ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пикенс приложила платье к Эсме и сделала жест в сторону зеркала. Эсме посмотрела в него и обомлела. Глубокий цвет платья необыкновенно подходил к ее темным волосам и бледной коже.

— О, мисс! — задохнулась Пикенс. — Завтра вы произведете фурор! Надеюсь, вы разобьете чье-нибудь сердце.

Странное чувство удовлетворения охватило Эсме. В этом платье она выглядит красивой. Старше, даже немного выше и почти такой же привлекательной, как ее мать. Так что к черту Аласдэра Маклахлана, которому она не нужна. Найдется другой мужчина, который не будет называть ее глупой крошкой, не будет бросаться ее сердцем. И вдруг Эсме решила, что постарается извлечь удовольствие от поиска жениха или по крайней мере покажет себя во всей красе.

Через две недели после того, как гувернантка спешно покинула его дом, Аласдэр сидел в задней комнате «Крокфордза» со своим братом и Куином, когда появился лорд Девеллин и поверг их в затруднение. Было уже поздно, далеко за полночь, Девеллину хотелось к жене и в свою постель, именно в таком порядке. Но он был человеком, который не мог не выполнить миссии, не терпящей промедления.

Кроме того, его беспокоил Аласдэр. И не без причины, потому что Аласдэр и Куин подвыпили и играли в кости с парочкой ловких шулеров из Сохо.

— Странно видеть вас в таком месте, — сказал Девеллин, бочком подходя к Меррику Маклахлану.

— Да уж, конечно, странно, — отвечал Меррик. — Я бы предпочел оказаться подальше, но побаиваюсь уйти без них. Это опасное место, ты знаешь.

— Знаю, — согласился Девеллин, склоняясь над столом. — И эти двое обычно тоже отдавали себе в этом отчет. Что стряслось с Куином?

Меррик пожал плечами.

— Его мать насела на него. Хочет, чтобы он нашел себе жену.

— Понимаю, после смерти отца она не оставляет его в покое, — сказал маркиз.

— И сегодня в него тоже словно бес вселился. — Меррик кивком указал на брата. — Обычно он не так глуп, чтобы полагаться на удачу, даже в картах, да еще явно играя с мошенниками.

— Да ладно! — сказал маркиз. — Помнишь, что говорила Старушка Макгрегор? «Ценность вещи зависит от того, насколько ты в ней нуждаешься».

Губы Меррика сложились в сардоническую улыбку.

— Теперь ты повторяешь ее старые присловья? — заговорил он. — А не кажется ли тебе, что корень всех зол — его хорошенькая гувернантка?

Девеллин пожал плечами.

— Я подозревал это, — отвечал он. — А что думает Куин?

— Понятия не имею, — сказал Меррик. — Что же касается гувернантки, то я с самого начала знал — с ней будут неприятности.

— В самом деле? — учтиво произнес Девеллин. — Я вижу, у нашего друга плохи дела?

Меррик пожал плечами.

— Кажется, проиграл фунтов двести. Ничего удивительного, если играть с парочкой шулеров. Он не силен в такого рода играх. Здесь не требуется умение, только удача.

— Да, самое время положить этому конец, — сказал маркиз, уверенно направляясь к столу. Его рука тяжело легла на плечо Аласдэра.

Аласдэр взглянул вверх, его брови поднялись, выражая рассеянность, он как будто не мог сосредоточить взгляд на лице Девеллина.

— Мне необходимо поговорить с вами обоими, — тихо сказал Девеллин. — Небольшое срочное дело.

Аласдэр повернулся к нему, несколько преувеличенно пошатываясь.

— Оно не может подождать, старина? Я потерял двести пятьдесят фунтов и намерен вернуть их с лихвой.

Девеллин сделал мрачную физиономию.

— Аласдэр, я надеюсь, что друг в беде важнее ничтожной суммы денег.

Аласдэр подумал.

— Конечно, — согласился он. — Джентльмены, — обратился он к мошенникам из Сохо, — я желаю вам доброй ночи.

Куин последовал за ним, и все четверо отправились на поиски пустого стола. После того как он был найден и на нем появилась бутылка бренди, Девеллин, откинувшись в кресле и прижимая стакан к жилету, произнес:

— Джентльмены, мне нужны двое крепких и храбрых мужчин. Добровольцев, так сказать, для выполнения опасной миссии. Я не могу вернуться домой, пока не найду их.

Аласдэр со стуком поставил стакан на стол.

