ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставаясь в трансе, Девон подписала брачные бумаги, не обращая внимания, как поставил свою подпись Диабло. Если бы она оказалась внимательнее, то потрясение было бы явно еще сильнее, поскольку на бумаге стояла подпись: Кристофер Дуглас Линли, граф Гренвиль. Затем Девон оказалась на улице, ее усадили в экипаж. Наступил первый день ее замужества.

Карета тотчас же выехала за город, двигаясь по высокой живописной и пустынной дороге, бежавшей вдоль моря. Проехав несколько миль, они остановились на открытом, обдуваемом всеми ветрами пространстве, напротив крошечной и глубокой бухты, где стояла на якоре «Дьявольская Танцовщица».

Во время тряской езды от Пензанца у Девон начисто вылетело из головы, как Диабло и Кормак обсуждали корабли и грузы, расписания и встречи. Разве могла она мечтать о свадьбе с Диабло? Может, все это было ночным кошмаром, от которого она очнется, лежа в своей кровати в родном отцовском доме? Нет, тяжелое обручальное кольцо на пальце служило веским доказательством супружеских уз, но отнюдь не символом сердечной привязанности. Могла ли она надеяться снова завоевать любовь Диабло? Впрочем, хотела ли она этого сама?

Внезапно разговор между мужчинами прекратился, и Диабло, выйдя из кареты, подал руку Девон.

— Остаток пути придется пройти пешком, — сообщил он.

Кормак вскочил на место Акбара.

— Попутного ветра и дьявольской удачи, — пожелал могучий контрабандист и широко ухмыльнулся. — Возвращайтесь, когда ваши трюмы будут ломиться от французских вин, испанских пряностей и масла. Гарантирую самые выгодные цены. Вам тоже счастливого пути, прелестная леди, — сказал он, обращаясь к Девон, уверенный, что удача ей просто необходима, если она собирается жить в мире и согласии с ее неуловимым супругом.

— Прощай, мой друг, — сказал Диабло, — спасибо за гостеприимство, а также за предоставленную карету.

Затем Акбар подхватил лежавшие в экипаже вещи, и карета, громыхая, помчалась в обратный путь по пустынной дороге.

— Пошли, Девон. — Схватив ее за руку, Диабло подтолкнул ее в сторону утеса.

Сначала Девон подумала, что он собирается сбросить ее в море, пока не заметила, как Акбар скрылся внизу, спустившись по едва заметной тропинке, ведущей к узенькой полоске берега у самой воды. Несмотря на то, что тропинка была довольно крутая и скользкая, Девон преодолела ее без особого труда, опираясь на руку Диабло. Ради его ребенка, других причин быть не могло, — как подозревала Девон, — он не позволит, чтобы с ней что-то случилось. Слава Богу, что Диабло не поручил ее заботам мстительного Акбара, иначе она могла бы и не добраться до берега.

— С тобой все в порядке? — с беспокойством спросил Диабло, когда они дошли до цели. Еле переводя дух, Девон кивнула. — Вон подплывает лодка.

В считанные минуты посланная от «Дьявольской Танцовщицы» лодка врезалась в берег. Двое выпрыгнули, чтобы придержать ее в волнах прибоя. Подхватив Девон на руки, Диабло по колено вошел в бирюзовую воду и бесцеремонно забросил ее в лодку. Девон заметила изумленное выражение на лицах двух людей, когда те узнали ее. Как могла команда Диабло ненавидеть ее за совершение поступка, о котором она даже не знала!

Девон осознала всю глубину презрения, как только ступила на палубу «Дьявольской Танцовщицы». Недовольный ропот прокатился с одного конца корабля к другому. Только Диабло мог положить конец негодованию пиратской братии.

— Кэп, что эта тварь делает на борту? — выкрикнул Дэнси. — Ты притащил ее сюда, чтобы все смогли полюбоваться, как она будет болтаться на мачте? — Дэнси во время бойни на Райском острове лишился женщины и ребенка.

— Отдай ее нам! — закричал другой.

Девон испытала смертельный страх, подобный тому, когда пальцы Диабло сомкнулись на ее горле.

— Прекратите, братцы! — скомандовал Диабло, потрясая в воздухе рукой, чтобы привлечь внимание. Большинство пиратов подчинилось, хотя многие продолжали ворчать. — Леди Девон сегодня стала моей женой. Нас официально обвенчал в Пензанце пастор Клемент всего час назад.

