ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фредди заметила это и больно шлепнула его по бедру.

– Я сказала: прекратить! – рявкнула она. – Боже милосердный, может, вы оба сошли с ума?

Она была в ночной сорочке, заметил Бентли, волосы были распущены по плечам, а на красивых высоких скулах выступил румянец. Бентли судорожно глотнул. Господи, как чертовски красива эта малышка! Если, конечно, не считать гнева в ее глазах.

Кэм с трудом поднялся на ноги.

– Прости, Фредерика, – сказал он, вытирая тыльной стороной ладони рассеченную губу. – Мы не знали, что нас увидит леди.

– Вы считаете, что это вас оправдывает? – выпалила она в ответ. Одна ее рука безжалостной хваткой держала Бентли за запястье, другую она упрямо уперла в бок. – Я шокирована, милорд! Шокирована поведением вас обоих. Взрослые мужчины катаются по полу, словно два десятилетних драчуна!

Бентли покачал головой:

– Фредди, ты не понимаешь…

Круто повернувшись, она взглянула на него.

– Я, естественно, не понимаю! – согласилась она, сверкая темными глазами. – И не смей пытаться найти этому объяснение! Я не знаю, почему вы двое не ладите друг с другом. Но если у тебя есть принципиальные основания для ссоры с твоим братом, Бентли, ты должен вызвать его и урегулировать спор, как положено джентльменам.

– Вызвать его на дуэль? – в ужасе переспросил Бентли. Кэм глуповато взглянул на брата.

– Прошу прощения, Фредерика, между нами возникло маленькое недоразумение. Бентли и я… По правде говоря, мы совсем не хотим убивать друг друга. Не думаю, чтобы дело дошло до этого, не так ли, старина?

Бентли с большим вниманием, чем требовалось, тщательно приводил в порядок свою одежду.

– Нет никакой необходимости стреляться, – согласился он. – Мы просто неправильно поняли друг друга, Фредди. Ну, вспылили. Ну, погорячились. Это ведь ничего не значит.

Фредди вытаращила глаза.

– Ничего не значит?

Кэм подошел к письменному столу и стал собирать гроссбухи.

– Пойду-ка я, пожалуй, спать, – пробормотал он. – Погаси свечи, когда будешь уходить, Бентли.

Глава 14,

в которой миссис Ратледж нащупывает почву под ногами

Казалось, что они бесконечно долго поднимались по лестнице в свою спальню. Бентли тащился позади Фредерики, наблюдая, как соблазнительно покачиваются при ходьбе ее бедра, и с каждым шагом на сердце у него становилось все тяжелее. То, что он сцепился с Кэмом, он считал абсолютно оправданным поступком. Почему же теперь он чувствовал себя таким болваном? И что могло заставить Фредди до сих пор оставаться с ним? Наверное, это просто случайность.

Его худшие опасения подтвердились, как только он следом за Фредди перешагнул порог спальни. Два ящика ее комода были открыты, а на одном из кресел лежала охапка одежды. Больше он не мог ждать. Схватив жену за плечи, он повернул ее к себе.

– Ты уезжаешь от меня?

Услышав его хриплый шепот, Фредерика вздрогнула:

– Что?

– Ты покидаешь меня, Фредди? Если это так, то скажи прямо. Боже мой, я не могу выносить ожидания.

По его тону Фредерика поняла, что он страдает. Взглянув через его плечо, она увидела в свете лампы отражающиеся в трюмо раскрытые ящики комода. Чтобы успокоить нервы, она сегодня сортировала свою одежду, хотя это занятие не принесло желанного умиротворения. Она как раз направлялась на кухню, чтобы выпить стаканчик теплого молока, когда услышала шум борьбы и ругательства, доносившиеся из кабинета милорда.

Не спуская с нее глаз, Бентли снял сюртук и галстук и бросил их на кровать. Она подошла к комоду и закрыла ящики, не решаясь начать разговор. Его взгляд жег ей спину. Неужели он думает, что она и впрямь намерена его покинуть? Нет. Ни за что. Правда, случалось, хотя и очень редко, что ей хотелось убежать отсюда, словно испуганному кролику, к себе домой, к своей семье.

Но нет, она этого не сделает. Она вышла замуж. Пусть даже волна накрывает ее с головой, она должна научиться плавать. И Бентли Ратледж, может, черт возьми, научиться сдерживать свой нрав и общаться с окружающими не только с помощью кулаков или своего пениса. Они еще оба поборются за свой брак. Она повернулась и увидела, что он приближается к ней, окидывая взглядом ее фигуру в ночной сорочке.

