ЛитМир - Электронная Библиотека

Скорчив гримасу отвращения, Скарлетт медленно развернулась и вышла из комнаты так же неслышно, как вошла.

Диабло потер онемевшую от долгого сидения за столом шею и задумчиво посмотрел на звезды. После ухода Скарлетт он направил слугу в деревню с сообщением для Кайла. Вскоре тот прибыл, и Диабло принялся излагать все услышанное от Скарлетт об испанских военных кораблях. Недовольно ворча, Кайл отправился собирать команду и готовить корабль к немедленному отплытию. Кайл нисколько не обрадовался тому, что Диабло просил его остаться на острове. Несмотря на решительные протесты своего друга, Диабло оставался неумолимым: он больше никому не мог доверить Девон на время своего отсутствия.

Отдав все распоряжения, Диабло теперь готов был присоединиться к Девон в постели и предаться медленной, страстной любви до самого утра. В два шага миновав лестницу, Диабло тихонько вошел в спальню. Девон, закутанная в черный бархат ночи, не спала, как он и думал, а смотрела на звездное небо, сидя на стуле у окна.

— Могу я надеяться, что столь грустный взгляд туманит Ваши черты из-за меня? — поддразнил Диабло.

— Диабло! — Девон вскочила со своего места и бросилась в раскрытые навстречу объятия. — Уже так поздно. Я ждала тебя.

— Идем спать, дорогая! Ночь на исходе. Не могу уйти в море, не насладившись любовью с тобой.

— Уйти в море? — В голосе появилась нотка удивления и сожаления. — Ты возьмешь меня с собой?

— Нет, не сейчас, любимая. Дело — прежде всего. Кайл останется с тобой, и будет развлекать тебя в мое отсутствие.

— Мне совсем не хочется развлекаться, — огорченно сказала она. Как она сможет покинуть остров, если повсюду за ней по пятам будет ходить Кайл? — И сторожевой пес мне не нужен. Кроме того, насколько я знаю Кайла, он, наверняка, захочет остаться с тобой.

— Тем не менее, он останется. Он получит свою долю добычи, как остальные.

Не успела Девон возразить, Диабло поднял ее на руки и уложил в постель. Она завороженно смотрела, как он снимает одежду. Тусклое мерцание свечи осветило вздувавшиеся мускулы его могучего торса. Его крепкое тело двигалось с удивительной грацией, когда он стоял перед ней, гордый и дерзкий. Девон восхищенно смотрела на соблазнительное тело, остро ощущая властное влияние его мужской притягательности и силы. От него исходила мощная аура сексуальности. Его мужское достоинство, предмет, доставивший ей столько несравненного удовольствия, возвышался из темноты густых зарослей, притаившихся в основании его стройных ног. Девон невольно потянулась, чтобы осыпать ласками крепкого красавца, в котором пульсировала сама жизнь.

— Нет, любовь моя, — Диабло остановил ее руку, — не хочу, чтобы ночь закончилась, не успев даже начаться. Ляг на спину и позволь мне любить тебя.

Девон знала, что это происходит в последний раз между ними. В последний раз она вместе с Диабло наслаждается восхитительными мгновениями любовных утех. Возникшее в ней желание разгоралось все сильнее. Она хотела оставить свое клеймо на этом мужчине так, чтобы пребывать в его памяти вне времени и пространства.

— Теперь моя очередь, Кит, — сказала она решительно, — позволь мне любить тебя.

Прежде чем он успел возразить, Девон притянула его к себе, сбросила с себя пеньюар. Он замер от восторга, не смея даже дышать.

— Я весь твой, любовь моя, — выдохнул он, когда она всем телом прижалась к нему.

Пустив в ход свои руки, губы и рот, Девон воспользовалась всеми секретами, которым обучил ее Диабло, чтобы доставить ему величайшее наслаждение, какое он никогда не знал прежде. Итак, она оседлала его стройные гладкие бедра и впустила его в свой влажный гротик. Диабло чуть не обезумел от восторга и охватившего его желания. Отважная наездница задавала ритм и ловко управляла движениями двух слившихся тел. Диабло следовал в такт лихому галопу. Кровь стучала в висках от напряжения, вены готовы вот-вот взорваться. Отчаяние охватило его. Затем он вдохнул в себя ее губы, не давая ускользнуть. Нетерпение нарастало с каждым мгновением. Извержение бурной страсти становилось неминуемым, когда он усиливал любовную гонку.

