ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, все обстояло гораздо сложнее. Ле Вотур ненавидел Диабло. Он давным-давно дожидался момента, когда сумеет подобраться к Дьяволу поближе, чтобы подстроить ему гибельную ловушку. Он преднамеренно втерся в доверие Диабло, чтобы сполна отплатить ему за всю несправедливость, в прошлом допущенную со стороны Диабло по отношению к человеку, который был для Ле Вотура больше, нежели просто другом. Несколько лет назад Диабло возглавил мятеж, в результате которого погиб Блэк Барт, заменивший Ле Вотуру отца. Более того, Диабло захватил корабль Блэк Барта, присвоил его и переименовал в «Дьявольскую Танцовщицу». Теперь, спустя много времени, Диабло узнает истинную цену предательства. Возможно, Леди Девон не узнает этого, но она окажется именно тем инструментом, который поможет свалить ее любовника с непобедимого дьявольского пьедестала.

Ле Вотур тихонько ухмыльнулся. Он знал, что граф Милфорд щедро заплатит за возвращение дочери, неважно, сколько мужчин за это время успели попользоваться ее прелестями. Как только Девон окажется на корабле, она будет принадлежать только ему. Вся целиком! Ле Вотур получит и девушку, и денежки ее отца. Француз не страдал от угрызений совести из-за того, что ради достижения его коварных целей ему придется врать и изворачиваться. Такие подлые люди, как он, привыкли совершать подлости по отношении к остальным, лишь бы добиться того, чего хотели сами. Вкус предстоящей победы становился для Ле Вотура еще слаще, поскольку дело усугублялось и тем, что Дьявол, кажется, по уши влюблен в леди Девон. Интересно, а что он почувствует, когда узнает о вероломном предательстве своей дамы сердца?

— Девон, что мучает тебя? — спросил Диабло за ужином, подняв глаза от своей тарелки и нахмурившись. — Ты за последние два дня почти не притрагивалась к еде. Ты заболела?

Девон вздрогнула, услышав его голос.

— Что? Извини, — покорно попросила прощения девушка. — Нет, я не заболела, просто — отвлеклась.

На самом деле она выглядела слишком погруженной в свои думы. И продолжалось это уже два дня, как раз столько времени прошло после ее разговора с Ле Вотуром. Девон находилась в постоянном ожидании, и нервы ее были, словно натянутые канаты. Каждый день она проводила с Диабло, каждый день они дарили друг другу нежную и вдохновенную любовь, которая ноющей занозой все глубже и глубже ранила сердце. Мысль о приближавшемся расставании становилась невыносимой. Но разлука неизбежна, неотвратима, как жизнь и смерть.

— Любовь — штука капризная. Она настигает тебя, когда ты меньше всего ее ждешь, и опустошает твою душу, когда понимаешь, что счастья не может быть никогда, — горестно размышляла Девон.

— Знаю, что может помочь тебе развеяться, — широко улыбнулся Диабло, делая весьма прозрачный намек. — Не думаю, что когда-нибудь разорву… — Его слова утонули в шуме голосов, громко ворвавшихся в тишину столовой и нарушивших уединение трапезы. В комнату влетела Тара.

— Что такое, Тара? — сухо спросил Диабло, раздраженный поднявшейся суматохой. Все раздоры внутри дома должна была разрешать экономка, и Диабло не выносил, когда его втягивали в разбирательства между домочадцами.

— Это…

— Эй, Диабло, разве так нужно встречать друзей? — В комнату вплыла Скарлетт, холодным взором оглядывая интимную обстановку.

— Скарлетт! Какого черта, что ты тут делаешь? — Диабло вскочил. Брови нахмурились, а взгляд помрачнел. — Насколько я помню, в Нассау мы расстались в весьма натянутых отношениях, которые никак нельзя называть дружескими.

— Я не злопамятна, — съязвила Скарлетт. — Кроме того, личные распри не должны оказывать никакого влияния на деловые отношения.

— Верно, — согласился Диабло, стараясь понять, куда клонит Скарлетт. Хорошо зная характер этой взбалмошной женщины, Диабло подозревал, что она явно держит камень за пазухой, и явилась сюда, чтобы устроить очередную подлость, а отнюдь не ради дружеской беседы.

— Ладно, Скарлетт, выкладывай, что привело тебя на Райский Остров.

