ЛитМир - Электронная Библиотека

— Итак, мне известно, что вы — Диабло. Вы низкий мерзавец и негодяй, сэр, растленный тип и совратитель невинных девушек. Если вы ищете мою дочь, то ее здесь нет. Слава Богу, она находится там, где на нее не распространяется ваше тлетворное влияние.

Кит в полном смятении чувств смотрел на приземистую фигуру с красным лицом, уставившуюся на него с нескрываемым презрением. Граф тяжело опирался на дверной косяк. Лицо перекосилось в гримасе боли и гнева.

— Сожалею, Ваша Светлость, что дал вам повод думать о себе именно так, — спокойно ответил Кит. — У вас есть полное право ненавидеть меня, однако надеюсь, вы измените свое отношение.

— Никогда! — негодующе воскликнул граф. — То, что вы сделали и продолжаете делать с моей дочерью, невозможно простить.

— Мог бы я поговорить с Девон? Уверен, она бы…

— Я не солгал, сказав, что ее здесь нет, — повторил лорд Харви.

— Согласен подождать, — ответил Кит, выражая полную решимость.

— Она, возможно, не вернется в течение многих месяцев.

— Что? Невероятно! Девон просила меня быть здесь. Ее намерения были совершенно другими. Мы надеялись объяснить вам все положение дел в наших отношениях. Мне дарована амнистия. Я намеревался начать жить в рамках закона и моральных устоев нормального общества. Мы надеялись на ваше великодушие. Ведь даже король дал прощение, вернул мне все, чем я когда-то владел и потерял из-за вероломного предательства своих же родственников.

— Вы просите слишком многого. Как могу я простить вас за все, что вы совершили в отношении моей дочери? — разъяренно закричал граф. — А как же поступить со всеми невинными душами, которые вы так подло забрали, с беспомощными женщинами, над честью которых вы надругались, с кораблями, которые грабили вы и ваши сподручные?

— На моем счету нет ни одной обесчещенной женщины, за все годы моего командования пиратами я никогда не убивал понапрасну беззащитных, — стойко защищался Кит. — Не отрицаю своей вины в захвате грузов и потоплении кораблей, но я не родился пиратом. Это произошло из-за рокового стечения обстоятельств. Пока мои родственники утопали в роскоши, я простым моряком батрачил на корабле, которым командовал жестокий хозяин. Я возмужал и закалился за годы службы и бесчеловечного обращения. Девон — единственный добрый дар в моей судьбе после того, как я был похищен из дома двумя ублюдками, нанятыми моим дядей, чтобы убить меня. Ослепленный жадностью, брат моего отца решил прибрать к рукам оставленное наследство и воспользоваться им вместе со своим сыном.

Граф, потрясенный до глубины души, упал в кресло. Лицо его превратилось в маску отчаяния и недоверия.

— Похищен? Отцом Винстона? Ты думал, я поверю этим россказням?

— Это истинная правда. Король поверил мне, Винстон смирился с осознанием низости своего поступка, хотя отрицает, что был посвящен в тайну уже тогда. Также истинная правда то, что я люблю Девон всем сердцем и душой.

— Если то, что вы говорите, правда, тогда я совершил чудовищную несправедливость по отношению к вам обоим, вам и Девон, — медленно признался граф. Дышать ему становилось все тяжелее и труднее. Боль сковала сердце. — Если действия Девон в последние недели могут служить оправданием ваших слов, то мне будет легче, если я признаюсь вам, что она тоже любит вас.

Кит улыбнулся, словно камень свалился с его души.

— Девон — моя жизнь, — признался Кит. — Без нее у меня не было бы причины возвращаться к нормальной жизни в обществе, которое отвергало меня.

— Каковы Ваши намерения по отношению к моей дочери? — спросил граф, все еще не убедившись до конца в истинности услышанной исповеди. Тем не менее, в глубине души уже шевельнулось сомнение, что Винстон его коварно обманул. Каким же идиотом он оказался, отдав единственную возлюбленную дочь в руки негодяя, которому она нужна была только ради удовлетворения собственных корыстных амбиций? Подумать только, этот низкий человек оказался способен на участие в убийстве своего младшего двоюродного брата!