Девон издала гортанный крик в сладкой агонии, как только его взвихренная страсть подняла ее и закружила в бешеном водовороте. Вся она в этот момент превратилась в единый образ огня, страсти и любви. Затем она закричала, содрогаясь всем телом в упоительном экстазе:

— Кит!

Диабло не остановился, продолжая свою пытку до тех пор, пока последние угольки ее страсти не угасли в упоительном блаженстве неги. Никогда он еще не чувствовал себя таким сильным, исполненным мужской зрелости, желающим, чтобы наслаждение длилось вечно. Однако вскоре его тело сдалось, и он излил свой бурный поток сладострастия в надежное укрытие Девон.

— Ты не спишь, любимая?

— Нет. Тебе уже пора?

— Нет пока. Еще есть время предаться любви снова, но сначала я хочу тебе кое-что рассказать.

Девон напряглась. Действительно ли она хотела услышать слова Диабло? Интуитивно она почувствовала, что он хочет сказать, хотя про себя думала, что лучше бы это осталось невысказанным. Она хотела, чтобы их расставание прошло без нежностей и слезливых прощаний, чтобы ни один из них не раскрывал своих истинных чувств, которые никогда не превратятся в реальность.

— Кит, а может, не стоит? Едва ли сейчас самое подходящее время для этого.

— Лучшего времени не представится, родная. Я люблю тебя, Девон. Никогда не думал, что скажу это когда-нибудь женщине, но ты не похожа ни на одну, с которыми мне довелось встретиться прежде, и к которым меня влекло. Я хотел бы провести остаток жизни с тобой. Хотел бы иметь детей. Я бы хотел, Господи, хотел бы, чтобы мы остались вместе навсегда. Неважно, что для этого потребуется. Я найду способ.

— Не надо, Кит, ты не ведаешь, что говоришь. — Слова Диабло повергли Девон в трепет, и она не понимала, что же он имел в виду, говоря это. Ее собственное сердце истекало любовью. Ей хотелось плакать, но она готова была откусить язык, чтобы не дать словам и чувствам вылиться наружу.

— Я точно знаю, что говорю. Ты не представляешь, как я тебя люблю, как мне нравится звучание моего имени, слетающего с твоих губ. Моего настоящего имени. Ведь я почти забыл, что у меня совершенно другое имя, а вовсе не Диабло.

— Кит! Послушай! — взмолилась Девон. — Мы должны расстаться. Наша привязанность обречена. Здесь больше, чем просто любовь. Нужно подумать о других людях. Здесь мой отец и жених. Ты и я — мы из разных миров. Ничего хорошего никогда не получится. Как я смогу остаться с тобой, сознавая, что не за горами тот день, когда мне придет сообщение о том, что тебя схватили или повесили?

— То, что я чувствую по отношению к тебе, выходит за рамки простого увлечения, — признался Диабло. — Если бы мы принадлежали к одному сословию, были равными, изменило бы это что-нибудь?

— Возможно, — помедлив, согласилась Девон. — Но что же хорошего в этом стечении обстоятельств, когда мы оба представления не имеем, кто ты и как закончится твоя жизнь?

— Как только я вернусь, любовь моя, мне нужно обязательно рассказать тебе одну длинную историю. С одной стороны, она шокирует тебя, а с другой, — заставит по-другому относиться ко мне.

— Очень сомневаюсь, что существуют какие-то причины, способные изменить мое отношение к тебе.

— Я открою перед тобой свою душу, Девон. Я — Диабло, человек, хранящий свои страшные тайны и гордый завоеваниями представительниц прекрасного пола. Кто бы мог подумать, что я склоню колени перед маленькой хрупкой женщиной, которая может любить, как кроткий ангел? Господи, Девон, почему ты не можешь полюбить меня так же сильно и страстно, как я полюбил тебя?

Девон вспыхнула, прикусив кончик языка, чтобы не закричать во весь голос о своих чувствах, однако остереглась, поскольку это может принести обоим много горя.

— Если тебе станет легче, то ты не безразличен мне, Кит. Более того, могу признаться, что интерес мой намного глубже. Однако какой смысл говорить о том, что обречено, не успев начаться.

37
{"b":"13228","o":1}