ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно Диабло словно взбесился: движения его стали яростными и исступленными. Девон приподнялась, чтобы не отстать от него, и вдруг поняла, что ураганом для нее был сам Диабло и она мчалась, уносимая вихрем в неизведанную даль к новым открытиям и ощущениям. Его тело покрылось мелкими блестящими капельками пота, дыхание стало прерывистым и тяжелым. Ему невыносимо было думать, что Девон остается позади него, однако сдерживать могучий поток он больше не мог.

Беспокиться на этот счет оказалось совершенно напрасно, поскольку Девон уверенно шла вместе с ним, не отставая ни на миг.

— Кит! Кит! Кажется… о, Боже всемогущий! — волны экстаза поглотили ее целиком. Это было безмерное наслаждение, в погоне за которым она промчалась в вихре урагана через боль, неизведанную даль, к вершинам неземного блаженства и сладкой агонии.

Диабло уловил по импульсивным движениям Девон навстречу его норовистому коню тот самый момент, когда она взлетела на вершину и начала парить над бездной наслаждения. Только тогда он позволил своей страсти перейти в бешеный галоп и покорить вожделенную высоту. Затем он отступил. Позаботившись о том, чтобы его массивная фигура не давила на хрупкую Девон, Диабло облокотился на локти. Глаза в этот момент превратились в серебристые озера изумления и восторга.

— Ты — великолепна, — улыбаясь, произнес он, и голос его трепетал от восхищения. — Я похитил благородную даму, а она оказалась дикой пантерой.

Все еще не осознавая до конца случившееся, Девон с трудом переводила дыхание.

— Я… не знала, — изумленно прошептала она.

— Откуда же ты могла знать? — ответил Диабло, наконец, найдя в себе силы перевернуться на бок. — Я был первым.

Стыдливый румянец предательски пополз по щекам и шее Девон, и она попыталась прикрыть свою наготу.

— Не нужно. Хочу смотреть на тебя. Твоя кожа такая мягкая и белая, словно чистый алебастр. Твои груди умещаются на моих ладонях, а прелестные сосочки, любимая моя, твои маленькие розовые сосочки были специально созданы для моего рта.

Словно в доказательство своих слов, он наклонился и, захватив губами нежный бутон, ласково поиграл с ним языком.

Это движение словно вывело Девон из замороженного состояния. Чувства ее обострились, и она уставилась на Диабло с неподдельным ужасом. Что он натворил? Как могла она так легко уступить и отдать ему то, что принадлежало другому мужчине?

— Не прикасайся ко мне! — в сердцах закричала она, яростно отталкивая его. Обескураженный Диабло усмехнулся.

— Немного поздновато, правда? — Его густые брови вздернулись вверх, придавая глазам дьявольский взгляд.

— Ты… ты изнасиловал меня! Ты воспользовался моей невинностью, вероломно нарушил свое обещание!

— Но я не слышал ни единого протеста, — возразил Диабло. — Я подарил тебе радость любви, прелесть моя. Тебе это понравилось и доставило удовольствие. В следующий раз, несомненно, понравится еще больше. Боли совсем не будет.

— В следующий раз! На следующий раз не надейся! — горячо отрезала Девон.

Она закрыла глаза, живо воскрешая в памяти те волшебные моменты, когда вокруг перестало существовать все, кроме разделенного ими блаженства. Должно быть, такое больше никогда не повторится снова. Ради Винстона и их совместного будущего она должна устоять перед натиском обольстительного пирата и его доблестью на любовном поприще. Диабло отличался особой неординарностью, явно не вписывался не в одно из известных ей правил. Дерзкий, беспощадный, злой и вместе с тем нежный, очаровательный, любящий. Каким же он является на самом деле?

Неожиданно в памяти всколыхнулся один любопытный момент, который запечатлелся в ее сознании довольно ярко.

— Кто такой Кит? — вопрос явно озадачил Диабло.

— Я не знаю никого с таким именем.

— Ты же сам просил меня называть тебя Кит. Неужели ты думаешь, я сочиняю что-нибудь? Кит — это твое настоящее имя?

Приглушенный вздох сорвался с губ Диабло. Он перекатился на спину и прикрыл локтем глаза, что показалось Девон довольно странным и трогательным. Ей даже стало немного жаль пирата.

