ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Джеффри! – неожиданно резко сказала она. – Ты не можешь знать мистера Маклахлана. Я хочу сказать… Или ты с ним знаком?

Меррик подошел ближе.

– Я видел его в деревне, – ответил он за мальчика. – Джефф гулял неподалеку от стройплощадки, рисовал эскизы.

– Джеффри! – У Мэдлин сердце подкатило к горлу. – Ты… ты не должен этого делать. Я запрещаю.

– Запрещаете? – Голос Меррика на октаву понизился. Могу я поинтересоваться, по какой причине?

– Это небезопасно, – вспыхнув, ответила Мэдлин. – Не думаю, что вам нравится, когда дети болтаются по стройплощадке, где столько опасности… и неожиданностей.

– Позвольте успокоить вас, мэм, – ответил Меррик. – Джефф держится на разумном расстоянии. Уверяю вас, он в полной безопасности. Строительство всегда привлекает одаренных молодых людей. И если вы запретите эти прогулки, боюсь, стройплощадка станет для него еще интереснее.

Лорд Трейхерн откашлялся.

– Веский довод, – сказал он. – Запретный плод и все такое. Позвольте предложить вам бокал вина, леди Бессетт.

– Да, у нас есть мадера и французский вермут, – торопливо добавила Хелен. – Ариан, милая, попроси принести лимонад.

– Конечно, мама. – Леди Ариан дернула за шнурок звонка. – Миссис Тринкл чудесно его готовит. Ты не возражаешь, Джефф?

– Нет, – повел плечами мальчик. Мэдлин сконфуженно посмотрела на Хелен.

– Я бы выпила бокал вермута.

Хозяйка дома, отойдя к буфету, неторопливо наливала вино. Нервы у Мэдлин были так напряжены, что она готова была выхватить у Хелен графин.

Меррик Маклахлан все еще смотрел на нее, его взгляд был твердым и мрачным. Он походил на роскошного черного кота, готового к прыжку. Вдруг что-то в нем смягчилось, мышцы расслабились. Меррик принялся покачиваться на каблуках.

– «Макгрегор и К°» в следующем году закончит работу в Уолем-Грин, – снова заговорил он. – И тогда, Джефф, тебе придется искать другие развлечения.

У Мэдлин на кончике языка вертелся упрек, но что-то во взгляде серебристо-голубых глаз Меррика приводило ее в смущение. Она давно запретила Джеффу гулять возле стройки. Их стычка расстроила Трейхернов.

Хозяйка дома подала Мэдлин бокал вина.

– Спасибо, – кивнула она.

– Это мое любимое, – сказала Хелен.

– У лорда Трейхерна есть участок земли неподалеку от Кенсингтона, – сказал Меррик, повернувшись к мальчику. – Если мы сойдемся в цене, я смогу построить там несколько домов. И не однотипных, а таких, как на твоих рисунках.

– Совершенно верно, – кивнул Трейхерн. – Не все хотят жить в Лондоне, в городской тесноте. Людям хочется простора, а Кенсингтон пока напоминает буколическую деревню.

– Ох, недолго так будет, милый! – рассмеялась Хелен. – Налить вам еще бренди?

– А какие будут крыши? – спросил Джефф, когда Хелен занялась бокалами мужчин. – Мне нравятся мансарды.

– Правда, Джефф? – повернулась к мальчику хозяйка дома. – Знаешь, они французские. Я тоже француженка.

– Да, французские, – важно согласился ее муж. – Именно поэтому они никогда не привьются в Лондоне и вообще по эту сторону пролива.

– Ma foi[1]. Какая глупость! – ответила Хелен, вытаскивая пробку из графина. – Англичане любят французское вино, французскую кухню, французские моды. Почему бы им не полюбить наши крыши?

Меррик улыбнулся:

– Англичане признают только крутые крыши, хотя в этом нет никакого смысла, миледи. И легко от своих привычек не откажутся.

– Вы ведь шотландец? – сказала Хелен, подавая ему бокал.

– До мозга костей, мэм.

– И немного подтруниваете над англичанами? – лукаво улыбнулась хозяйка дома.

Меррик ответил ей улыбкой, и на этот раз его глаза потеплели.

– Пожалуй, да. Самую малость.

Но Джефф задал новый вопрос, спросив о фундаментах, и мужчины вновь увлеклись строительной темой. Ариан расстроилась. Она рассчитывала на компанию юного приятеля, но он прислушивался к скучным мужским разговорам. Хелен, извиняясь, взглянула на Мэдлин и завела беседу о фасоне платья, которое понравилось Ариан в парке.

