ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ага, — ухмыльнувшись, ответила Энни, — Джек будет здесь. Мы прибыли только сегодня, распродав всю награбленную добычу в американских колониях. Знаешь, что Мэри плавает теперь с нами? — Энни с интересом взглянула на Девон, но ничего не сказала.

— Приятно снова встретиться с тобой, Мэри! — Диабло приветливо обратился ко второму пирату.

Как ни старалась Девон, она не могла скрыть выражения крайнего удивления, отразившегося на ее лице, когда она увидела среди пиратов двух женщин. Самые настоящие пиратки! Причем Диабло обращался с ними, словно перед ним стояли заправские полноправные мужчины, будто это было весьма заурядным, а не редким явлением.

— Тебя не узнать, Диабло, — улыбнулась Мэри, обнажая пожелтевшие зубы. — А кто эта красотка? Это из-за нее ты сбрил бороду?

— Думаю, моя дама предпочитает гладко выбритых поклонников. — Его взгляд скользнул по лицу Девон, которая выглядела так, словно ее вот-вот хватит удар. — Дорогая, познакомься с Энни Бонни и Мэри Рид. Они из команды Калико Джека. Дамы, позвольте представить вам леди Девон Чатем, мою… э… спутницу.

Девон едва кивнула в ответ, не находя от потрясения в себе сил вымолвить хотя бы одно слово.

— Ха, леди! — фыркнула Энни, отъявленная пиратка, за голову которой уже была объявлена цена. — Что это общего у этой леди с такими разбойниками, как мы?

Мэри Рид, очевидно, сочла подобное замечание весьма веселым и заливисто рассмеялась.

— Точно! — добродушно согласилась она. — Может, твоя лапочка и вправду леди с красивым именем, однако, свое содержание она отрабатывает на спине, впрочем, она, действительно, редкая красавица. Думаю, многие бы не отказались заполучить эту куколку, когда она тебе наскучит.

Теперь Девон совершенно оправилась от своего испуга и оцепенения. Она вскипела от гнева, не в силах выносить грубые реплики, отпускаемые в ее адрес.

— Шлюха! — выкрикнула она, готовая отражать нападение. — Я покажу тебе, кто я…

— Вот и Калико Джек, — сказала Энни, грубо прерывая Девон и яростно размахивая руками, стараясь привлечь внимание пышно разодетого пирата, который только что вошел в гостиницу. — Береги себя, Диабло. Что толку болтаться на виселице в самом расцвете сил. — Она повернулась и направилась прочь.

— Точно, — повторила вслед за ней Мэри, кивнув Девон и удаляясь вместе со своей подружкой. Вскоре они затерялись в общей массе народа.

Девон нахмурилась, пристально глядя на спины уходивших разбойниц. Возмущение ее не знало границ.

— Как тебе показались мои друзья? — спросил Диабло, поддразнивая.

— Это грубые, вульгарные, неотесанные мужички, ничего общего не имеющие с дамами, — без колебаний ответила Девон. — И что только толкает женщин на путь разбоя?

— Кто знает? — неопределенно пожал плечами Диабло. — Склонен думать, что их приводит сюда та же причина, что и мужчин, объединившихся в свободолюбивое братство: приключения, деньги и алчность.

— Ты тоже по этим же причинам превратился в пирата?

Диабло внезапно умолк, лицо его стало непроницаемым. На какое-то мгновение оно отразило всю гамму пронесшейся в его сердце бури чувств: разочарование, горечь, душераздирающая тоска и одиночество. Все сменившиеся выражения лица красноречиво говорили о перенесенном страдании и муках, выпавших на его долю. Девон всерьез засомневалась, доведется ли ей когда-нибудь узнать, что творилось в сердце Диабло, то, что он так ревностно охранял. По всей вероятности, он вовсе не желал отвечать на заданный вопрос, поскольку он резко встал, решив, что наступил конец их трапезы.

— Провожу тебя наверх, Девон. Сегодня мне нужно остаться на борту «Дьявольской Танцовщицы», а завтра я возьму тебя с собой и покажу весь остров.

