ЛитМир - Электронная Библиотека

Следуя по стопам отца, служившего морским офицером до того, как герцогство буквально свалилось на его голову после исчезновения молодого наследника титула, Винстон приобрел офицерский чин в Королевском морском флоте и недавно принял командование «Ларкспером». Девон мало заботилась о том, что отец Винстона промотал семейное состояние: у нее было достаточно денег, которых вполне хватало на двоих. Несмотря на то, что Девон не испытывала сильного любовного влечения к Винстону, она прекрасно знала, что этот человек не будет сильно докучать ей и пытаться полностью держать под своим контролем. Привыкнув к вольности, Девон вряд ли смогла бы смириться с тем, что замужество внесет в ее жизнь те правила и ограничения, которых придерживалось большинство мужчин того времени. Винстон оказался компромиссом, поскольку не представлял абсолютно никакой угрозы ее независимости, а его беззаветная преданность уж совсем не могла быть притворной.

Громкий окрик привлек внимание Девон к эшафоту, где стоял Диабло, окруженный с двух сторон суровыми стражниками. Неужто они могут предположить, что пленник со связанными за спиной руками и веревкой на шее, может исчезнуть, — подумала она с отвращением. Девон четко могла видеть его теперь, поскольку высунула голову из окна, поддавшись капризному желанию взглянуть на дьявола, известного только под именем Диабло.

Диабло смотрел смерти в глаза с леденящим кровь мужеством, которое не могло оставить Девон равнодушной: девушка не удержалась от восхищения. Неторопливая ироничная улыбка заиграла на губах непокорного смертника, несмотря на презрительные насмешки толпы, предвкушавшей его скорую неминуемую кончину.

Внезапная волна чувственности накатилась на Девон, когда она взглянула на чернобородого пирата. Морской ветерок взъерошил его блестящие, цвета воронова крыла, волосы, беспорядочно бросил спутанные пряди на лоб. Ровный бронзовый загар лица изумительно контрастно оттенялся грязной белой рубашкой, обтягивающей его массивную грудь. Его узкие бедра и мускулистые ноги, обтянутые тесными брюками, привлекли ее внимание, и мысли неожиданно понеслись в непристойно-чувственном направлении, а по спине щекочуще пробежал холодок. Нехотя Девон перевела огромные голубые озера глаз на его мрачное, отягощенное невеселыми думами лицо. Нельзя было разобрать цвет его глаз с того места, где она сидела, однако, девушка успела заметить озорные смешинки, притаившиеся в уголках его благородного рта. Ее приводила в восторг его способность найти развлечение даже в той отчаянной ситуации, в которой он оказался теперь. Но чего же, однако, можно ожидать от человека, испытывавшего радость и удовольствие в том, что он убивал, насиловал, грабил?

Жгучий взгляд мерцающего серебра холодных глаз Диабло не останавливался ни на ком конкретно, блуждая поверх сотен упивавшихся своим превосходством людей, собравшихся по случаю его казни и, словно грифы, хищно ожидавших пира на его костях. Он расправил свои могучие плечи и улыбнулся, твердо решив встретить беспощадную судьбу с тем же дерзким мужеством, какое отличало его в жизни и прежде Диабло понимал, какое возбуждение вызывал он у находивших в толпе женщин, и с надменностью знающего цену своего мужского достоинства и привлекательности сердцееда, снисходительно и озорно подмигнул стоявшей неподалеку от него смазливой служанке. Ее восхищенный визг слегка развеселил его.

Затем его взгляд метнулся дальше, в сторону ряда карет, перегородивших улицу, и, наконец, остановился на одной из них, где из окна выглядывала восхитительная блондинка. Если уж ему суждено умереть, размышлял Диабло, то нет ничего лучше, чем прихватить с собой в могилу образ очаровательной блондинки. Она была само совершенство: от золотистых завитков на лбу до соблазнительно сочных алых губок.

