ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сжалиться, ба! Не унижайся, Винстон, тебе это не к лицу. А кто-нибудь пожалел меня? Я не знаю, участник ли ты сговора отца или нет. Во всяком случае, тот уже не в состоянии рассказать о чем-либо. Однако я пришел сюда не ради грабежа, поэтому вовсе не собираюсь лишать тебя жалких остатков имущества. Как тебе уже известно, моя главная цель — любопытство, именно оно и привело меня сюда. Тем не менее, не стоит беспокоиться: я очень скоро покидаю Англию.

Кит понимал, насколько опасно оставаться в Лондоне, поскольку многие просто могли опознать его и донести властям. Он явился в Лондон с одной единственной целью, поэтому не собирался предъявлять иск и претензии на утраченный титул и имущество. Все же трудно устоять перед великим соблазном потягаться с дядей. Но мысли о мести сразу же улетучились, когда он узнал, что человек, причинивший ему столько страданий, находится на смертном одре. И, тем не менее, Винстон, в то время восемнадцатилетний парень, вполне мог оказаться причастным к преступлению, совершенному против его двоюродного брата.

— Спасибо, Кит, — дрожащим от страха голосом прошептал Винстон.

Кит никак не мог знать, что Винстон отнюдь не такой невинный святоша, каким прикинулся. На самом деле ему все было известно о плане отца учинить расправу над наследником состояния Линли, поскольку он слышал, как отец договаривался с наемными убийцами и торговался о цене. Он имел предостаточно времени, чтобы предупредить Кита о готовившемся злодеянии, но избрал другой путь, решив, что день расплаты никогда не настанет.

— Не стоит благодарить меня, Винни, — сухо произнес Кит. — Если ты виновен, то еще поплатишься за это. А пока желаю счастья тебе и твоей невесте. — Кит едва сдержался, чтобы не прыснуть со смеху. — Сжалься, Всевышний, и образумь ничего не подозревающую девушку. Не утруждайся, дорогу к выходу я найду сам.

Выйдя на улицу, Кит искренне удивился, что за превратный каприз привел его в Линли Холл. Пятнадцать лет назад жестоко оборвались связи с этим особняком и всем, что его окружало, пути назад нет. Чинно вышагивая в своем маскарадном парике, он махнул рукой кучеру и заставил себя расслабиться, с нетерпением ожидая завершения важной миссии, ради которой он, собственно говоря, и оказался в Лондоне.

Ложась спать, Девон с тоской думала, что грядущий день готовит ей суровое испытание: в предстоящую ночь она должна будет разделить ложе с Винсто-ном, позволив ему обращаться со своим телом так же, как это делал Диабло. Как она стерпит это? Как сможет позволить другому мужчине прикоснуться к себе, когда все помыслы и желания устремлялись к единственному человеку — Диабло! Любила она только его одного. И все-таки Девон понимала, что будущее ее ребенка полностью зависит от свадьбы с Винстоном. И так пойдет достаточно разговоров о том, что ребенок появился на свет слишком рано. Поэтому Винстону придется так или иначе все рассказать.

Обреченно вздохнув, Девон все-таки лелеяла в душе слабую надежду, что не придется выходить замуж за Винстона. Может быть, утром стоит во всем признаться отцу и принять его приговор.

Окно в комнате оставалось слегка приоткрытым, и Девон повернулась на другой бок, горестно вздыхая, что вряд ли ей удастся этой ночью заснуть: голова была полна тяжелых дум. Глубокой ночью Девон поежилась, ощутив прохладную струю воздуха, подувшего в окно и слегка разметавшего занавески. Она немогла видеть фигуру человека, одетого во все черное. Он неслышно забрался в окно и неподвижно стоял, притаившись в полумраке комнаты. Девон внезапно стало очень холодно. Она поднялась с постели и подошла к окну, чтобы закрыть его. Сквозняк явно мешал ей заснуть.

