ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поскольку человеком, больше всего пострадавшим от грязных проделок интриганки, является моя жена, то отдаю судьбу Скарлетт в руки Девон. Пусть она принимает решение.

Сначала Кормак опешил, но вскоре правильно понял намерения Кита. Он знал, каким добрым и всепрощающим было сердце Девон. Она никогда не смогла бы приговорить женщину к смерти.

— Да, пожалуй, ты абсолютно прав, — согласился он.

Через несколько минут Скарлетт стояла перед Китом, злобно сверкая зелеными глазами. Поза оставалась напряженной и выжидательной. По настоянию Кита, Девон тоже присутствовала здесь.

— Убей меня сейчас, — дерзко сказала Скарлетт. — Лучше смерть, нежели гниение в тюрьме. — Она ожидала, что Кормак бросится защищать ее, однако лицо нового друга казалось совершенно невозмутимыми.

— Я решил предоставить Девон решать твою судьбу. Теперь все в ее руках, — бесстрастно произнес Кит.

Девон открыла в изумлении рот, не понимая, чего от нее добивается Кит. Ей почему-то стало страшно.

— Поскольку опасности подвергалась жизнь Девон и нашего еще не рожденного малютки, то кто, если не она, имеет большее право принимать решение. Мне останется лишь выполнить ее пожелания.

— Малютка! — Задыхаясь от волнения, воскликнула Скарлетт, чуть не упав замертво. За все золотые деньки своего прославленного пиратства она никогда не обидела ни одного ребенка и не позволяла своей команде подобную низость. — Я…я ничего не знала.

— Могу я вмешаться, прежде чем решение будет вынесено? — не выдержал Кормак.

— Да, — кивнула Девон. — Пожалуйста.

— Я уже сказал твоему мужу о своем желании жениться на Скарлетт. Как только она станет моей законной супругой, клянусь, никогда она не посмеет причинить кому-нибудь горе. Я намерен сделать ее полноправным партнером в контрабандистских вылазках. Надеюсь, у нее появится широкий простор для кипучей деятельности. Она будет счастлива и довольна, поэтому ей незачем возвращаться в Лондон. Жизнь ставлю на карту, приключений будет предостаточно, чтобы удовлетворить самые изысканные притязания таящиеся в роскошном теле Скарлетт.

Рыжеволосой красотке ничего не оставалось, как изумленно вытаращить на Кормака глаза. Его предложение поразило Скарлетт до глубины души. Позволит ли Кит? Согласится ли Девон?

— Ты хочешь взять Скарлетт в жены? — повторила Девон с тем же изумлением, что и бывшая пиратка.

— Да.

— Что думает Кит?

— Спроси у него.

Девон испытующе взглянула на Кита.

— Ну, любимый?

— Решение за тобой, душа моя. Не забывай, Скарлетт — стерва отменная, каких еще придется поискать, причем, она готова была убить тебя без малейшего сожаления и угрызений совести.

— А Скарлетт желает быть с тобой по доброй воле? — обратилась Девон с вопросом к Кормаку.

— У меня есть все основания думать именно так. Ты не представляешь, как нам здорово вдвоем. Как только мы вместе, то распускаемся, словно диковинные цветы. Жду не дождусь этого момента. Хочу ее, черт возьми! Если Скарлетт согласна, я завтра же обвенчаюсь с ней. Она станет моей герцогиней и полноправным партнером в прибыльном деле контрабандной торговли. Но если она все еще думает о возвращении в Лондон, то я своими руками задушу ее после того, как вытрясу из нее всю душу.

Девон чувствовала бремя ответственности за ожидаемое от нее решение, тяжко давившее на ее хрупкие плечики. Скарлетт заслуживала наказания по грехам своим за желание причинить ей зло, однако человеческая душа имеет право на искупление после грехопадения. Возможно, этой женщине ничего больше не нужно, кроме такого сильного мужчины, как Кормак, который сумеет управлять ее жизнью. Кроме того, Девон прекрасно знала, что никогда не сможет приговорить к смерти другого человека, а Скарлетт, наверняка, умрет, если окажется в тюрьме, все равно, на какой срок.

