ЛитМир - Электронная Библиотека

С нарочитым спокойствием Скарлетт заткнула за пояс кинжал, обворожительно улыбнулась Диабло и неторопливо вышла из комнаты, грациозно покачивая бедрами. Диабло громко захлопнул за ней дверь, затем повернулся к Девон, озабоченно сдвинув густые брови к переносице.

— Сердечко мое, с тобой все в порядке? Извини за Скарлетт. Я не знал, что она находится в Нассау.

С несказанной нежностью, о которой Девон даже и не подозревала, Диабло привлек к себе всем телом дрожавшую девушку и крепко обнял. Достав из кармана безупречно чистый носовой платок, он благоговейно промокнул капли крови, сочившиеся из крошечного прокола, оставленного кинжалом ослепленной ревностью Скарлетт на шее Девон. Затем она едва не лишилась чувств, когда Диабло смочил ранку влажным кончиком языка. Девон затаила дыхание: его движение было совершенно неожиданным и необыкновенно эротичным.

Кое-как овладев своим голосом, она сказала:

— Скарлетт — твоя любовница. — Фраза прозвучала скорее упреком, нежели вопросом, подумала Девон, и ответа она уже ждала отнюдь не с прежним безразличием.

— Нет, малышка, — заверил ее Диабло. — Просто эта женщина помогала мне на берегу скрашивать долгие часы одиночества. Мы с ней имели много общего и прекрасно понимали друг друга.

Против своей воли Девон крепко припала к груди Диабло, обретая в его крепких объятиях покой и защиту. Но как только его язык коснулся чувствительной кожи на шее, все в ней вспыхнуло огнем дикого неизведанного желания. Его губы сами собой потянулись от этого уязвимого места к ее губам, слегка раскрытых и словно ожидавших поцелуя. Диабло воспринял это как приглашение. Его язык проник во влажный альков, вкушая и вдоволь наслаждаясь его бархатистыми глубинами.

Сломленная эмоционально, Девон, теряя равновесие, покачнулась. Руки Диабло с готовностью подхватили желанное тело и с сладострастной медлительностью отправились в головокружительное путешествие от талии к мягким возвышениям ниже, затем — к трепетным бугоркам на груди. Здесь они остановились, проявляя особый интерес к распускавшимся на них бутонам страсти. Девон вздохнула, понимая, что ей следовало бы воспротивиться столь безрассудному проявлению вольности, но прикосновения Диабло! Ей так хотелось испытывать на себе их упоительную сладость, что думать о чем-то другом она просто не могла. Вялые поцелуи Винстона и его скучные ласки нельзя было даже сравнивать с тем, что она испытывала с Диабло.

— Я сгораю от страсти, малышка, — его прерывистое дыхание щекотало ей ухо, отчего по телу пробегала непонятная, но приятная дрожь, заставлявшая тело напрягаться, словно натянутая струна, ждущая прикосновения искусного музыканта. — Я воспылал любовью к тебе с самого первого момента, как только мои глаза увидели в толпе тебя, чопорную и жеманную, красивую до совершенства. Моих жалких слов не хватит, чтобы описать, какие чувства я испытываю. Если бы не это проклятое пари…

— Пари? — проговорила Девон едва слышно. Но это слово достигло ее подсознания, и его оказалось достаточно, чтобы привести Девон в чувство и вернуть к реальности. — Что за пари?

— Так, ничего, моя милая, не стоит из-за этого беспокоиться. Просто сосредоточься на том, что я делаю, как восхитительно реагирует твое роскошное тело на мое прикосновение. Его большой палец настойчиво описывал круги поверх ткани платья, лаская соски, и, когда они набухли и затвердели, Диабло нежно потянул их кончиками пальцев. Эффект потряс обоих.

— Ради всех святых, Девон, позволь мне миг восторженного блаженства. Я хочу обладать тобой. Хочу стать тем мужчиной, который поведет тебя за собой в удивительный мир любви и покоряющей женственности.

Неискушенная в познаниях любовных наук, Девон совершенно не готова была к встрече с таким экземпляром мужской породы как Диабло, который слыл утонченным любовником и неотразимым завоевателем дамских сердец. Разве могла Девон устоять перед столь опытным соблазнителем. Она направила панический взгляд прямо в ослепленное страстью лицо Диабло, распаленного могучим желанием. Несмотря на то, что каждое нервное окончание буквально вопило о поражении, Девон устояла перед невероятным соблазном отдаться Диабло полностью. Этот человек являлся отъявленным пиратом, вором, насильником. Неважно, как бы красив и привлекателен он ни был внешне. Как бы Девон ни возжелала его, она не могла простить его за то, что он насильно увез ее от родных и близких ее сердцу людей. Сейчас отец наверняка уже обезумел от горя, не говоря о Винстоне.

