ЛитМир - Электронная Библиотека

Прежде чем Девон повернулась, чтобы последовать за Тарой, она сказала:

— У тебя чудесный дом, Диабло.

— Мне хочется, чтобы ты была счастлива здесь, Девон. Такие хоромы созданы единственно для того, чтобы подчеркнуть твою красоту.

Смутившись тем, что Тара могла услышать последние цветистые слова Диабло, Девон вежливо ответила:

— Надеюсь, мне не доведется остаться здесь надолго, чтобы по достоинству оценить все красоты твоего острова.

Резко повернувшись, Девон последовала за немного озадаченной Тарой наверх.

В предназначавшейся для нее комнате Девон обнаружила все, чего бы ей захотелось или понадобилось. Ее поистине удивило, насколько очевидным было то, что комнату убирала женщина с тонким вкусом. Бледно-голубые занавески служили пологом кровати, занимающей почти всю просторную комнату, обставленную чудесной, белой с золотом, французской мебелью. Кружевные голубые занавески лениво колыхались от легкого дуновения ветерка, кокетливо пробегавшего по стенам, оклеенным золотисто-голубыми обоями. Толстый турецкий ковер мягко пружинил под ногами и заглушал шорох шагов. Девон заметила, что из комнаты выходили две двери и подумала, что скорее всего они ведут в туалетные комнаты.

— Вам подходит это, госпожа? — спросила Тара воркующим голосом.

— Чудесно, — согласилась Девон.

— Диабло обрадуется.

— Мне все равно, обрадуется он или нет.

— Я не понимаю, — озадаченно ответила Тара. Казалось, женщине Диабло должно понравиться на Райском острове. Разве она не знает, какая честь стать избранницей Диабло?

— Конечно, тебе трудно понять. Ты любовница Диабло? — коротко спросила Девон, сгорая от любопытства и не желая тратить время на составление любезных фраз.

Тяжелые черные ресницы, затенявшие щечки Тары, взлетели вверх, как будто вопрос Девон застиг ее врасплох.

— Вам так сказал Диабло?

— Диабло сказал мне, что ты всего лишь экономка, но я не слепая и не бестолковая.

Брови Тары испуганно изогнулись.

— Вам нечего бояться меня, госпожа. — Намекнул ли Диабло на то, что они были любовниками? Любопытство не давало Таре покоя. До тех пор, пока она не узнает, что Диабло хотел сделать известным Девон, Тара решила не выдавать ничего. По крайней мере, до тех пор, пока ей не предоставится возможность поговорить наедине со своим очаровательным хозяином.

— Возможно, Диабло сможет ответить на этот вопрос наилучшим образом, — уклончиво сказала Тара. — Присмотрю за вашей ванной.

Как замечательно понежиться в ванне, думала Девон, лежа в душистой воде, которая ласкала атласную кожу девушки. Она удовлетворенно вздохнула и закрыла глаза, расслабленно положив голову на край ванны. Незадолго перед этим прибыл сундук, в котором хранилась одежда Девон, и Тара старательно раскладывала и развешивала наряды, пока Девон плескалась в ванне. Вдруг Тара взглянула на одну из дверей, привлекших внимание Девон при осмотре комнаты, кивнула и тихонько вышла.

— Подай мне полотенце, Тара, — сказала Девон, протягивая руку и не открывая при этом глаз. Когда мягкая ткань коснулась кончиков пальцев, она, по-прежнему не желая открывать глаза, медленно и грациозно встала на ноги. Она почувствовала его присутствие задолго до того, как он заговорил.

— Как не стыдно прикрывать сияние такой красоты!

— Диабло! — вскрикнула Девон. — Что ты тут делаешь? Где Тара?

— Ушла. Я отпустил ее.

— Что она подумает теперь? Как ты посмел вторгаться сюда?

— Мне наплевать, что подумает Тара, — признался Диабло. — Я хорошо плачу ей, и она должна исполнять мои приказания беспрекословно, причем она абсолютно предана мне. Это мой дом, и ни одна дверь не может оставаться передо мной запертой. Куда хочу, туда и пойду.

Девон тряслась от бессильной злобы, пытаясь прикрыться банным полотенцем. Широко улыбнувшись, Диабло дерзко забрал простыню из ее стиснутых пальцев, которые сами собой разжались от прикосновения Диабло.

— Пошевелись, крошка, — проговорил он. — Кухарка приготовила нам легкий обед. Стол накрыт.