– Думаю, этот оттенок зеленого удивительно подойдет к твоим волосам, милая, – сказала она падчерице и повернулась к Мэдлин: – Не пройтись ли нам завтра втроем по магазинам?

– С удовольствием, – ответила Мэдлин, слушая вполуха. Краем глаза она постоянно следила за Джеффом. Ее удивляли энергичные, уверенные манеры сына. По лицу мальчика было видно, что тема разговора захватила его, и это очень тревожило Мэдлин. Она не одобряла страсти сына к техническому рисованию и архитектурным эскизам. Рисовал Джефф великолепно, птицы и цветы у него выходили как живые. Но эта тема мало его привлекала, хоть Мэдлин и настраивала сына больше уделять внимания красотам природы.

Скоро всех пригласили к столу. Обед был простым и в то же время изысканным. Джентльмены продолжали беседовать о земельных участках и строительстве. Джефф слушал их с широко распахнутыми глазами.

Меррик был явно в своей стихии. От смеха в уголках глаз побежали морщинки. Мэдлин задумалась, когда он успел так похудеть и закалиться. Ее заинтересовало, откуда у него этот ужасный шрам – не тонкий след острого жала рапиры, а скорее последствие портовой драки.

Но шрам не умалял его мрачной красоты. Юношеский пыл давно исчез с его лица, сменившись суровостью, пресыщенностью и искушенностью. Меррик рассказывал какую-то историю, энергично жестикулируя пустым бокалом. Он, казалось, совершенно не замечал присутствия Мэдлин, оно его нисколько не волновало.

Как Мэдлин хотелось быть такой же! Как ей хотелось, чтобы при взгляде на Меррика не болело сердце от нахлынувших сладких воспоминаний! Снова и снова задавала она себе вопросы, которые много лет оставались без ответа. Жалеет ли Меррик о том, что произошло между ними много лет назад? Он действительно намеревался стать ее мужем? Или неожиданный визит папы в Гретна-Грин дал ему возможность выпутаться и в то же время получить желаемое? Это был единственный вопрос, который она хотела задать Меррику. Вероятно, она это сделает. Соберет все свое мужество и спросит.

Мэдлин все еще помнила звуки и запахи гостиницы в Гретна-Грин, даже скрип старых половиц навечно отпечатался в ее памяти. У нее до сих пор стояло перед глазами письмо, которое отец с презрением бросил на узкую шаткую кровать. Он считал ее дурой и откровенно сказал об этом. Она поддалась на старую, как мир, уловку, убеждал ее отец. Единственная надежда нищего юнца – это жениться на деньгах.

– Откуда ты это взял? – Она, давясь слезами, читала бумагу.

– Я за него заплатил! – рявкнул отец. – И очень дорого!

Письмо было адресовано знаменитому архитектору Уилкерсону, который открывал новую фирму по проектированию и строительству крупных зданий по всему Лондону. Меррика приглашали вступить в дело, но участие в таком бизнесе – дорогое удовольствие. Каждый партнер должен внести большую сумму денег. Меррик в письме сообщал, что заплатит в начале августа.

Они поженились двадцать второго июля. Меррик хорошо рассчитал свою игру. Неудивительно, что в то утро он с первыми лучами солнца пошел запрягать лошадей. Правда, которую открыл ей отец, не слишком задела Мэдлин. То, что Меррик женился на ней из-за денег, не уменьшило страстного желания быть с ним.

– Ничего не потеряно, Мэдлин. – Не обращая внимания на протесты дочери, отец велел слугам упаковывать ее вещи. – Я замял это дело, хотя оно дорого мне обошлось. Я, как это ни горько, отдал Маклахлану проклятые тридцать тысяч фунтов. В ответ он согласился на аннуляцию.

– Ан…аннуляцию? – рыдала Мэдлин. – Что это?

– Это не твоего ума дело, детка, – отрезал отец. – А теперь, ради Бога, прекрати причитать и одевайся. Я заберу тебя обратно в Шеффилд. Лорд Генри Уинтерз приедет в Лондон к весне. Слава Богу, еще не поздно спасти положение.

Но Мэдлин сопротивлялась, думая, что Меррик вернется. Ждала, что он, негодуя, ворвется в комнату и заявит, что все это ложь. Но он не вернулся. Наверное, стыд, что его купили, удерживал его. В конце концов отец приказал слугам вынести Мэдлин из комнаты, где она в последний раз видела своего мужа. С тех пор прошло тринадцать лет. Две недели назад она снова увидела его.

вернуться

1

Как знать (фр.).

22
{"b":"13229","o":1}