— Только Кайл знает, что я — Кит, но ему запрещено произносить это имя. Если я открыл тебе настоящее имя, то это случилось в момент слабости. Должен попросить не упоминать его впредь, кроме как в спальне, наедине со мной, — сердито добавил он.

— Тогда я никогда не буду им пользоваться, — заверила Девон. — Теперь, пожалуйста, помоги мне встать. Или ты еще не насытился? Что еще от меня требуется? Что ты хочешь?

С проворной грацией он снова прижал Девон всей тяжестью своего веса, и она почувствовала его сильное возбуждение. Диабло и в самом деле потрясенно думал, что редким женщинам удается быть источником столь разнообразных эмоций и моментально возбуждать его.

— Нет, Диабло, ни за что, — воспротивилась Девон, изо всех сил упираясь ему в грудь. — Я же сказала тебе… я…

— Ты здесь, дружище?

Голос с сильным акцентом, сопровождаемый легким стуком в дверь, сделал за Девон именно то, чего она столь безуспешно добивалась от Диабло.

— Святые угодники, — застонал он, словно от мучительной боли, — но почему именно сейчас?

— Открой дверь, Диабло. Это Ле Вотур. Пора провернуть одно дельце.

— Да-да, иду, — сухо отозвался Диабло, раздосадованный таким бесцеремонным вторжением, причем в самый неподходящий момент. — Прикройся, — бросил он Девон, на ходу натягивая узкие брюки.

Инстинктивно съеживаясь, Девон натянула простыню до самого подбородка, широко распахнутые глаза вопросительно устремились на Диабло.

— Кто там?

— Человек, которого я все время дожидался.

На этом диалог иссяк, и Диабло пошлепал босиком к двери.

— Пора, мой друг, — повелительно прогремел пришедший, не успев появиться на пороге комнаты.

Не успел Диабло что-либо возразить в ответ, как незнакомец ворвался.

— Только не говори, что ложишься спать в такой ранний час, — загоготал француз, уставившись на босые ноги и обнаженный торс Диабло. Глаза весело заблестели, когда он разглядел притаившуюся на кровати Девон, у которой из-под натянутой простыни выглядывали в беспорядке разметавшиеся светлые локоны. Очаровательное зрелище служило весьма красноречивым свидетельством, Француз моментально понял и оценил ситуацию.

— Ага, дружище, я ворвался не вовремя? Помешал тебе развлекаться? Познакомь-ка меня со своей подружкой. Вижу, лакомый кусочек тебе достался. Может, уговорю тебя поделиться.

Негодующий вопль вырвался из-под простыни Девон зашевелилась, пытаясь натянуть ее еще больше на голову.

— Подожди меня внизу, Ле Вотур, — коротко оборвал Диабло. — Дама принадлежит мне, и я не собираюсь делиться с кем-то еще.

— Ах, вон куда ветер дует, — заметил Ле Вотур, бросая завистливые взгляды на изящные формы Девон, рельефно выступающие под натянутой простыней. — Сердце радуется, когда видишь, как ты увиваешься возле этой пушинки, — добродушно рассмеялся француз, похлопав себя по мускулистой ноге.

Ле Вотур — гриф — очень удачное прозвище для человека, всем своим видом походившего на хищную птицу прерий, в честь которой он получил свое имя. Высокий, сухопарый, с длинным, выступающим вперед, как продолжение фигуры, носом, который как нельзя лучше гармонировал с вытянутыми, не лишенными привлекательности чертами лица. По облику напоминая денди, одет француз был с изысканным щегольством, в сшитую во Франции одежду, подобранную с большим вкусом. Ловкий и коварный от природы, Ле Вотур умел втираться в доверие ко многим, но лишь единицы полагались на него по-настоящему. Он славился своей жестокостью, бессердечием в обращении с пленниками и подчиненными. Черные, как смоль, глаза были подобны бездонным ямам, пронзительные, как у сокола, но прикрывались хохолками бровей, поэтому никогда нельзя было определить, о чем он думает.

— Убирайся отсюда, Ле Вотур, — настойчиво повторил Диабло, подталкивая посетителя к двери. — Через четверть часа я спущусь вниз.

— Убедительно прошу вас вместе с очаровательной подружкой отужинать со мной вместе, — гостеприимно пригласил француз. — Мне бы хотелось встретиться с ней при… более подходящих обстоятельствах.

25
{"b":"13228","o":1}