Над головами ревущей, беснующейся толпы их глаза встретились, взоры устремились друг на друга, и Девон почувствовала, как краски мира померкли вокруг нее. Инстинктивно она отметила, что глаза Диабло ясные и пронзительно-серые. Она больше не видела скопища людей: ничто не разделяло ее и Диабло. Он выглядел потрясающе мужественным: таившаяся в его теле исполинская сила готова была выстрелить мощной пружиной и привести в движение всю его мускулатуру. Диабло был смуглым, опасным и гибельно красивым: борода и все остальное. Кроме того, бессовестным, варварским и, очевидно, беспощадным в своих кровавых деяниях. Одним словом, сущий дьявол, и это имя подходило ему как нельзя кстати.

Только это и смогла Девон, подумать, чтобы отвести взгляд от грозной фигуры, приговоренной к ужасной смерти. После того, как он умрет, его тело будет вторично повешено на виселице, помещенной в Темзе на обозрение всех входящих и уходящих из лондонской гавани. Его голова будет вставлена в металлическую сбрую, а тело помещено в специальную клетку, сделанную таким образом, чтобы поддерживать кости, когда мясо на них начнет разлагаться. Отвернувшись, Девон старалась не чувствовать жалости, но ее нежное сердце не устояло.

С сожалением вздохнув, Диабло смотрел, как красавица из кареты отвернула лицо в сторону, и полностью отдавал себе отчет в том, что его слишком яркая жизнь висела на волоске и готова была оборваться в полном расцвете, когда ему стукнуло всего-навсего двадцать восемь лет. Он с грустью размышлял о том, как много еще осталось неизведанного и непознанного для его пытливого разума и энергичного тела. Он не познал истинной любви, радости видеть ребенка, появившегося на свет от его плоти и крови. И Диабло не мог смириться с могилой, несправедливо уготованной ему, когда он еще, в сущности, был ребенком, как последним приютом, откуда нет возврата и нет надежды на перемену жизни к лучшему.

Диабло хмуро смотрел, как палач приближается к нему, держа в руках черный капюшон. Он непокорно покачал головой, отказываясь трусливо встречать смерть, и скорее предпочитая умереть с достоинством. Он уже сталкивался с адом и завоевал его, поэтому смерть вовсе не страшила его. Палач пожал плечами и взглянул на капитана драгун, дожидаясь приказа потянуть за рычаг, управлявший действием виселицы. Диабло напрягся, приготовившись совершить бесконечный прыжок в вечность. Затем к всеобщему изумлению он открыл рот, и его гомерический, смачный и непристойный хохот раскатился над толпой, словно насмешливый вызов смерти.

Его смех заставил Девон содрогнуться всем телом. Человек сошел с ума. Было ли для него что-нибудь в жизни свято? Если уж нависшая над его головой смерть совсем не страшила его, то, очевидно, и все остальное ему нипочем. Где-то в глубине души Девон интересовало, а что же все-таки способно повергнуть такого человека, как Диабло, на колени, затем она быстро отогнала эту мысль от себя прочь. Человек без совести, тот, что смеется смерти в лицо, никогда не склонит головы ни перед человеком, ни даже перед самим Господом Богом.

Барабаны отбивали четкий, тревожно нарастающий ритм, на фоне которого выводили печальную и жалобную мелодию маленькие флейты. В тот же момент внимание Девон переключилось на внезапное и непонятное оживление в толпе. Раздался истошный женский визг, посыпалась брань и началась общая свалка. Не прошло и доли секунды, как вся толпа оказалась втянутой в потасовку: кто-то изо всех сил молотил направо и налево руками, а кто-то, ожесточенно расталкивая всех локтями, безуспешно пытался выбраться из бурлившего моря человеческих тел. Девон воспринимала все происходившее как внезапную бурю, обрушившуюся на нее оглушительным и устрашающим шквалом. Она вспомнила об отце, затерявшемся где-то в этом безумном кошмаре, и ее охватил леденящий ужас. Сначала она хотела рвануться в толпу, чтобы попытаться отыскать его, но вскоре поняла глупость своей затеи. Ее силенок было маловато, чтобы пробиться в такой давке. Выглянув из окна, она окликнула кучера и лакея, которые тут же оказались возле нее.

— Нам следует поторопиться, госпожа, — посоветовал Петере, встревоженный развитием событий.

— А как же отец? — возразила Девон, упрямо покачав головой. — Здесь я в достаточной безопасности. Возьми с собой Хадли и идите искать отца. Поторопитесь, пожалуйста.

2
{"b":"13228","o":1}