ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вышел из полумрака.

— Девон, — имя ласкало уста и слух.

— Ты следил за мной?

— Ты плачешь?

— Плачу? Вовсе нет, — возразила она, еле сдерживая всхлипывания.

— Любимая, позволь мне осушить твои слезы.

Опустившись перед ней на одно колено, он положил ладонь ей на затылок и привлек к себе ее лицо. Затем она почувствовала, как бархатистый кончик языка, нежно касаясь щек, слизывал жемчужные капельки, смакуя губами солоноватую драгоценную влагу.

— Помоги мне, Всевышний, я еще пытался тебя ненавидеть, — прошептал Диабло в розовый венчик ее прелестного ушка. — Неважно, что ты натворила, меня влечет к тебе с неутихающей силой. Пойдем, любимая, хочу твоей любви прямо сейчас.

Завороженная Девон обвила его теплую руку своими ладонями. Она не смогла противостоять чарующей власти искусителя, манившего ее дальше и глубже в тягучую паутину желания, обволакивающую ее чувства и разум пьянящим дурманом.

— Как отвратительно! — едко вскричала Карлотта. — Взгляни на них. Ведут себя, как животные. Как это они еще не устроили любовную сцену прямо на земле.

Они с Марленой вышли на веранду исключительно затем, чтобы поглазеть на интимную сцену. Ее жестокое замечание желаемого эффекта не произвело, так как Диабло только рассмеялся, подхватил Девон на руки и бросился в дом, подгоняемый разбуженным желанием.

— Животные! — повторила Карлотта, возмущенно топнув своей крошечной ножкой. Ей казалось несправедливым, что Девон заполучила такого красавца-мужчину, а ее удел — стать невестой престарелого дона.

— По-моему, это прекрасно, — вздохнула Марлена. — Жаль…

— Выбрось подобные мысли из своей головы, — вскипела Карлотта. — Тебе совершенно не светит ни любовь, ни замужество. Если повезет, в один прекрасный день какой-нибудь мужчина, может, и переспит с тобой, но только ничего из этого не получится. Ты скоро наскучишь ему, и он выбросит тебя, как старый стоптанный башмак. Пошли, прогуляемся перед сном. Я немного развеюсь, и настроение, надеюсь, улучшится.

Диабло медленно опустил Девон на пол. Ее легкое тело плавно скользнуло по его груди, животу и бедрам. Когда она подняла голову и посмотрела ему в лицо, глаза Диабло пылали страстью, от которой медленно разгоралась горячая спираль желания во всем ее теле. Его ладони скользили по ее груди, животу, бедрам. Неторопливо он принялся снимать ее одежду, с наслаждением освобождая любимое тело от лишних покровов, пока оно не оказалось перед ним в ослепительном сиянии совершенной наготы. Затем он поцеловал ее, рот оказался теплым и нежным, зовущим к восхитительным ласкам.

Ладони Диабло прижались к ягодицам, а пальцы слегка поглаживали мягкие округлости.

— Господи, как я благодарен тебе за упоение страсти, — прошептал он, любуясь искрой желания в ее глазах, разгоравшегося, словно костер в ночи, от каждого его прикосновения. — Я не хочу обижать тебя, хочу только любить.

Его слова произвели ожидаемый эффект, и Девон растаяла перед ним. Она принадлежала только этому человеку, будет принадлежать лишь ему, как бы ни распорядилась ими судьба. Завороженно глядя в глаза Диабло, Девон своими слабыми пальчиками яростно боролась с застежками его одежды. Смеясь, он отвел ее пальцы в сторону и быстро сбросил непослушное одеяние. Наконец, он стоял перед ней абсолютно обнаженный, в полный рост, исполненный мужской красоты и гордости. Он поднял Девон высоко над собой и упал вместе с ней поперек кровати. Он покатился вместе с ней, и она неуклюже распласталась поверх него.

Его глаза сияли страстью. Девон нежно поглаживала покрытый мягкими завитками живот, пальцы вспорхнули над густыми зарослями пушистых черных волос на груди. Пропасть между ними по-прежнему оставалась огромной и неодолимой, однако, всякий раз любовь растапливала крошечную частицу их противоречий, а Девон старалась найти способ, как победить оставшееся непонимание. Ей хотелось осилить их трудности и превозмочь беды, изгнать недоверие и превратить иллюзорный момент волшебной прелюдии в осязаемую реальность.

