ЛитМир - Электронная Библиотека

Несколько недель спустя Диабло, один из самых состоятельных пиратов, открыто и дерзко вошел под парусами в гавань Лондона. На самой высокой мачте «Дьявольской Танцовщицы» развевался пиратский флаг. Несмотря на суровые слова, написанные в письме к Девон, Диабло знал, что в Англию он прибыл исключительно из-за любви к ней. Любовь не желала умирать в его сердце, как бы жестоко он ни пытался расправиться со своим чувством с помощью алкоголя или напрасного риска. В душе его жила надежда, что когда-нибудь настанет день, когда будет восстановлено его доброе имя. Тогда он отыщет Девон и попробует заставить ее понять, что письмо — результат ужасной боли, иссушившей его сердце.

Услышав, что Диабло принял амнистию, Скарлетт помчалась вслед за ним в Англию. В трюмах «Красной Ведьмы» припрятано столько добра, что хватит на несколько жизней.

— Послушай, дорогая, не думаешь ли ты, что Винстон заслуживает лучшего отношения, нежели ты проявляешь к нему?

— Я говорила тебе, отец, что не могу выйти замуж за Винстона. Я не люблю его.

Лорд Харви тяжко вздохнул. Который раз он вновь и вновь возвращался к этой теме, но все напрасно.

— Но ведь вокруг столько кавалеров. Стоит тебе только выбрать. — Девон молчала. — Знаю, ты вообразила, что любишь Диабло, но такая юная и впечатлительная девушка, как ты, легко попадается в коварные сети низменных желаний искушенных и погрязших в пороке мужчин. Поверь мне, Диабло, наверняка, опытный совратитель. Очевидно, он напустил на тебя своего рода колдовство. Как же еще можно объяснить твое увлечение им? Какую власть он имеет над тобой?

— Колдовство тут не при чем, отец, — ответила Девон, уставшая до смерти от нравоучений, неважно, в какой бы завуалированной и любезной форме они ни подавались. — Я люблю Диабло, а он любит меня. Или любил до тех пор, пока Винстон не увез меня. Теперь он ненавидит меня.

— Откуда ты знаешь?

Девон отрешенно вздохнула, не желая изводить себя думой о ненависти Диабло и открывать тайну, откуда она наверняка знает о чувстве милого ее сердцу пирата.

— Просто знаю.

— Образумься, Девон, — ласково увещевал граф, — у тебя нет будущего с этим… этим разбойником.

Девон нарочно скрывала, что Диабло взял ее в жены. Что толку от этого, если кроме лишнего повода для расстройства, ничего это сообщение отцу не даст.

— Я намеренно не хочу глубоко копаться в отношениях между тобой и Диабло, — медленно произнес граф, — и не собираюсь этого делать сейчас. Ты — моя дочь, и я люблю тебя все равно, что бы там ни случилось с тобой. Однако, на мой взгляд, если Винстон все еще горит желанием взять тебя в жены, несмотря на твое… гм… приключение, тебе следовало бы, по крайней мере, обдумать его предложение. Ты же хотела когда-то, чтобы он стал твоим супругом.

— Это было до… — ее слова замерли, и она умолкла, позволив отцу сделать свой собственный вывод.

— Да, прежде чем этот дьявол подцепил тебя на крючок, — пробормотал граф, всплеснув руками, словно хотел защититься от нечистой силы. — Если уж тебе невмоготу без этого мерзавца, пожалуй, лучше вернуться к ему. По крайней мере, я буду знать, что ты счастлива.

Девон побледнела, вспомнив про письмо, доставленное ей как-то раз, когда отца не было дома. Это оказалось послание от Диабло, полное ненависти, жестоких обвинений в ее адрес, заверений в том, что он никогда не захочет вновь увидеть ее. Он обещал суровое возмездие, если она посмеет показаться на Райском Острове.

— Нет, отец, я не вернусь. Диабло не хочет видеть меня. Не говори об этом, пожалуйста.

Девон огорчила бедного графа не на шутку. Он уже всерьез пожалел, что насильно притащил ее назад в Англию. Однако если она не хочет вернуться к человеку, которого, как заявляет, она любит, то почему отвергает Винстона?

— Что ты имеешь против Винстона?

Вдруг Девон вспомнила о странных намеках Диабло по поводу ее бывшего жениха.