Радости Девон не было границ, когда она услышала, что Диабло не собирается проводить предстоявшую ночь в одной комнате с ней. Верный своему слову, Диабло оставил ее возле двери, напомнив о том, чтобы она обязательно заперла дверь, пока он не вернется. Не стоило напоминать об этом, поскольку у Девон не возникало ни малейшего желания в одиночестве ночью бродить в поисках приключений по пиратским кварталам Нассау. У нее совсем пропала надежда, что кто-то из этих бессовестных созданий смог бы помочь ей в побеге. Она легко могла оказаться еще в более ужасной ситуации, как говорится, из огня да в полымя, если попытается отважиться и рискнуть.

Диабло вернулся глубокой ночью, заставив Девон проснуться и открыть ему дверь. Он всего-навсего лишь разделся, скользнул в постель, улегся рядом с Девон, привлек ее к себе и тотчас же крепко уснул. На следующее утро его уже и след простыл, когда Девон проснулась.

Днем он появился вновь и взял Девон, как и обещал на прогулку по острову. Если смотреть на скопление пиратских лачуг и хибар со стороны берега, когда над головой парят только чайки, высматривая добычу в спокойной глади тихой гавани, то остров кажется купающимся в лучах ласкового солнца царством стройных пальм и роскошных цветов, изящно покачивающих своими красивыми головками в такт музыке прохладного морского ветерка.

— Сколько времени мы пробудем здесь? — отрешенно спросила Девон.

— Пока не прибудет Ле Вотур. Скорее всего, несколько дней.

— А потом?

— Потом мы отправимся на Райский Остров. Кто-то из команды останется в Нассау, а те, у кого на моем острове есть женщины, присоединятся ко мне.

— Где твой остров? — осмелилась спросить Девон.

— Недалеко отсюда, на одной из безымянных отмелей. Природа позаботилась о том, чтобы ни один боевой корабль не мог добраться туда, так как гавань на острове довольно мелкая, коралловые рифы надежно защищают его от нежелательных посетителей. Путь открыт только тем, кто знает дорогу.

— Диабло, я очень тебя прошу, отпусти меня, пожалуйста, домой. Ты же знаешь, что я никогда по доброй воле не стану твоей любовницей.

Пока Диабло находился в прекрасном расположении духа, Девон должна попытаться достучаться до его совести.

Прелестная ямочка снова появилась на щеке Диабло, когда он весело улыбнулся, и Девон словно обдало жаром. Она ненавидела ту манеру, с которой этот человек сохранял власть над ее чувствами, презирала себя за то, что ее тело, независимо от ее разума, поддается притягательной силе, исходившей от соблазнителя, которому стоило только улыбнуться своей обворожительной улыбкой, чтобы заставить ее забыть обо всем на свете. Ей нужно стремиться скорее прочь, подальше от этого чувственного плена, прежде чем его упорство сломит сопротивление ее воли и наступит момент, когда она поддастся его неодолимой силе и окажется согласной на все, что он только предложит ей, в том числе и роль настоящей возлюбленной. Но это не должно случиться. Она принадлежала Винстону. Ни один мужчина на свете не имел права посягать на то, что полностью принадлежало только ее жениху.

— Милая моя, — произнес Диабло низким и резким голосом, — я ведь не принуждал Вас, не причинил Вам еще ничего плохого. Однако нельзя отрицать, что я хочу этого. Вам же известно, кто я такой и на что способен. — Он ласково погладил щеку Девон, и его нежное прикосновение никак не вязалось с угрозой, о которой он только что говорил. — Я проявил беспримерное терпение, но не могу сказать, как долго смогу продолжать потворствовать твоему упрямству. Проклятое пари, хочешь ты того или нет, но я должен уложить тебя в постель.

— Пари? Что за пари?

— Неважно, голубушка. — Они вернулись в гостиницу, и Диабло проводил ее до двери. — Мы обсудим его вечерком.

Девон прихорашивалась перед зеркалом. Она надела платье из переливающегося шелка цвета морской волны, которое необыкновенно шло ей. Глубокий вырез открывал плечи и соблазнительно выглядывающие мягкие горки грудей. Она прихватила только три платья с корабля, и именно это она еще ни разу не надевала. Прислуга только что вынесла ванну, в которой Девон с удовольствием искупалась. Она повернулась, чтобы запереться, как учил ее Диабло, но не успела повернуть ключ, как дверь с треском распахнулась.

21
{"b":"13228","o":1}