ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока Девон ходила из угла в угол каюты, в животе появилась тупая боль. Она не ослабевала уже два дня, иногда становясь нестерпимой, временами ноющей и расплывчатой. Боль заставила Девон почувствовать свою беззащитность. Теперь даже жизнь ее зависела от расположения духа Диабло. Когда старый пират Костыль, приносивший еду и присматривавший за всем остальным, доставил ужин, Девон отказалась, вежливо кивнув головой, о чем тут же донесли Диабло.

В тот вечер Девон улеглась в обычное время в постель, понимая, что с ней происходит что-то неладное. Внутри творилось нечто странное, чему она не могла никак помешать. Она долго ворочалась и не могла заснуть. Почти на рассвете Девон проснулась. Боль разрывала ее на части. Тут же причина стала ясна: внезапно хлынула кровь. Значит, все нормально. Она вовсе и не была беременна, — с ликованием подумала Девон. Она подозревала, что произошедшие за последние месяцы неприятности повлияли на месячный цикл. Скорчившись от боли, Девон выбралась из кровати, помылась и стащила окровавленные промокшие простыни. Собрав последние силы, она завернулась в одеяло и легла на голый матрац.

Затем хлынули слезы. Сначала одна за одной они покатились из глаз, а затем им на смену пришли душераздирающие рыдания, говорившие о глубоком отчаянии. Ей казалось, что все внутри охвачено огнем, а мысль о том, что ребенка Диабло вовсе не существовало, только усиливала ее горе. Обычно боль у нее возникала только в самом начале месячного цикла, но никогда она не испытывала таких сильных, похожих на схватки, приступов боли. Свернувшись в комочек, Девон задремала, щеки ее были залиты горючими слезами.

Хромой пират осторожно вошел в каюту после того, как никто не отозвался на его стук. С замиранием сердца он уставился на свернувшуюся калачиком и завернутую в одеяло Девон, лежащую прямо на голой кровати. Выглядывающее личико ее побелело, как полотно и осунулось. Затем его взгляд упал на окровавленные простыни, стянутые кое-как с кровати и лежащие кучей в углу. Он резко развернулся и выбежал прочь, пытаясь двигаться быстро, как только позволяла его хромая нога.

Через несколько минут в каюту влетел Диабло. Девон очнулась, приходя в себя, словно после наркотического сна. Она тихо застонала, когда он схватил ее за плечи.

— Девон, ты больна? — Ее бледное лицо и огромные голубые глаза, пустые и безумные от боли, сильно напугали Девон.

Наконец она сообразила, о чем он спрашивал.

— Давай, Диабло! Убей меня! — ошарашила она его своими словами. — Но я не врала, правда верила, что была беременна!

— Ты потеряла моего ребенка? — Девон подумала, что его резкий голос и каменное выражение лица служили выражением дикого гнева, хотя на самом деле это было совершенно иное чувство.

— Возможно, там никогда и не было ребенка, — произнесла Девон. Затем боль резко схватила все внутри живота и исказила дикой гримасой отчаяния ее лицо.

— Тебе больно? — слова сочувствия никак не вязались со свирепым и хмурым выражением лица Диабло. Девон только кивнула, не в силах говорить, поскольку все внутри нее было захвачено болью.

Диабло поспешил из каюты. Вернулся он очень быстро вместе с Кайлом. Кайл опустился на колени возле Девон, отводя спутанную прядь волос с ее влажного лба.

— Ты потеряла ребенка, милая? — с тревогой спросил он. Весь его скудный врачебный опыт никак не предполагал лечения женских заболеваний. Затем взор упал на испачканные простыни. — Когда это произошло?

— Ночью, — слабо произнесла Девон, — но я не уверена, что там вообще был ребенок. Моя жизнь в последнее время превратилась в настоящую пытку…

— Тс-с, ничего не нужно говорить, — успокоил Кайл. — Сильно больно?

— Да, — призналась Девон, — но это пройдет. Это всегда проходит.

— Кровь идет по-прежнему?

— Еще немного есть. Худшее уже позади.

Кайл ничего не сказал, доверяя тому, что Девон лучше знала свое тело, нежели кто бы то ни было еще. Когда она снова заснула, Кайл повернулся к Диабло, который тревожно опирался на локоть.