— Только не в присутствии твоей зазнобы, — сказала Скарлетт, презрительно кивнув на Девон.

— Если ты имеешь в виду леди Девон, то подбирай выражения, — предупредил Диабло. — Идем в мой кабинет, там никто не помешает нашему разговору. — Обратившись к Девон, Диабло сказал: — Извини, дорогая, вернусь, как только выясню, зачем приехала Скарлетт.

— Не очень скоро, леди, — нахально прибавила Скарлетт, когда Диабло вышел из комнаты. — Разумеется, мне потребуется время, чтобы закончить свое дело. — Скарлетт сообщила это приглушенным, переходящим на шепот голосом, явно делая недвусмысленные намеки на то, что за закрытыми дверями можно заниматься не только делами.

— Пожалуйста, я не возражаю, Скарлетт, сколько нужно, столько я и подожду. Я же не задерживаю Диабло, — надменно ответила Девон.

Она едва сдержалась от приступа гнева, глядя вслед выходившей из комнаты Скарлетт, ладная, высокая фигура которой была соблазнительно обтянута узкими штанами, рубашкой и цветастым жилетом. С того самого момента, как она вошла в комнату, Девон поняла, что Скарлетт являлась тем «другом», о котором упоминал ей Ле Вотур. Связано ли внезапное появление Скарлетт на острове с планом Ле Вотура по избавлению ее из плена? Вопрос взбудоражил Девон.

Самым трудным для Девон оказалось признаться себе самой в том, что в ее сердце выросла и укрепилась любовь к Диабло. Однако, как бы она ни старалась, никак не могла найти разумных доводов, чтобы отрицать явную истину: она питала сильные чувства к негодному пирату. И все же, решила Девон, любила она его или нет, это не могло повлиять на ее готовность покинуть его, как только за ней приедет Ле Вотур. Она понимала, что Диабло только разбивает ей сердце, тогда как жизнь ей предстоит прожить с таким человеком, как Винстон. Нельзя было поддаваться безумному чувству, нужно найти силы преодолеть мучительную сердечную боль и тоску расставания с любовью пирата. Успокоив себя тем, что для нее теперь не имеет значения, преуспеет ли Скарлетт, оставшись наедине с Диабло, сумеет ли она соблазнить его, Девон удалилась в свою комнату обдумывать свое беспросветное будущее житье-бытье с человеком, которого она никогда не сможет полюбить по-настоящему, тогда как виселица будет тосковать по тому, кто покорил ее сердце навеки.

— Скарлетт, выкладывай, я жду, — сказал Диабло, нетерпеливо барабаня пальцами по крышке стола. — Что заставило тебя спешно прибыть на остров?

С нарочитой медлительностью Скарлетт уселась напротив Диабло, положив свои невероятно длинные ноги одна на другую, и нацелила на него откровенный и властный взгляд своих изумрудных глаз, обещавших все удовольствия, какие только может дать мужчине женщина.

— У меня есть кое-какая информация. Возможно, она представляет для тебя определенный интерес.

— Что за информация? — жестко спросил Диабло.

— Тебе известно, что за Девон объявлено солидное вознаграждение? Граф изнывает от тоски и ждет не дождется возвращения драгоценной доченьки. По крайней мере, такой вывод можно сделать по размерам вознаграждения. Три недели назад морской фрегат захватил корабль Стэда Боннета. Но вместо того, чтобы разрушить судно, пиратам позволили уйти и отвезти сообщение в Нассау.

Диабло уже слышал сплетни об этом в Нассау, когда ездил за Кайлом. Новости распространялись довольно быстро в Карибском бассейне. Система срабатывала лучше газет, поскольку слух путешествовал с корабля на корабль во всех пиратских портах Карибского моря.

— Да, я слышал об этом.

— И что ты собираешься делать? У красотки тоже есть свой характер. Она ничего, кроме несчастья, не принесет тебе, если ты будешь упорствовать и задерживать ее у себя. Неужели ты не видишь, что она создана не для таких, как ты? А мы с тобой, дружище, — прекрасная пара. Ни один из нас не запросит у другого больше, чем каждый готов отдать. Ты, Диабло, красивый парень и, черт возьми, самый лучший любовник, которого я когда-либо знала.

Веселая улыбка заиграла в уголках губ Диабло.

35
{"b":"13228","o":1}