— Отец, ты слышал что-нибудь… гм… какие-нибудь странные слухи про Винстона?

— У каждого есть враги, дорогая. Знаешь, я не обращаю внимания на слухи. Винстон рисковал жизнью, чтобы вернуть мне тебя. Лично я не нахожу в этом человеке ни одного изъяна. Его отец умер, пока тебя не было в Англии, поэтому Винстон стал герцогом.

По правде сказать, лорд Харви слышал странные обрывки сплетен о Винстоне, но считал это пустой болтовней. Чтобы лишний раз не расстраивать Девон, он умолчал об этом. На его взгляд, любые сомнения, которые граф испытывал в отношении образа жизни Винстона, перекрывались благородством его поступка, когда он спас Девон из логова Диабло.

— Виконт или герцог! Какая мне разница! — ответила Девон. — Не могу выйти замуж за Винстона, и все тут!

— Будь любезна, по крайней мере, встречаться с Винстоном, и дай ему возможность поухаживать за тобой.

— Отец, я…

— Ради меня, Девон, пожалуйста. Ничего хорошего, если ты создашь себе репутацию затворницы. Всем известно, что ты исчезла накануне свадьбы. Твои друзья просто сгорают от любопытства узнать, почему ты избегаешь Винстона перед алтарем. К счастью, многие поверили моему объяснению, что тебе нужно собраться с мыслями, и требуется время, чтобы побыть наедине с собой. Я намекнул, что ты уехала в деревню, чтобы принять окончательное решение. Теперь, когда ты вернулась, думаю, благоразумно было бы вам с Винстоном появиться где-нибудь вместе.

— Хорошо, отец, — нехотя согласилась Девон, поддаваясь отцовским наставлениям. — Я буду показываться с Винстоном в свете, но большего обещать не могу.

Лорд Харви проводил взглядом свою любимую дочь, когда та выходила из комнаты. Она стала молчаливой после произошедших в ее жизни событий. И все из-за этого дьявольского негодяя Диабло. Он приворожил девочку. Это было столь очевидно. Была бы воля графа, он бы убил этого человека за все его выходки. Он не только лишил ее невинности, надругавшись над ее честью, но и опустошил ее сердце для остальных мужчин. Девон не хотела рассказывать, что лучилось на острове, но лорд Харви имел мозги, чтобы представить это. Девон была юной, красивой и желанной. Ни один мужчина не смог бы устоять перед ее очарованием. Он не винил свою дочь ни в одном из всех тех ужасных приключений, свалившихся ей на голову. Ее забрали насильно и заставили подчиниться воле Диабло. Любовь, надо же! Этот человек, наверняка, не представлял истинного значения того, что говорил, а Девон теперь страдает от этого. И почему Диабло не повесили в тот самый роковой день? Знать, на то была воля Всевышнего.

Кристофер Линли нервно ходил взад-вперед по дворцовой приемной, ожидая аудиенции короля. Он дожидался этой встречи целых две недели, и теперь, когда ответственный момент наступил, он никак не мог уразуметь, какого черта он тут делает. Неужели он и в самом деле хочет заявить о своем праве на титул отца после стольких лет молчания? Ответ был прост. Прежде чем он приблизится к Девон, он должен утвердиться в светском обществе.

За прошедшие недели он много размышлял о Девон, пытаясь понять причину ее бегства. Думать оказалось гораздо легче на ясную голову. Кайл был абсолютно прав, говоря, что Диабло изводил себя пьянством, которое не позволяло ему сосредоточиться и проанализировать ситуацию. Он был потрясен сделанным открытием. Его вдруг озарило, что Девон все еще любит его. Она сама смогла бы объяснить причины своего поступка, если бы Диабло дал ей шанс. Ему нужно было подумать, прежде чем отправлять это злополучное письмо, но гордость его была уязвлена, а сердце разбито. В то время он и впрямь чувствовал, что никогда не захочет увидеть ее вновь. Он и представления не имел, что будет грезить о ней каждую ночь, каждое утро просыпаться с мыслью о ней, помнить о ней каждую минуту.

Но дело прежде всего. Он и близко не подойдет к своей жене до тех пор, пока не станет графом Гренвиль и не получит общественного признания. Если король откажется принять его иск, то он снова присоединится к Черной Бороде и его людям в поисках новых приключений и попытается избавиться от воспоминаний о женщине, которую любил.

69
{"b":"13228","o":1}