— Нет, умоляю, Диабло, не делай этого. Мне совершенно непонятно, о чем ты говоришь.

Глаза улыбались, и в них полыхал такой чувственный огонь, который обдавал своим жаром Девон и растекался горячим потоком по ее венам.

— Позволь мне научить тебя, клянусь, не пожалеешь об удовольствии.

Его махровая самонадеянность подействовала на Девон отрезвляюще: прошла эйфория, в которой пребывало сознание с того самого момента, как губы и руки Диабло захватили тело. Отталкивая его руки и освобождаясь из умопомрачительных объятий, она прошипела:

— Не хочу иметь ничего общего с тобой и твоей любовью. Из-за тебя я чуть не лишилась жизни, когда рыжеволосая ведьма приставила мне к горлу нож. Не дождешься, чтобы я упала в твои объятия так же, как это делают морально распущенные женщины, к которым ты привык.

— С того самого момента, как только увидел тебя, я понял, что ты необыкновенная женщина, непохожая ни на одну, которых мне доводилось встречать до сих пор, любимая.

«Это было истинной правдой», — трезво размышлял Диабло. В ней сочетались задор и упорство, изящество и красота. Она могла превращаться то в шумливую девочку-сорванца, то в изысканную даму, лишенную при этом слащавой манерности, которая присуща большинству благовоспитанных молодых барышень. Свое испытание она выдерживала с завидной стойкостью, оказывая открытое неповиновение, прекрасно понимая, что он обладает абсолютной властью над ней. Он вздохнул и грустно провел пальцами по своим волосам. Неважно, какой бы отважной и неодолимой она ни казалась, он по-прежнему страстно хотел обладать ею. Не привыкший ни в чем себе отказывать, Диабло почувствовал, как теряет контроль над своими действиями. Он скоро получит то, чего так настойчиво добивается, или потеряет рассудок.

Все самообладание улетучилось, как только Диабло снова прикоснулся к Девон. Страсть, словно раскаленная лава, бурлила в нем и рвалась наружу. Глаза завороженно смотрели только на нее, а голос мягко и обольстительно увещевал:

— Я хочу тебя, любимая. Обещаю, не сделаю с тобой ничего такого, чего бы тебе не захотелось самой.

Девон смотрела на него. В ее взгляде переплелись надежда и недоверие. Она понимала, что остановить его ей не под силу, если он решится овладеть ею силой, без всякого на то разрешения с ее стороны. В словах обещания она уловила призрачный шанс, ненадежный, но все-таки, какой-то барьер для защиты оставался.

— Что ты имеешь в виду? Ты остановишься, когда я попрошу? Ты… не причинишь мне вреда?

— Тебе — вред? — В голосе чувствовалась такая же угроза, как и в улыбке. — Вот уж о чем совершенно не думал, так о том, чтобы причинить тебе вред. Как я могу обидеть любимое мной существо! Да у меня и в мыслях этого нет. Признаюсь, мне хочется услышать твой крик, но крик удовольствия, а не боли.

Затем Девон почувствовала, как его пальцы затрепетали по лифу ее платья, проворно находя и с величайшей осторожностью расстегивая каждую крошечную пуговку. Когда он отвел воздушную ткань в сторону и потянул за кончик ленты, на которой держались края сорочки, Девон задрожала с головы до пят, но отнюдь не от страха. Возглас восторженного изумления сорвался с губ Диабло: ее белые, словно алебастровые груди, были увенчаны сочными розочками сосков, которые призывно манили страждущего мужчину, столь долгое время дожидавшегося этого упоительного прикосновения.

Благоговейно Диабло тронул крошечный бутон, улыбнувшись, когда тот растерянно сморщился. В ответ он игриво потянул и слегка пощипал, затем потер кончиками чувствительных пальцев, немилосердно дразня розовый кончик груди своим легким, как пух, прикосновением. Сжавшаяся, покрытая пупырышками плоть забавляла и возбуждала его, делая его желание еще более нестерпимым.

23
{"b":"13228","o":1}