Луна заливала спальню мягким светом, который достаточно ярко озарил лицо Девон. Серебристые глаза Диабло злобно прищурились, как только выхватили во мраке знакомые черты и формы любимого существа. Несмотря на то, что он едва сдерживался, чтобы не придушить вероломную дрянную девчонку, он все-таки отметил про себя ее удивительную красоту. Диабло крепко сжал кулаки, пытаясь овладеть своим гневом и сдержать нахлынувшую ярость. Он хотел, чтобы Девон ясно представляла себе причину, из-за которой он собирался убить ее. Он четко определил, что предательница должна сама услышать мельчайшие детали беспричинного нападения на невинных людей перед тем, как умрет. Диабло хотел, чтобы она полностью осознала, какую ужасную несправедливость допустила, выдав тайну Райского Острова.

Девон подошла к окну и опустила его. Но вдруг что-то насторожило ее. Появилось безотчетное чувство, что она находилась в комнате не одна. Каждая клеточка ее тела возликовала от удивительного открытия: сколько раз она вдыхала этот пряный, опьяняющий аромат, когда знакомые сильные руки нежно держали ее в своих крепких объятиях? Она узнала бы этот запах повсюду и сумела бы отличить его из тысячи других, распознавая в тот самый момент, как только он входил в комнату, даже если бы ей завязали глаза.

— Диабло… — родное имя слетело с ее губ дуновением летнего ветерка, ласкового и желанного, такого нежного.

Диабло вышел из полумрака, и струившийся из окна свет упал на его суровое лицо. Девон ахнула, увидев беспощадные серебряные кинжалы глаз, пронзившие ее с такой ненавистью, что она отпрянула назад в страхе и тревоге. Диабло разъяренной пантерой накинулся на нее, схватив за плечи, заставил посмотреть ему в глаза. Девон, не понимая причины его жестокости, смутилась. Никогда он не прикасался к ней так. Прежде от него исходила бесконечная нежность. Неужели он совершенно изменился из-за того, что она оставила его. Или потому что она поддалась на удочку Ле Вотура?

— Диабло, пожалуйста, перестань. Мне же больно.

— Ты вероломная неблагодарная дрянь! Я не убиваю тебя тут же на месте только потому, что хочу заставить узнать, за что ты умрешь. — Его лицо оставалось суровым, жестоким, беспощадным, а в голосе не слышалось ни одной нотки сочувствия.

Девон пришла в ужас и полное отчаяние: она совершенно не узнавала этого жестокого человека. Перед ней стоял разъяренный незнакомец, готовый совершить убийство.

— Что я сделала?

Огромные ручищи Диабло, оставив трясущиеся плечи Девон, поползли вверх — к тоненькому стебельку стройной шеи.

— Так легко, — злобно шипел он, — переломить эту прелестную шейку. Чуть надавил — и все кончено — и он слегка сжал пальцами, но этого оказалось достаточно, чтобы Девон начала задыхаться. У нее сильно закружилась голова. — Ты поплатишься за все ненужные смерти, которые произошли из-за твоего предательства. — Внезапно Диабло прекратил сдавливать ее шею, и Девон начала жадно ловить ртом воздух.

— Скажи мне, Диабло, — продолжая задыхаться, произнесла Девон с болью в голосе. — Что я сделала? Если я должна принять смерть из твоих рук, то хочу знать, за что.

— Думаю, можешь быть довольна делом своих рук. Из-за тебя множество невинных женщин и детей лишились жизни. Тебе прекрасно это было известно, когда ты направляла британцев на Райский Остров, — осуждающе произнес он. — Ты знала, что я уехал, оставив своих людей в деревне абсолютно беззащитными. Прежде чем я убью тебя, хочу услышать из твоих уст, зачем ты решилась на это. Ты так сильно ненавидишь меня?

Лицо Диабло оставалось каменным, и Девон изумлялась, когда в ее памяти проплывали воспоминания его нежных поцелуев. Разумеется, этот сердитый, безжалостный незнакомец не способен к проявлению подобной нежности. Но больше всего она опешила от его напрасных обвинений. Она ведь никому не сказала, даже отцу, как можно проникнуть в убежище Диабло. И в самом деле, ей показалось довольно странным, что никто не расспрашивал ее о подробностях пребывания в логове опасного пирата, где она провела столько времени. Несмотря на сильную боль в горле и охрипший голос, сна должна попытаться заставить Диабло понять, что она абсолютно невиновна. Теперь от этого зависит не только ее собственная жизнь, но и жизнь ее нерожденного ребенка.

Девон провела розовым кончиком языка по пересохшим губам.

50
{"b":"13228","o":1}