ЛитМир - Электронная Библиотека

Волосы, словно густой мед, струились по спине Девон, когда она подняла голову навстречу теплому солнечному свету. Издалека Багамские острова сверкали, как драгоценности, разбросанные на мерцающей поверхности воды. Нос «Дьявольской Танцовщицы» уверенно рассекал сине-зеленые водяные пласты, паруса раздувал попутный ветер. Быстро приближавшиеся острова являли собой вид, от которого захватывало дух, несмотря на унылые думы Девон о предстоящем будущем на этих пронизанных солнцем зеленых берегах. Прошло уже два дня с той ночи, когда Диабло приходил к ней в каюту и щедро дарил ей свою любовь. Очевидно, их страстные объятия сильно повлияли на него, потому что с той самой памятной ночи она часто ловила на себе его задумчивый взгляд. Она знала, что ее настойчивые расспросы заставили его глубоко заглянуть в самого себя, разбудили совесть, и ей было интересно узнать, принял ли он решение в отношении того, как поступить с ней дальше.

— Мы держим курс на те дальние острова? — Девон услышала голос остановившейся рядом с нею Карлотты. Обе они стояли у края борта и наслаждались свежим ветерком.

— Да, — ответила Девон, раздосадованная тем, что ее одиночество нарушила сумасбродная сеньорита.

— Он чертовски красив, правда? — вздохнула Карлотта, переводя взгляд на капитанский мостик, где стоял Диабло. — У него необыкновенные глаза. Я таких никогда раньше не встречала. Когда он смотрит на меня, я забываю обо всем на свете. Стоит ему только попросить, и я бы…

— Разумеется, — возмущенно воскликнула Девон. Ей хотелось, чтобы эта несносная женщина оставила ее в покое. Наплевать, сколько раз Диабло спал с Карлоттой. По крайней мере, она старалась себе внушить именно эту мысль.

Черные глаза Карлотты внезапно вызывающе засверкали.

— Кто тебе Диабло? Я знаю, что ты не спишь с ним, значит, в любовницы ты не годишься. Кайл слишком много внимания уделяет Марлене, поэтому его девочкой тебя тоже нельзя назвать. Возможно, за тобой приударяет кто-нибудь из команды Диабло, — предположила она.

Терпение Девон иссякло. Ее глаза вспыхнули синими искрами, грозно сверкнув в сторону самодовольно ухмылявшейся Карлотты. Давно пора сказать правду этой дерзкой испанке.

— Я — жена Диабло.

— Врешь! — завизжала Карлотта, привлекая внимание всех, кто оказался поблизости. — Ты — обыкновенная путана, и ничего больше. Может, ты и была девкой Диабло, но никак не его женой.

— Ага, Девон является мне законной женой, Карлотта, — с улыбкой воскликнул Диабло. Застигнутая врасплох внезапным появлением капитана, Карлотта уставилась на него огромными, словно блюдца, глазами. — Девон никогда не лжет, особенно в таком серьезном вопросе, как наш брак.

— Почему мне никто не сказал об этом раньше? — заявила Карлотта.

— Потому что тебя это никак не касается. Я редко раскрываю подробности своей личной жизни перед людьми, которые мне абсолютно несимпатичны. Или ты забыла о своем положении на корабле?

Девон открыла от удивления рот и изумленно уставилась на Диабло. Ее поразило его презрение к строптивой брюнетке, пытавшейся раскинуть свои обольстительные сети. Сколько людей, мелькнуло у нее в голове, заманила Карлотта в свою чувственную паутину?

— Поженились, надо же! — с иронией фыркнула Карлотта. — Разве не обычное дело супругам спать в одной постели?

— Ай-ай, Карлотта, — Диабло шутливо пригрозил пальцем испанке, — ты шпионила за мной? Ты следила за каждым моим движением и днем, и ночью? — Он многозначительно посмотрел на Девон и подмигнул, всколыхнув воспоминания о прежнем пленительном облике дерзкого пирата, свалившегося ей в карету во время собственной казни. — Разумеется, я надеюсь, что неправ, ибо столь целомудренная молодая особа от стеснения упала бы в обморок, если шпионила бы и увидела все мои проделки.

— Ах! — в негодовании воскликнула Карлотта и недовольно топнула ножкой. — Вы просто невыносимы! Однако чего же еще можно ожидать от пирата?