— Ну, что теперь делать? — спросил Диабло. Кайл перевел взгляд на запятнанные кровью простыни, затем — на бледное лицо Девон.

— Она потеряла много крови, — осторожно произнес он. — Вполне возможно, что наступил срок месячных, прерванный из-за стресса. — Однако, — подчеркнул он, — больше похоже, что она потеряла ребенка. Ты отнюдь не был с ней нежен, а пережитого шока и волнения оказалось достаточно, чтобы заставить ее потерять малыша.

— Что мы можем сделать?

— Ничего. Как только остановится кровотечение, ее молодое тело само по себе заживет. Дай срок.

— Никак нельзя точно определить, была ли Девон беременна или она только врала, чтобы спасти свою шкуру?

— Я не врач, — напомнил Кайл. — Мне очень мало известно о женских заболеваниях и проблемах. Вправлять сломанные кости и зашивать раны — все, на что хватает моих медицинских познаний. Тем не менее, считаю, что доза опия ей не повредит, а только пойдет на пользу.

Диабло согласился.

— Ты не причинишь Девон зла, хотя она больше не носит твоего ребенка, верно Кит? Знаю, что она натворила, или мы так думаем, что натворила, но смерть ее — ничего не решит.

— Ты думаешь, я способен убить собственную жену? — помрачнев, спросил Диабло.

— Мне довелось узнать, почему ты женился на Девон, как и большинство команды узнало про это, однако, пираты все еще сердятся на тебя за то, что ты привел ее на борт «Дьявольской Танцовщицы»

— Мои планы на будущее с Девон никого не касаются, — огрызнулся Диабло. — Я в состоянии защитить то, что принадлежит мне. Рано или поздно, я узнаю, предала она нас или нет. До этого времени с ней ничего не случится. Займись своими делами, Кайл, а я — своими: позабочусь о Девон.

В течение последующего дня и ночи Девон часто просыпалась и все время видела возле себя Диабло. Он сидел рядом, предлагал ей еду, питье и промокал лоб. От еды она отказывалась, качая головой, но всякий раз жадно пила. Когда она, наконец, пришла в себя окончательно, голова ее была ясная, а боль почти прошла. Диабло ушел. Она изумилась, обнаружив, что лежит на чистых простынях, одета в свежее белье, волосы аккуратно причесаны. Когда это Диабло успел превратиться в горничную? От этой мысли она улыбнулась, недоумевая, как Диабло мог справиться с подобной задачей. Если не Диабло, то кто?

Почувствовав себя гораздо лучше, Девон решила встать с постели и одеться. Не успела она коснуться пола своими длинными ногами, свесив их с кровати, когда в каюту вошел Диабло с подносом в руках. Он не мог отвести глаз от ее голых ног, причем взгляд его был теперь более заинтересованным, нежели за все то время, как он увез ее из дома. Она вспыхнула и попыталась натянуть краешек пеньюара на колени.

— Хромой занят, поэтому я сам решил принести завтрак, — сказал он, нехотя отводя глаза в сторону. — Тебе лучше?

Застенчиво поглядывая на него, Девон кивнула.

— Да, очень хочется есть.

Настроение Диабло все время менялось и было совершенно непредсказуемым, поэтому она никогда не знала наверняка, как себя с ним вести. Чаще он смотрел на нее с ненавистью, выражение лица менялось от враждебного до исключительно любезного.

Девон заметила, что Диабло снова отпустил бороду, напоминая ей о самой первой встрече, когда она увидела его, гордого и неприступного, с петлей вокруг шеи, на эшафоте виселицы. Даже тогда его мужественная красота поразила ее, а очарование завоевало ее сердце. Она не могла точно сказать, когда впервые осознала, что любит этого красавца-разбойника. Возможно, это была любовь с первого взгляда. Пусть Диабло — пират, но Девон интуитивно чувствовала, что у него не было ничего общего с теми грубиянами, которые бороздили морские просторы в поисках крови и добычи. Что-то в его поведении предполагало нежное воспитание, какой бы вид он ни напускал на себя, под маской грубости проступали изысканные манеры благородного человека.

— Кайл считает, что тебе следует оставаться в постели еще день-два, — сказал Диабло, прерывая размышления Девон.

55
{"b":"13228","o":1}