— Я прекрасно могу вытереться сама, без посторонней помощи, — смущенно защищалась Девон. Попытки вырвать простыню из его цепких пальцев оказывались безуспешными.

— Ты заставляешь меня применять силу, — вздохнул Диабло, с сожалением усмехнувшись и обхватив Девон за талию. Он легко, как пушинку, вынул ее из ванны.

Поставив Девон на ноги, он провел несколько восхитительных минут, нежно промокая капельки влаги с ее бархатистой кожи. Девон от этого залилась смущенным румянцем.

— Все в тебе совершенно, — восторженно произнес он.

Крошечные блестящие капельки искрились на ее сливочно-матовой коже, срывались с коралловых кончиков ее грудей. Золотистый треугольник густых волос между ног завивался упругими колечками, скрывая под собой вожделенный тайник, куда так нестерпимо влекло Диабло. Испустив трепетный восторженный возглас, он шагнул вперед и медленно принялся вытирать ее мягким полотенцем. Нежными чуткими движениями любящего человека Диабло не обошел вниманием ни одного сантиметра тела драгоценного существа, стоявшего перед ним.

Такой простой работы оказалось более чем достаточно для него, и Диабло закрыл глаза, одолеваемый бушевавшими внутри него чувствами. От нее исходил сладкий пьянящий аромат, перед которым Диабло не мог устоять. Сердце начинало остервенело биться в груди, а руки дрожали от возбуждения.

К своей досаде и Девон не оставалась совершенно бесчувственной к тому, как Диабло пристально и внимательно изучал и гладил ее тело. Сладостное тепло разлилось от его ласковых рук. Изнутри поднималась тягучая горячая лава, растворявшая все тело, которое становилось расслабленным и невесомым. От Диабло веяло свежестью только что принятой ванны. Он гладко побрился, и от него исходил приятный аромат, окончательно пленивший чувства Девон: тонкий запах пряностей и табака в сочетании с естественным духом его мускулистого тела, манившего ее дальше в коварные сети обольщения. Загипнотизированная, Девон совершенно не могла сопротивляться, когда Диабло припал к ее устам. Его губы, жесткие и требовательные, ненасытный язык, искавший ее бархатистую сладость, без устали ласкали лишенную всякой возможности протеста Девон. Диабло покрывал каскадом мелких поцелуев ее губы, лицо, шею. Тихий стон вырвался из груди Девон, казалось, она вся растаяла под горячими ласками и готова была уступить и полностью отдаться на милость соблазнителя.

— Господи, Девон, кажется, я никогда не смогу вдоволь тобою насытиться, — задыхаясь, прошептал Диабло. — С той ночи в «Колесе Фортуны» я ни о чем не могу больше думать, кроме любви к тебе. Я хочу тебя, моя прелесть, и твое тело говорит мне, что так же неистово желаешь меня. — Его слова холодной лавиной обрушились на Девон.

— Нет! Не трогай меня! — Вместо того чтобы нежно прильнуть к массивной груди Диабло, Девон начала изо всех сил отпихиваться от своего соблазнителя. — Я не хочу тебя. Никогда не позволю сделать то же самое снова. Такое право есть только у моего мужа.

— Как же ты остановишь меня? — Губы Диабло растянулись в хищную улыбку. — Если я заставил тебя возжелать меня один раз, то смогу это повторить снова. Забудь своего жениха и подумай об удовольствии, которое ты сможешь разделить со мной.

— В следующий раз я не буду такой доверчивой, как тогда, — сурово отрезала Девон. — Теперь я не такая наивная, как в прошлый раз. Не так просто соблазнить меня ласковыми словами.

Вместо ответа Диабло схватил Девон на руки, понес на кровать и опустил на мягкую поверхность. Встав над нею на колени, Диабло прижал ее к постели всем своим весом.

— Оставь надежду, лапочка. Ты у меня в руках, и не имеет значения, хочешь ты или нет.

— Тогда приступай, — с вызовом бросила Девон и безвольно замерла под ним. — Покончим с этим побыстрее.

Диабло тоже замер. Нет. Так с ней нельзя. Силой здесь ничего не добьешься. Он заставит ее захотеть его, докажет, что он нужен ей так же неотвратимо, как и она ему. Он разметал ее ноги в стороны и устроился между ними. Горячие руки скользнули по мягким икрам, упругим бедрам, животу и снова вернулись к внутренней поверхности бедер. Он ласково провел ладонями по груди, животу и опять по бедрам. Девон затаила дыхание, мысленно приказывая своему телу не реагировать, но оно не слушалось.

30
{"b":"13228","o":1}