ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вовсе не сон томит меня сейчас, — хитро намекнула она.

— Тогда, может, ты хочешь еще поесть? — Его дразнящий тон заставил ее сердце бешено заколотиться в груди.

— Нет, не о еде речь, — ее негромкий гортанный голосок изысканной лаской обволакивал его сознание, окружал тело теплым коконом желания, заставляя напрочь забыть об усталости.

Его поцелуй был неторопливым, плавным и сладким. Пока губы Кита ласкали уста Девон, его правая рука нежно отодвинула одеяло, обнажив ее тело. Пальцы томно скользили по гладким припухлостям ее грудей, обводя бледно-розовые кончики до тех пор, пока они не превратились в плотные, задорно торчавшие ягоды. Затем его рука легла на ее бедро и притянула Девон ближе. Он чувствовал себя расслабленно, и ему просто хотелось доставить ей побольше наслаждения, которого она никогда еще не испытывала. Его рука скользнула между ног Девон, раздвинув нежную плоть там, где смыкались бедра. Палец проник в горячую глубину. Его интимная ласка вызвала трепетный ответ ее тела, отчего Девон смущенно заерзала.

— Это не повредит тебе или малышу, правда? — предупредительно спросил Кит, когда его пальцы вершили свои движения, от которых Девон готова была лишиться чувств.

— Нет, — выдохнула Девон, вращая бедрами в том же ритме, с которым он продвигался по тайному ущелью ее страсти. Девон раздвигала бедра, позволяя ему проникать как можно глубже.

Мизинец Кита обнаружил крошечный, спрятанный в глубине, бутончик и ласкал его до тех пор, пока он не стал упругим и твердым. Тогда Кит наклонил голову, и мизинец уступил место кончику языка. Девон задрожала всем телом, выгибаясь дугой навстречу удивительному наслаждению.

— Кит! Боже мой!

— Расслабься, душа моя. Я хочу любить тебя по-разному. Не бойся показать свое удовольствие. Мне хочется доставить тебе так же много наслаждения, сколько ты доставляешь мне.

— Кит, пожалуйста, не… не останавливайся!

— Никогда, моя прелесть, никогда.

Затем вдруг весь мир вокруг Девон исчез, и она, совершенно не владея собой, начала парить в калейдоскопе ярчайших цветовых ощущений и фейерверке светящихся звезд. Дождавшись, когда возбуждение угасло, ее тело неподвижно замерло, Кит, оказавшись сверху, настиг Девон горячим острием копья своего мужского естества. Желание клокотало в нем, поскольку он раззадоривал и возбуждал себя намеренным затягиванием собственного наслаждения, давая Девон возможность первой добраться до высочайшего пика. Его движениями управляла более мощная сила, нежели пьянящий хмель вина, и он наступал, отходил, наступал вновь, разжигая в Девон огонь, который, как она думала, погас всего несколько мгновений назад.

— Да, любимая, вот так. Иди ко мне снова. Позволь ощутить восторженный трепет внутри твоего сладчайшего тела. Живее, родная, ах, какая ты близкая и горячая.

Его проникновенные, чувственные слова произвели желаемый эффект: Девон снова охватило пламя желания и умчало в пылающую мириадами огней бездну. На этот раз они парили над этой бездной вдвоем, достигнув высочайшей степени наслаждения, дарованного Богом мужчине и женщине.

— Как ты, родная?

— Гмм, великолепно, — мечтательно вздохнула Девон. — Никогда не думала, что можно чувствовать себя настолько счастливой.

— И я не думал, — подхватил Кит. — Если бы я предпочел оставаться пиратом, то меня могли бы в любой момент схватить и повесить, и тогда я навсегда потерял бы тебя. Я никогда и не мечтал о возможности снова стать уважаемым гражданином, рядом с которым живет красавица-жена и очаровательные детишки. Меня бросает в холодный пот от ужаса, как только вспоминаю, что Скарлетт и Винстону чуть было не удалось забрать тебя у меня.

— Что ждет Скарлетт? — спросила Девон.

— Моя воля, с удовольствием затянул бы петлю на ее прелестной шейке, — угрюмо произнес Кит. — Но решил отдать ее в руки властей. Она получит обвинение за попытку убийства и грубое нарушение условий амнистии, за которое понесет наказание, определяемое законом. Я покончил с тем, чтобы вершить суд собственными руками.

Не испытывая особой симпатии к женщине, которая издевалась над ней с самого первого момента их встречи, Девон не стала допытываться и углублять тему дальше.

