ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Меррик закрыл глаза, кадык дернулся на его шее.

– Я… я не знаю, – сказал он таким тоном, как говорят на исповеди. – Это не имеет никакого отношения к счастью. Я имел дело не с одной подобной женщиной. И пожалуй, не знаю, что такое удовольствие.

– И я тоже, – прошептала Мэдлин.

Сильные руки Меррика сжимали ее плечи, но она вдруг почувствовала себя еще более одинокой, чем обычно. Нигде нет приюта ее сердцу, ее сиротливой душе. Кем бы ни был для нее в свое время Меррик, он уже не тот. Нового Меррика Мэдлин не знала. И все же в нем осталось много от юноши, которого она когда-то любила. Это злило ее и в то же время, искушало, вселяя глупую надежду остаться рядом с ним.

После смерти Бессетта Мэдлин очень изменилась. Она превратилась в сильную сдержанную женщину. Впервые за тринадцать тягостных лет, отделявших ее от бурного романа с Мерриком, она чувствовала себя… почти довольной жизнью. Только страх за Джеффри не позволял ей говорить о безоблачном счастье. Не нужно было возвращаться. Не нужно. Она уже не та бесхарактерная девочка, которую отец силой привез в Шеффилд, а потом отправил на континент.

Она приехала сюда с надеждой на спокойную жизнь, но встреча с Мерриком снова все погубила. Страстное желание и острая тоска ножом пронзали ей сердце. Его глаза… Его прикосновение… Только ради Джеффри можно вытерпеть эту муку. Но здесь ему нет помощи. Мэдлин в этом была теперь совершенно уверена.

Жар по-прежнему разливался по ее телу, хотя Меррик едва касался ее. Мэдлин слегка отстранилась. Он отпустил ее, глядя на нее чуть ли не с тревогой.

– Тебе пора, – тихо сказала она. – Уже поздно.

Меррик криво улыбнулся.

– Да, я рано встаю, – ответил он. – Надо грабить деревни и разорять бизнесменов.

Мэдлин оторвала от него взгляд и, чтобы согреться, обхватила себя за плечи, там, где недавно лежали его руки.

– Не шути так, Меррик, – прошептала она. – Пожалуйста, не со мной. Я хочу помнить тебя таким, каким когда-то обожала.

– Я тот же, Мэдлин, – сказал он. – Поверь, я не изменился.

– Не изменился? – тихо сказала она. – Значит, мне тогда повезло.

– Наверное.

Оставив Меррика у окна в гостиной, Мэдлин пошла за его пальто. Когда она вернулась, он уже взялся за дверную ручку.

Мэдлин перекинула пальто ему через руку.

– Я хотела поговорить с тобой, – неловко сказала она. – Я решила… – Она проглотила ком в горле. – Я решила отказаться от дома. Я совершила ошибку, приехав в Лондон.

Меррик пристально посмотрел на нее. Его прозрачные голубые глаза были холодны и мерцали, как лед.

– Это правда?

Мэдлин кивнула, сжав руки, но, сообразив, как по-детски выглядит этот жест, уронила их.

– Я поняла, что совсем не люблю Лондон, – сказала она, направившись к письменному столу в углу комнаты. – Джефф скоро отправится в университет. Я… мы… мы решили переехать в Кембридж, чтобы я могла быть рядом с ним.

Мэдлин рылась в ящике, пока не нашла то, что искала.

– Это бумаги Розенберга, – сказала она. – Будь добр, передай их ему. Или… или просто сожги их. Я не подписывала их и не платила денег. Ты ведь не станешь связывать меня контрактом?

Меррик покачал головой. Огонь потух в его глазах.

– Только сердце может привязать человека, Мэдди, – сказал он. – К дому. Или к чему-то важному. Кусок бумаги с подписью этого не решит.

Она опустила глаза в пол.

– Значит… мы… значит, тогда все кончено?

Меррик кивнул.

– Да, Мэдлин, – ответил он. – Все кончено.

Сунув бумаги в карман, он снял шляпу с крючка. Мэдлин распахнула дверь, и он без единого слова, прихрамывая, ушел в ночь. Она смотрела ему вслед, пока дождь не промочил ей подол платья. Пока ее лицо не стало мокрым от слез.

Меррик Маклахлан никогда не оглядывался.