— Ей-богу, я вызываюсь, Дев! — сказал он, слегка покачиваясь в своем кресле. — Разве я когда-нибудь оставлял тебя одного на произвол судьбы?

— Аласдэр, я всегда мог рассчитывать на тебя, — откликнулся маркиз. — Есть среди вас еще один такой же храбрец?

Меррик хмыкнул.

— Скорее наглец. Куин тоже колебался.

— Так что за опасная миссия? Девеллин сделал серьезное лицо.

— Званый обед завтра вечером, — отвечал он. — У моей матери. Она проверяла список гостей и обнаружила, что двух джентльменов не хватает.

— Подожди, подожди, Дев! — запротестовал Аласдэр. — Это не опас… опасное дело!

— Если ты так думаешь, Аласдэр, то ты плохо знаешь друзей моей матери, — возразил маркиз. — Кроме того, ты ее должник. Ты практически похитил у нее дедушкину коллекцию монет. Твое появление на обеде — самое меньшее, что ты можешь сделать; кроме того, ты уже вызвался.

Меррик отставил свой стакан.

— Прошу извинить меня, Девеллин, но завтра я обедаю с американскими банкирами. О встрече было договорено заранее — несколько месяцев назад.

— Я мог бы догадаться, — сказал Девеллин, поставив свой стакан и отодвигаясь от стола. — Похоже, Куин, выбор падает на тебя.

— Почему бы и нет? — протянул Куин. — У меня на примете нет ничего лучшего.

— Настоящий мужчина! — ухмыльнулся Девеллин. — Ровно в шесть на Гросвенор-сквер. И соберитесь с силами, друзья. По всей видимости, там будут все старые сплетницы, какие только есть в городе.

Перед самым званым обедом леди Таттон вдруг разонравилось платье из серого шелка, и в доме начался переполох.

Пока Пикенс разогревала утюг, чтобы погладить другое платье, Эсме отправили отыскать темно-синюю шаль ее светлости и гагатовые подвески. Она быстро нашла и то и другое и спустилась вниз, чтобы посидеть у окна в гостиной, откуда она могла видеть, как одна за другой к дому леди Грейвнел подъезжали великолепные кареты, из которых появлялись прекрасно одетые гости.

В конце концов оказалось, что они на несколько минут опаздывают. Леди Таттон предложила Эсме взять ее под руку, и они вместе прошли по улице.

— Теперь послушай меня. Сегодня вечером здесь будут несколько подходящих молодых людей, — сказала тетя, расправляя шаль.

— Ну, тетя Ровена! — запротестовала Эсме. — Я совсем не уверена, что меня интересуют подходящие молодые люди, пусть и самые замечательные.

— Понимаю, моя дорогая, — сказала тетя, легонько похлопывая Эсме по руке. — Прекрасно понимаю. Но девушке нужно расправлять крылышки, разве не так? Немного поулыбайся, немного пофлиртуй! Используй свой веер, как я тебе показала. До начала сезона тебе нужно приобрести немного городского лоска.

— Так на них можно попрактиковаться? — пробормотала Эсме, когда они поднимались по ступенькам.

— Вот именно! — сказала тетя. — Используй их для приобретения опыта.

Герцог и герцогиня ожидали их в огромной гостиной, отделанной во французском стиле в золотых и кремовых тонах, с множеством зеркал в позолоченных рамах и изящной инкрустированной мебелью. Лорд Грейвнел, отличавшийся слабым здоровьем, сидел подле жены в кресле на колесах. Оба добродушно улыбались, глядя, как Эсме с трепетом оглядывается вокруг. Но когда лорд Грейвнел поднес руку леди Таттон к своим губам, Эсме заметила, что ее тетя посуровела. Эсме заглянула за плечо герцога — в комнате, казалось, стало нечем дышать. Нет, только не это!

— Моя дорогая Элизабет! — заговорила леди Таттон, пока герцог приветствовал Эсме. — Скажите мне, пожалуйста, это сэр Аласдэр Маклахлан вон там, у этажерки?

Герцогиня засмеялась.

— Ну не надо, Ровена, разве он такой уж безнадежный грешник? — беспечно сказала она своим звонким, как колокольчик, голосом. — Признаюсь, я питаю слабость к этому негоднику.

Ровена смотрела недоверчиво.

— Когда я уезжала, его едва принимали.

— О, с тех пор мало что изменилось, — весело сказала герцогиня. — Где бы он ни появлялся, везде начинают шептаться. Но будь милосердна, Ровена. Бедняга оказался здесь не по своей воле.

38
{"b":"13227","o":1}