— Мои намерения? — ответил Кит с достоинством, — состоят в том, что я хочу предоставить Девон право занять подобающее ей место: стать герцогиней и моей женой.

— Вашей женой! Но… — граф запнулся, силясь подняться, но не смог и снова рухнул в кресло.

— Мы уже поженились несколько месяцев тому назад. Церемония венчания была проведена по всем установленным правилам священником Корнуолла, о чем есть соответствующая запись в церковной книге. Ради Девон я полностью отказался от своей прошлой жизни и принял амнистию. Теперь, Ваша Светлость, не откажите в любезности рассказать, где я смог бы найти свою законную супругу?

Лорд Харви открыл рот, пытаясь что-то сказать. Губы шевелились, но выходили лишь невнятные нечленораздельные звуки.

— Ваша Светлость, что с вами? Вам плохо? — встревоженный Кит опустился на колени перед графом, изо всех сил прислушиваясь к бормотанию старика.

— Винстон, — единственное слово, которое Кит сумел разобрать ясно, но и этого оказалось достаточным, чтобы его бросило в дрожь. Мурашки пробежали по спине Кита от ярости и негодования.

— Девон с Винстоном? — Граф еле-еле кивнул в ответ. — Где? Куда он забрал ее?

Внезапно лорд Харви окончательно лишился дара речи, схватился за сердце и рухнул на руки Кита. Действуя машинально, Кит поднял старика на руки, вышел в коридор и пошел наверх, чтобы найти кровать, куда можно было бы положить графа. Проходя мимо опешившего лакея, Кит бросил через плечо:

— Пошлите за доктором, живее! Жизнь графа сейчас зависит от того, насколько быстро Вы умеете бегать.

— Он выживет, доктор? — спросил Кит, когда через несколько часов доктор спустился в библиотеку, где Кит просидел все это время в напряженном ожидании. — Что с ним?

Никогда не встречая Кита прежде в этом доме, врач отнесся к нему с недоверием. Однако Кит, казалось, был не на шутку обеспокоен здоровьем графа, поэтому додтор решил все ему рассказать.

— У графа сердечный приступ, — сдержанно ответил доктор. — Я предупреждал его, что такое может случиться. Последний раз во время осмотра он жаловался на боль и одышку. Я посоветовал ему избегать волнений, — доктор недоуменно пожал плечами, беспомощно глядя на Кита, как бы говоря, что теперь от него ничего не зависело, а находилось только в руках Всевышнего.

— Он поправится? — с тревогой спросил Кит.

— Я сделал все возможное, чтобы это было именно так. Осталось надеяться только на Бога. Время покажет. — Затем доктор с любопытством взглянул на Кита. — Кто Вы, сэр?

— Я — зять лорда Харви, — без колебаний ответил Кит. — Кристофер Линли, герцог Гренвиль.

— Девон вышла замуж за вас? — изумился доктор. — А я-то, признаться, думал, что они с Винстоном…

— Мы обвенчались уже несколько месяцев тому назад. Мы встретились вскоре после того, как она уехала из Лондона на… на каникулы.

— Разумеется, я не знал, извините, Ваше Сиятельство. — Доктор, как только до него дошло, что имеет дело с титулованной особой, тут же сменил тон.

— Когда можно будет поговорить с графом? — нетерпеливо спросил Кит. Он горел желанием вызволить Девон, уберечь ее от махинаций Винстона, но вряд ли это казалось осуществимым до тех пор, пока граф не поправится настолько, чтобы вразумительно сказать, куда ее увезли.

Доктор грустно покачал головой.

— Весьма сомнительно, чтобы ясное сознание вернулось к нему очень скоро. У него была настолько сильная боль, что мне пришлось впрыснуть ему большую дозу успокоительного. Курс лечения продлиться до тех пор, пока ему не станет значительно лучше, возможно, несколько недель.

— Несколько недель! — вскричал Кит. — Я не смогу так долго ждать! Мне нужно с ним переговорить, как только он очнется.

— Боюсь, что это вам не удастся, поскольку граф долгое время окажется не в состоянии здраво мыслить, если даже и очнется. Где же ваша жена, мой господин, ей следовало бы находиться рядом с отцом в минуты столь тяжких испытаний.

78
{"b":"13228","o":1}