы досадить своей жене, если ты это имеешь в виду.

– В самом деле? – спросила Хелен. – Ты в этом уверен? А на мой взгляд, это был умышленный диверсионный акт. Ни один мужчина в здравом уме не станет целовать и лапать служанку, если он не уверен, что в конце концов его жена об этом узнает.

Бентли фыркнул.

– Диверсионный акт, говоришь? Признаться, Хелен, я начинаю думать, что Кэм прав. Ты читаешь слишком много книг по этой самой… психо-как-ее-там… Словом, этих твоих толстых черных книг.

Глаза Хелен грозно сверкнули.

– Возможно, Бентли, ты скорее достиг бы цели, если бы спросил себя, почему ты чувствуешь себя недостойным преданности своей жены. – Трейхорн еще никогда не слышал, чтобы Хелен говорила с его братом таким резким тоном. – Я в течение нескольких дней наблюдаю, с каким обожанием смотрит на тебя Фредерика, однако ты практически совсем не уделяешь ей внимания.

Тут Бентли расхохотался.

– Я своей женой не пренебрегаю. Уж в этом будь уверена, Хелен.

Хелен немного отодвинулась от стола.

– Позволь мне кое-что сказать тебе, Бентли, – заявила она. – В браке требуется нечто большее, чем задирать женщине юбки и ублажать ее на скорую руку два или три раза в день.

– Ублажать на скорую руку? – возмутился Бентли. —Дорогая Хелен, не могу ничего сказать о своем брате, но я, будь уверена, умею кое-что получше, чем ублажать на скорую руку…

Граф вскочил со своего места.

– Довольно, черт возьми! – вскричал он, с отвращением бросая на стол салфетку. – Ты, Бентли, уже давно перестал шокировать меня своими высказываниями, но ты, Хелен… Я потрясен. Мы не будем продолжать обсуждение этого вопроса в такой компании.

– Отлично, – сердито оборвала его жена, отодвигая стул. – В таком случае я уйду, а ты можешь сам объяснить ему это, Кэм. Это скорее твоя обязанность, чем моя, хотя я и не понимаю, почему ты ждал почти три десятка лет, чтобы выполнить ее. И позволь мне пожелать, чтобы твой совет содержал что-нибудь более основательное, чем покупка ей каких-нибудь ювелирных украшений. – С этими словами Хелен круто повернулась, шурша аметистовым шелком, и покинула комнату, оставив двоих мужчин тупо смотреть на ее нетронутую чашку кофе.

В комнате повисла зловещая тишина. Бентли нарушил ее, хлопнув в ладоши.

– Ну, братец, что такое ты должен мне объяснить? Что-нибудь на тему «Как сохранить гармонию в браке?».

Граф откинулся на спинку стула.

– Будь я проклят, если знаю, – признался он. – Могу лишь с уверенностью сказать, что моя жена в ярости, завтрак мне испортили и весь день наверняка пойдет кувырком.

Бентли кивнул.

– В таком случае нам, может быть, лучше взять пароконную двуколку и отправиться в Челтнем? – предложил он. – Откровенно говоря, Кэм, мне кажется, что Хелен будет выглядеть потрясающе в новых сапфировых серьгах – поверь, тебе они потребуются. Особенно если ты склонен ублажать ее на скорую руку.

Сидя в подушках и все еще пытаясь сдержать слезы и ярость, Фредерика вдруг услышала скрип приоткрывающейся двери. Глупое сердце екнуло в надежде, что это возвратился Бентли, чтобы упасть на колени и молить о прощении. Но это был не он. Дело обстояло значительно хуже. Это была та женщина, которую звали Куинни. В руках у нее был поднос с сухим печеньем на тарелочке и чашка горячего чая. Фредерика была настолько ошеломлена, что лишилась дара речи.

Куинни тоже выглядела несколько смущенной.

– Послушайте меня, миссис Ратледж, – начала она, ставя поднос. – Незачем вам распускать нюни.

Фредерика настороженно выпрямилась:

– Распускать нюни?

Куинни кивнула:

– Ну да. Вы беременны, это видно каждому, у кого есть глаза, – заявила она, доставая из кармана фартука маленький пакетики высыпая его содержимое в чай. – А в таком положении девушка становится слезливой и раздражительной. Поэтому я решила приготовить вам бодрящее средство – я кое-чему научилась в свои веселые денечки. Именно это я готовлю обычно специально для миледи. Во время беременности она, бедняжечка, страх как страдает от газов в кишечнике.

Фредерика скомкала в кулаке носовой платок, не желая плакать в присутствии этой женщины.

– Извините, я вас не понимаю, – холодно произнесла она. Служанка избегала смотреть ей в глаза. Взяв чайную ложку, она принялась размешивать чай.

– Я понимаю, что не имею права говорить об этом, мэм, но то, что вы видели сегодня утром в гостиной, – это совсем не то, о чем вы подумали. Мистер Би всего лишь пытался польстить самолюбию старой женщины. – Она пожала плечами и положила на место чайную ложку. – Он, конечно, поступил легкомысленно, но так уж получилось. Такой он человек, мистер Би. Нет, чтобы выбрать место, а потом прыгать, так он прыгает сразу очертя голову.

Сама не зная почему, Фредерика приняла из ее рук чашку с чаем. Правда, в голове промелькнула неотчетливая мысль о том, что служанка, может быть, хочет ее отравить. Жидкость выглядела мутноватой и слегка пузырилась.

– Выпейте! – настаивала Куинни. – Все до дна и залпом. Как ни странно, Фредерика так и сделала. На вкус жидкость была противной, но вполне терпимой.

Куинни взяла у нее пустую чашку.

– Нет, мэм, мистер Би меня не хочет, – с некоторым сожалением проговорила она. – Мы просто играем в такую игру. Уже многие годы. Но он теперь женатый мужчина, и таким глупостям надо положить конец, не так ли? Он это тоже поймет и будет поступать как положено. Во всяком случае, когда он сам хорошенько над этим подумает.

– Да уж, лучше ему как следует подумать, – сурово процедила Фредерика.

Неожиданно физиономия женщины озарилась удивительно милой улыбкой.

– Дайте ему время привыкнуть к тому, что он женат, мэм, – посоветовала Куинни. – Он хороший человек, ваш муж. Лучше, чем хочет казаться. И я подозреваю, что он лучше, чем его считает лорд Трейхорн. А уж вся прислуга его просто обожает.

– Это я, кажется, начинаю понимать, – пробормотала Фредерика. – Но я, правда, не поняла того, что вы сказали насчет его попытки польстить вашему самолюбию.

– Видите ли, было время, когда я зарабатывала себе на жизнь, лежа на спине, – небрежно пояснила она. – До того как мистер Би и милорд взяли меня в Чалкот. Это случилось сразу же после того, как тот злой человек сбежал с маленькой Арианой и миледи.

46
{"b":"13226","o":1}