– Ты бросаешь меня, Фредди? – хрипло пробормотал он. – Ради Бога, ответь мне просто: «да» или «нет»?

Она покачала головой.

– Я не уезжаю, – произнесла она, заметив, как расслабились его напряженно приподнятые плечи. – Я всего лишь сортировала чулки, чтобы отдать их Джейни в штопку. А чем занимались вы с Кэмом?

– Мы вели себя как пара идиотов, – печально признался он. – Кэм обвинил меня в том, что я пьян, хотя я пьян не был, а просто был в подавленном настроении, мне было жаль себя, я боялся, что ты меня бросишь. Слово за слово – мы повздорили, потом Кэм ударил меня. Или я его ударил. Черт возьми, я даже не помню. Такое с нами время от времени случается.

– Где ты был целый день? – очень спокойным тоном спросила она.

Он на мгновение закрыл глаза. Сквозь распахнутый ворот его рубашки она видела, как на его горле учащенно бьется жилка.

Сегодня утром, спустившись по совету Куинни в столовую, она обнаружила, что ее муж уже полчаса как отбыл верхом, причем никто не знал, куда он уехал.

– Возможно, в Челтнем, – предположил лорд Трейхорн. – Он скоро вернется.

Он, конечно, вернулся. Но не скоро. И выглядел он не наилучшим образом: небритый и в помятой несвежей одежде. От него несло табачным дымом и бренди, черты лица его заострились. И все же он был дома. Цел и невредим. Она вздохнула облегченно.

– Где ты был, Бентли? – спросила она более мягким тоном.

Он запустил руку в волосы.

– Даже и не помню толком, – пробормотал он. – Ездил в Уитингтон, потом в Бельвью. Потом спустился в деревню и заехал в «Розу и корону».

– Ты выглядишь усталым.

– А ты выглядишь красивой, – тихо проговорил он, все еще не смея посмотреть ей в глаза. – И я не могу понять, почему ты все еще здесь. Знаешь, я ведь думал, что ты уедешь. Я думал, что вот вернусь домой, а эта комната пуста.

Похоже, ей придется удовольствоваться этим подобием извинения или объяснения. Ну что ж, пока сойдет и так. Она протянула руку и провела пальцами по щетине на его щеке.

– Мы обещали друг другу прожить вместе шесть месяцев, – напомнила она ему твердым голосом. – Шесть месяцев, чтобы научиться жить вместе, если сможем. Это мы и делаем, я надеюсь. Учимся… как жить дальше.

Это был скорее вопрос, чем утверждение, но Бентли не ответил. Вместо этого он взял ее пальцы, поднес их к губам и поцеловал.

– Сегодня утром ты сказала, что я тебе не нужен, – прошептал он, опустив длинные ресницы. – И что ты никогда не хотела меня. Но, Фредди, я всегда это знал. Тебе не надо было говорить об этом.

Фредерика покачала головой:

– Мне не следовало говорить этого…

– Шш-ш, – остановил он ее. – Я знал, что ты меня не хотела. Я знал это с того самого момента, когда ты прикоснулась ко мне той ужасной ночью. Но я был слаб. Я не смог отказаться. Я не тот мужчина, который тебе нужен, Фредди. И сегодня я целый день размышлял о том, почему я настоял на нашем браке. Я не знаю, почему я не доверил тебе сделать так, как лучше для ребенка. Я не знаю, почему я так настойчиво стремился участвовать в этом. И будь я проклят, если знаю, как мне сделать тебя счастливой.

– Ах, Бентли. – Она покачала головой, положив руку на свой живот. – Нам нужно думать о ребенке. Перестань чувствовать себя виноватым за то, что мы – да, мы! – сделали. И я не могу сказать, что несчастлива – по крайней мере не была несчастлива до нынешнего утра…

– Я знаю, знаю, – прервал он, отпуская ее руку. – Знаешь, от старых привычек трудно избавиться.

Фредерика сложила губы в упрямую гримаску.

– Ну, с некоторыми из них тебе придется распрощаться, Бентли, – сказала она непреклонным тоном. – Я с ними не смирюсь. Можешь использовать эти шесть месяцев, чтобы решить, стою ли я того, чтобы ради меня пойти на такое неудобство.

50
{"b":"13226","o":1}