Наклонившись поцеловать лицо Диабло, Девон изумилась, когда он проворно уклонился от нее, схватил руками за плечи и выпрямил. Она послушно села. Его руки плавно ласкали ее грудь, скользили вниз по животу к соломенному гнездышку волос между ног, затем он усадил ее верхом на себя. Она удивленно раскрыла глаза, но не осмелилась возразить.

— Хочу видеть тебя всю, когда мы любим друг друга. Твоя грудь так прекрасна, — он протянул руки и прикоснулся к нежным холмикам с алыми коралловыми бусинами сосков. Едва он дотронулся до них самыми кончиками чутких пальцев, Девон почувствовала, как ее насквозь пронзают острые язычки горячего пламени.

— Тебе нравится?

— Да, очень.

Хитро улыбаясь, Диабло оставил грудь и позволил пальцам пробежаться вниз до тонкой талии, изящным изгибам бедер, плоской трепетной линии живота. Девон бросило в жар, и она взмолилась, заставляя Диабло унять костер, полыхавший внутри нее.

Девон чуть не задохнулась, когда теплые ладони сильно принялись ласкать колени и поднялись вверх к шелковистой поверхности внутренней стороны бедер, слегка задержавшись на бархате самого укромного уголка. Она замерла, когда искусные пальцы раздвинули кудрявое гнездышко волос, и, нежно погладив их, проникли, наконец, к заветному бьющемуся источнику страсти. Пока его пальцы совершали магический ритуал, резкая дрожь пробежала по телу Девон, она вскрикнула, голова ее опустилась, глаза невольно закрылись. Вдруг она ощутила внезапный порыв бешеной страсти. Она опиралась руками в его грудь, что не позволило ей в изнеможении рухнуть на пол. Всем телом Девон прильнула к Диабло.

Ее коралловые сосочки оказались совсем рядом с его губами, и он поймал сначала один набухший от желания бутон, затем второй, лаская их языком и катая между зубами до тех пор, пока тело Девон опять не начало трепетать от охватившей ее безумной страсти. Когда его пальцы глубоко проникли во влажные и горячие глубины, Девон радостно застонала. Диабло вожделенно наблюдал за ее лицом, не прекращая своих исступленных ласк до тех пор, пока ее тело не успокоилось.

— Теперь я хочу, чтобы ты любила меня, — хрипловато прошептал он ей в самое ухо.

Девон подняла голову, ее глаза недоуменно раскрылись. Она пыталась вникнуть в смысл произнесенных им слов. То, о чем он говорил, стало ясно, как только его руки устремились к ее бедрам, слегка приподняли ее и осторожно опустили на стальное копье его мужского естества. Она прерывисто задышала, когда его обжигающий жар сначала коснулся ее, а потом проник внутрь, уходя все глубже и глубже, пока раскаленное жало не заполнило ее всю.

— Люби меня, дорогая, — повторил он неясно. Слова запекались на его языке, глаза заволокло густой горячей пеленой, а лицо сгорало от жгучего пламени страсти.

Вены на шее Диабло вздулись, образуя контрастный рельеф на бронзовой коже, когда он пытался удержать контроль над собой, стремясь дать возможность Девон самой задавать темп движений. Крепко поддерживая ее за бедра, он направил ее так, как ему нравилось, затем подождал, пока она освоит ритм и поведет норовистого скакуна любви. Почувствовав его намерение, она на лету схватила урок и выдала ему все, к чему он так настойчиво стремился. Ее бедра призывно двигались в такт с его нараставшим возбуждением. Затем он отпустил ее бедра и отыскал груди. Она вскрикнула, как только он прикоснулся к ним своими ладонями.

Диабло застонал и привлек Девон к себе так, чтобы доставать языком и ласкать губами ее восхитительные бугорки. Он нежил и лелеял их с трепетным восторгом. Горячие ладони настойчиво прижимались к шелковистым округлостям, вздымавшимся и опускавшимся над его телом. Она предавалась страсти без оглядки и смущения, с пьянящим восторгом встречая безумство его желаний. Наконец из его груди вырвался хриплый крик, и он крепко прижал ее к себе, судорожно содрогаясь всем телом. Он все еще не отпускал ее, и Девон почувствовала, как что-то глубоко внутри нее вырвалось и устремилось в бездну пространства. Она громко закричала, потеряв ощущение реальности, словно таинственная волшебная сила подняла ее и закружила в безбрежных волнах упоительного экстаза.

63
{"b":"13228","o":1}