Они прожили в сторожке еще три дня, отдыхая, болтая, по утрам валяясь допоздна и беспрестанно занимаясь любовью. Днем они бездельничали, время от времени снова предаваясь любви, наслаждаясь уединением и восторгом, которого так долго были лишены оба. К счастью, у них оставалось достаточно провизии, чтобы не умереть с голоду, кроме того, Киту удавалось иногда раздобыть дичь.

Девон оказалась неплохой хозяйкой, несмотря на полное отсутствие опыта, и Кит не уставал наблюдать, как она справлялась с домашними хлопотами.

— Утром отправимся в путь, — сказал Кит, когда они укладывались спать как-то вечером. — Кормак отправит поисковый отряд, если я скоро не вернусь. Кроме того, Скарлетт, скорее всего, уже успела свести его с ума, и он ждет не дождется, как бы поскорее сплавить ее от себя.

— Здесь так чудесно, и мне совсем не хочется уезжать, — задумчиво и огорченно вздохнула Девон.

— Ты будешь счастлива в Линли Холл, душа моя, — пообещал Кит. — Как только мы убедимся, что здоровью твоего отца ничто не угрожает, мы поднимем паруса на «Дьявольской Танцовщице» и поплывем на Райский Остров, где проведем наш настоящий медовый месяц. Я поручил Таре подготовить план разумного использования острова.

— Я с превеликим удовольствием отправлюсь на Райский Остров, если мы сумеем вернуться к сроку рождения нашего малыша, — Девон радостно вспомнила о теплых, солнечных днях и благоуханных, пронизанных лунным светом ночах на тропическом острове. — А разве у тебя еще сохранилась «Дьявольская Танцовщица»?

— Да. В течение последних недель судно занималось торговыми перевозками. Но перед отъездом в Корнуолл я распорядился, чтобы оно встречало нас в бухте, неподалеку от замка Кормака, откуда мы возвратимся в Лондон. Скорее всего, корабль уже ждет нас. Однако, хватит болтать, ночь так коротка, а я хочу любить тебя.

— Ты всегда захочешь любить меня? — поддразнила Девон. — Даже если я буду старая, седая и совсем некрасивая?

— В моих глазах ты никогда не состаришься, душа моя. Ты навсегда останешься такой же восхитительной и желанной, как в данный момент. Всякий раз, как я с тобой предаюсь любви, будь это десятый раз или тысячный, все будет, как будто в самый первый раз. Однако если ты продолжишь задавать глупые вопросы, мы никогда не доберемся до тысячного раза.

Счастливо рассмеявшись, Девон широко раскинула руки и привлекла его в свои теплые объятия, подставляя губы и тело, словно жертву, достойную возложения на алтарь их любви.

ГЛАВА 22

— Черт возьми, Кормак, ты не мужчина, а чародей, — выпалила Скарлетт, прерывисто дыша. Они проводили вместе каждую ночь, три дня назад пережив внезапный ураган страсти. Все это время они занимались умопомрачительным сексом, которого не встречала до сих пор даже искушенная в подобных делах Скарлетт. Громадный Кормак, будучи человеком с медвежьим обличьем, сочетал в себе грубоватую неуклюжесть и невероятную нежность. Начисто лишенный изощренных приемов, он покорял своими эротическими познаниями. За три коротких дня, проведенных с Кормаком, она ни разу не вспомнила о Диабло. Самым удивительным оказалось то, что Кормак увлекся Скарлетт с таким же безрассудством, какое она испытывала по отношению к нему.

Скарлетт казалось, что она всю жизнь провела в ожидании человека, который окажется равным ей по силе воли и живости ума. Она думала, что обрела такого человека в лице Диабло, и оставалась бы довольна своим выбором, если бы тот не влюбился так безнадежно и безвозвратно в Девон.

— А ты — рыжеволосая ведьма, Скарлетт, — весело рассмеялся Кормак. — Я так давно мечтал отыскать такую, как ты, женщину. Мы — прекрасная пара, мое длинноногое блаженство, и я в этом ни капельки не сомневаюсь. Трудно сказать, кто из нас достоин лидерства, но готов биться о заклад, оба получим наслаждение от подобной схватки. На твое укрощение может потребоваться целая жизнь, но, бесспорно, она будет полна удивительных неожиданностей, и, уж конечно, никогда не наскучит.

91
{"b":"13228","o":1}