Надежды Скарлетт стремительно взмыли ввысь, хотя она никогда не помышляла вступить в брак с кем-то, кроме Диабло. Но Кормак предлагал ей второй шанс в жизни, причем весьма заманчивый, перед которым она не смогла бы устоять, тем более отказаться. Стоило Кормаку прикоснуться к ее телу, она чувствовала себя словно на седьмом небе. Ощущения были непередаваемыми, ни с чем не сравнимыми и щедро вознаграждались с ее стороны. Она понимала, что, стань она его женой, у нее не было бы ни желания, ни энергии, ни повода для возвращения в Лондон. Ей надоело строить из себя богатую и титулованную особу, терпеть притворство и ужимки светского общества. Кроме всего прочего, выходя замуж за Кормака, она становилась герцогиней — исполнялась ее давнишняя голубая мечта.

— Вы согласны принять условия Кормака? — спросила Девон, поворачиваясь к Скарлетт.

Царило долгое и напряженное молчание, прежде чем Скарлетт заговорила.

— Да. Если Кормак хочет меня, я — его, торговаться не собираюсь, — она повернулась к Кормаку. — Тебе будет трудно меня приручить, но обещаю восхитительные дни и ночи за твои хлопоты. Если ты все еще меня хочешь, я согласна. Становлюсь твоей супругой и партнером.

— Что скажешь, душа моя? — спросил Кит, дожидаясь окончательного решения Девон.

— Пусть Кормак забирает ее, — постановила Девон. — Желаю им счастья и удачи. Ему иначе не справиться.

Вскрикнув от радости, Кормак подхватил Скарлетт на руки, вынес из комнаты и стремительно взлетел вверх по лестнице в спальню, где заявил о своем владычестве дикой и страстной любовью.

На следующий день Кит и Девон участвовали в церемонии бракосочетания Скарлетт и Кормака. Обряд венчания вечером проводил тот же священник, который благословил у алтаря и их собственный брак. Расторопные слуги успели приготовить великолепный пир к тому времени, когда жених и невеста вернулись из церкви. Как только молодые удалились в спальню к брачному ложу, Кит и Девон, уже соскучившись друг по другу, тоже уединились.

— Ты думаешь, мы правильно сделали, не отдав Скарлетт в руки властей? — спросила Девон, раздеваясь, чтобы лечь в постель. В ее душе осталась маленькая частичка ненависти к Скарлетт, избежавшей наказания за все ее черные дела.

Кит уже разделся и нырнул под одеяло.

— Думаю, Кормаку стоит верить, если он говорит, что сможет удержать эту дикую пантеру подальше от нас, — пробормотал Кит, разволновавшись, как только увидел освобожденное от одежд тело Девон. Думать о Скарлетт ему больше не хотелось.

— Иди сюда, душа моя. Я так истосковался по твоей любви.

Трепетная Девон, сгорая от нетерпения, тут же подчинилась, радостно бросившись в его раскрытые объятия.

Часы текли незаметно, пока они занимались нежной, неторопливой любовью, не воспринимая ничего вокруг себя, целиком поглощенные друг другом. Страстное желание Девон было настолько сильным, что все ее лоно благоговейно трепетало, сердце пылало огнем всепоглощающей любви. Губы и руки Кита дарили ей ощущение упоительного экстаза. А когда она не могла больше выдерживать этой сладостной муки, он сметал последние защитные барьеры ее тела и доводил обоих до оглушительного взрыва эмоций.

В другой комнате огромного старинного замка Кормак и Скарлетт устраивали свой собственный фейерверк любви. Его благодатные семена ложились на плодородную почву восприимчивого тела Скарлетт.

Когда на следующее утро Кит и Девон собрались отправиться в путь, их вышел провожать только Кормак, лукаво подмигнувший вместо извинения за отсутствие жены. Но этот знак оказался сильнее слов. Когда уезжавшие собрали свои скудные пожитки, Кормак отвез их в карете до пустынной полоски берега, где их должны были встретить на «Дьявольской Танцовщице». Каким спокойствием повеяло при виде корабля, мирно стоявшего на якоре в укромной бухте.

Подав сигнал, они дождались посланной за ними шлюпки. Удаляясь от берега, Кит и Девон видели похожую на громадного медведя фигуру контрабандиста с улыбкой до ушей. Он махал им рукой на прощанье и, видно, был бесконечно доволен собой.

Через четыре дня они прибыли в Лондон. Нанятый экипаж отвез их в Чатем Хаус, где Девон невероятно обрадовалась, увидев отца сидящим в кресле и играющим с дворецким в шахматы. Когда Кит и Девон, счастливые и веселые, стремительно ворвались в комнату, слуга благодарно улыбнулся и тут же поспешил удалиться из комнаты, избавившись от тягостного занятия развлекать сварливого графа.

93
{"b":"13228","o":1}