Резко повернувшись, Карлотта поспешно удалилась, чуть не запутавшись в подоле своей юбки.

Девон обрадованно хихикнула.

— Боюсь, ты рассердил Карлотту.

— Она — избалованная молоденькая женщина, которая думает только о своей важной персоне. Кроме того, у меня уже есть женщина, которая не просто удовлетворяет мои нужды, но значит для меня гораздо больше. — В уголках губ Диабло притаилась хитрая улыбка. Когда он взглянул на нее, глаза сияли таким светом, что лицо Девон невольно залилось краской. Диабло отметил, что она выглядит потрясающе, и поймал себя на мысли, что почти совершенно забыл о ее коварной измене.

Боковым зрением Диабло поймал мрачное выражение лица Акбара и понял, что турок по-дружески хочет напомнить ему, что нельзя доверяться женщинам. Заметив направление взора Диабло, Девон многозначительно посмотрела на неустрашимого исполина.

— Акбар совсем не любит меня. Я ему никогда не нравилась.

— Акбар не выносит женщин вообще, — признался Диабло. — Когда-то он служил стражником во дворце султана, где и приглянулся любимой наложнице владыки. Обычно Акбару запрещалось находиться поблизости с гаремом, но Таллах подкупила старшего евнуха, и Акбар стал наведываться в гарем регулярно. Другая наложница, ревновавшая к положению и популярности Таллах у султана, в скором времени предала их.

— Как ужасно, — пробормотала Девон, по-новому взглянув на Акбара. — Теперь неудивительно, почему он так относится ко всем женщинам. Но он любил Таллах?

— Как сказать? Когда Таллах пытали, она, чтобы спасти свою жизнь, заявила, что он принуждал ее. Это не помогло. Таллах упрятали в мешок и бросили в море. Акбар был отличным воином на службе у султана, поэтому его помиловали и оставили в живых. Но вместо султанского дворца Акбара продали в рабство, и он тянул свою лямку гребцом на испанском судне. Многие годы тянулись чередой тягот и мучений, а ненависть к женщинам стала его второй натурой. Он одержим и неисправим.

Девон повела плечами.

— Как он сбежал?

— Блэк Барт напал на его судно, и Акбара освободили. Он вступил в пиратское братство, и вскоре мы с ним встретились. Многие рабы с тех судов плавают на моем судне. Однажды я спас жизнь Акбара, и он вызвался быть моим телохранителем. Он выручал меня много раз. Он всем сердцем убежден, что от женщин исходят одни напасти, впрочем, — хороши они только для одного дела.

— Хочу, чтобы он понял, что я ни для кого из вас не представляю опасности.

— А вот это мы еще увидим, правда?

Диабло настоял на том, чтобы сначала привести Девон в старую деревню и показать разрушения, которые, по его убеждению, случились именно по вине Девон. На первый взгляд, все выглядело довольно мирно, но когда они по неприметной речушке вошли в бухту, Девон увидела разор и опустение на месте веселой маленькой деревушки.

Она в ужасе смотрела на груду обгоревших обломков, разбросанных повсюду на берегу.

— К счастью, поля и дом уцелели, а работавшие на плантациях люди попрятались в лесу и не показывались, пока английские мародеры не убрались восвояси.

— Твой дом стоит по-прежнему? — спросила Девон, изумившись и обрадовавшись одновременно.

— Да, англичане не потрудились выйти на берег, иначе, дом постигла бы, скорее всего, такая же участь.

Судно долго не вставало на якорь, и Диабло почти не разговаривал. Он все еще сильно переживал из-за подлого нападения и не мог спокойно рассуждать об этом, пока внутри все кипело от гнева. Убедившись, что Девон получила полное представление о бессмысленной трагедии, разыгравшейся на острове, Диабло направил «Дьявольскую Танцовщицу» по прежнему курсу.

— Ты должен завязать мне глаза? — вызывающе спросила Девон, когда Диабло поднес повязку к ее лицу. То же самое он проделал с Карлоттой и Марленой.

— У меня нет другого выхода. Я поверил тебе всего один раз, а что из этого вышло?

— Я бы никогда не рассказала, — поддела Карлотта.

Диабло пропустил ее слова мимо ушей, словно Карлотты не существовало вовсе.

61
{"b":"13228","o":1}