Глава 11

Каждому может попасться плохая жена, да минует нас чаша сия

– Тебе повезло, дружище, – сказал Меррик лорду Уинвуду, когда они на следующей неделе встретились за кружкой эля. – Если ты хочешь купить пару домов на холме, то могу тебя порадовать.

– Вероломство не в твоем стиле, старина, – недоверчиво посмотрел на него граф. – Ты разорвал контракт с твоей… твоей… ну ты знаешь, о ком я говорю?

– Нет. – Спрятав горькую усмешку, Меррик тыльной стороной ладони отодвинул кружку. – Эта особа передумала. Я заверил ее, что не буду настаивать на выполнении условий контракта.

– Что творится! Черный Маклахлан махнул рукой на деньги и занялся благотворительностью?! – Отодвинувшись от стола, граф демонстративно разглядывал выложенный плиткой пол. – Хочу убедиться, что земля не разверзлась, дабы поглотить нас обоих.

– Напрасно смотришь, я не в убытке. Я собираюсь продать этот дом и соседний с ним тебе, Куин. За дополнительную плату мои рабочие установят все новшества, необходимые твоей растущей семье.

Уинвуд улыбнулся.

– По этому поводу стоит заказать еще пару кружечек, – сказал он, махнув рукой официантке. – Виви будет в восторге. Как ты думаешь, мы успеем переехать до рождения ребенка?

– Полагаю, сможете, – бесстрастно ответил Меррик – Дай подумать. Вы поженились в середине января. Так что же получается? Это счастливое событие произойдет во второй половине октября?

В глазах графа вспыхнула досада.

– Ханжа! – возмутился он. – Ты еще хуже старых сплетниц из Бакингемшира.

– Понятно, – протянул Меррик, – дитя намерено появиться на свет несколько раньше. И когда же это случится? Я всего лишь хочу знать, насколько поторапливать плотников.

– Думаю, в конце сентября. – Щеки Уинвуда чуть порозовели. – Когда бы это ни случилось, я этого жду не дождусь. И будь прокляты все кумушки-сплетнцы.

– К сентябрю я успею, – сказал Меррик, когда официантка поставила на стол две полные кружки. – Хотя сжатые сроки могут повысить цену.

Рот Уинвуда скривился в усмешке.

– Похоже, мужчина всегда расплачивается за удовольствия.

– Судя по моему опыту, да, – попытался засмеяться Меррик.

Уинвуд вдруг стал серьезным.

– Что произошло, Меррик? – тихо спросил он. – Я имею в виду Мэдлин.

Меррик откашлялся.

– Дама передумала…

– Уже не в первый раз, не так ли? – мрачно перебил его Уинвуд. – Признаюсь, она не произвела на меня впечатления непостоянной особы. И не похожа на женщину, способную чем-нибудь удивить.

– Возможно, – буркнул Меррик. Уинвуда возмутило равнодушие друга.

– Что она себе думает? – спросил он, чуть отодвинувшись от стола. – Она воображает, что может вернуться в Лондон, когда ей вздумается, и остаться безнаказанной?

– Верное предположение, – заметил Меррик – Я действительно не собираюсь призывать ее к ответу. Да и что можно сделать, даже если бы я этого хотел?

Глаза Уинвуда вспыхнули от негодования.

– Подай на нее в суд и добейся восстановления супружеских прав! – сказал он. – Женщины так и поступают.

– Да, если их бросили, оставив без средств. Что им еще остается делать? – возразил Меррик.

– Ты тоже оказался в весьма сомнительной ситуации, – не уступал Уинвуд. – Ее долги – это твои долги. Ее контракты и обязательства лягут на тебя. Юридически даже ее ребенок – твой. Подумай о финансовой ответственности. А если она узнает, как ты разбогател, и вспомнит, что ты ей муж?

– Я не приму ее.

– Да, но тебе придется принять ответственность за ее расходы, – предупредил граф. – Ты обязан обставить ей дом. Тебе еще повезло, что не придется платить за этот чертов особняк, который ты сам построил.

– Куин, ты хоть сам слышишь, что говоришь? – спросил Меррик. – Похоже, ты так и не решил, чего хочешь добиться: освободить меня от этой женщины или прселить ее под моей крышей. Будь добр, давай оставим эту тему. Я не хочу эту женщину, и она не хочет меня. Никаких долгов и прочих проблем не будет.

– Тогда ты более доверчив, чем я.

– Я никому не доверяю, – мрачно сказал Меррик. – Мэдлин думает, что наш брак аннулирован.

31
{"b":"13229","o":1}