Общий рокот протеста прокатился в толпе, и послышались неодобрительные возгласы.

— Предатель! — закричал один из пиратов.

— Зачем ты сделал это? — выкрикнул другой.

— Если тот, кто обозвал меня предателем, сделает шаг вперед, сочту за счастье разуверить его в этом. — Мрачный взгляд и суровое выражение лица сделали свое дело. Никто больше не возникал против воли капитана. — Леди Девон — моя жена, и никому не позволю неуважительно обращаться с ней. А теперь, ребята, пора поднимать паруса.

Продолжая ворчать, но уже между собой, пираты принялись выполнять приказы Акбара, который рявкал на подчиненных, чтобы привести в движение судно. Они все еще находились в английских водах и понимали, какая опасность им грозит.

— Почему ты не скажешь им, что я не виновата? — настойчиво спрашивала Девон.

— Как я могу сказать им то, чего не знаю сам? — ответил Диабло, посмотрев с укором на Девон.

Вдруг возле Диабло появился Кайл, и Девон широко улыбнулась, уверенная, что, по крайней мере, один человек, наверняка, является ее другом на борту враждебной «Дьявольской Танцовщицы». Однако, осуждающе-хмурый взгляд и холодные слова Кайла не оставляли никаких сомнений в том, что на дружеское расположение Кайла можно было не рассчитывать.

— Рад, что Диабло не убил тебя, красотка, — сухо заметил Кайл, — но если бы я думал, что он не в состоянии будет переломить тебе шею, никогда бы не позволил ему вернуться в Англию первым. Мне непонятно, зачем он женился на тебе и притащил снова сюда, где тебе, явно, придется несладко. О чем только Диабло думал?

— Кайл, пожалуйста, поверь. Я никакого отношения не имела к нападению на Райский Остров, — умоляла Девон.

Кайл, казалось, не слышал.

— На что ты надеялась, когда уговорила Диабло жениться на тебе? Готова ли ты смириться с ненавистью в его сердце?

— Я вовсе не уговаривала его, он сам…

Ее объяснение утонуло в порыве ветра. Когда он немного стих, Диабло сердито объявил:

— Девон носит моего ребенка.

— Пресвятая Богородица! Это правда, красавица?

Лицо Девон стало пунцовым. Она надеялась еще какое-то время скрыть свой позор.

— Я… я думаю, это так, — призналась она сдавленным шепотом.

Тотчас же сердитый взгляд Кайла стал сочувственным. Он не завидовал Девон. Ей предстояло жить с мужчиной, любовь которого превратилась в ненависть и недоверие из-за ее немыслимого поступка. С большим трудом он пытался разобраться, какие планы вынашивал Диабло, и как он поступит после рождения ребенка. Кайл знал, что Диабло временами бывает невероятно беспощаден, и боялся, что пережитое оскорбление толкнет его на совершение поступка, о котором впоследствии придется пожалеть. У него в сердце не было слов сочувствия для Девон. Он замолчал, пытаясь справиться со своим ощущением неловкости. Если Девон была виновата в том, что выдала секрет их укромной бухты, тогда она полностью заслуживала наказания Диабло, неважно какого.

Поэтому Кайлу ничего не оставалось, как еще раз повторить в ответ на потрясающую новость Диабло:

— Пресвятая Богородица!

Девон в течение трех дней не ступала за порог каюты Диабло. Впрочем, ей совершенно этого не хотелось. Глубокая неприязнь пиратской команды выветрила из ее головы даже мысль о прогулке среди разбойников. Ее дневные упражнения сводились к ходьбе по каюте, а свежий воздух и солнечный свет она получала, стоя у открытых окон, выходивших на остов судна.

Диабло она не видела с тех самых пор, когда он оставил ее стоять посередине его каюты, тогда как он сам собрал свои личные вещи. Девон сделала вывод, что он перебирается спать в другое помещение. У нее впереди было более чем достаточно времени поразмышлять о предстоявших месяцах и годах, если ей будет позволено жить так долго. Неужели после рождения ребенка ее отбросят, как старую, ненужную туфлю, и она никогда не увидит своего ребенка вновь? Нет! Она изо всех сил затрясла головой. «Никогда не позволю, чтобы это случилось. Кто станет заботиться о ее ребенке? Тара? Скарлетт?» Мысль казалась настолько пугающей, что даже собственная смерть не страшила ее.

54
{"b":"13228","o":1}