ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэдлин приросла к полу и только моргала.

– Ты наглец, Меррик, – наконец проговорила она. – Зачем ты взял мой бокал? Это свадебный подарок!

Меррик поднял бокал в прощальном жесте.

– Самое время им воспользоваться, ты не находишь? Твое здоровье, Мэдди!

Все-таки он пьян, решила Мэдлин. Присев на край кровати, она просидела так до рассвета. Небо постепенно окрашивалось в розовые тона. Меррик пьян, протрезвев, он передумает. И явно смутится. Возможно, он даже не вспомнит, что наговорил ей, и вряд ли пожелает обременять себя ребенком.

Подумать только, в Шотландию! Меррик Маклахлан не станет делать ничего подобного. Мэдлин чуть не до рассвета обсуждала с Элизой эту возможность. Горничная навела ее на здравые мысли. Такой педант, как Меррик, не оставит свой бизнес. Он слишком любит богатство и власть.

Поэтому Мэдлин не стала упаковывать вещи. И ничего не сказала Джеффу. Она вообще ничего не сделала, даже не оделась. Мэдлин по-прежнему сидела на кровати, прислушиваясь к звукам просыпающегося дома. Скрипнула задняя дверь. Слуги вынесли золу и принесли новую порцию угля. Распахнули шторы и подняли вверх подвижные рамы.

Хлопали крышки мусорных ящиков, повозка уличного торговца прогрохотала по булыжникам. Над комнатой Мэдлин послышался шум, это поднялся мистер Фрост. Он разбудит Джеффа, и они вместе спустятся к завтраку.

Начинается обычный день. Обычный. И Меррик Маклахлан не придет, чтобы снова искалечить ей жизнь.

Мэдлин сообразила, что плачет. До сих пор она не могла прийти в себя после того, что совершила в доме Трейхернов. Но к этому добавилась новая беда. Вполне вероятно, что Меррик выполнит свою угрозу. Господи, помоги! Почему она не смирила гордыню и не посоветовалась с юристами? Но какая от этого польза? Тогда неприятности раньше обрушились бы на нее. Мэдлин так стиснула руки, что пальцы побелели.

В комнату вошла Элиза.

– Вам нужно одеться, миледи, – нахмурилась она. – Вы же не хотите, чтобы он увидел вас в таком виде, если придет. Правда, лично я в это не верю.

Мэдлин, кивнув, умылась и оделась. Вскоре она услышала, как мистер Фрост и Джефф поднимаются в мансарду, где была устроена импровизированная классная комната. Велев Кларе принести кофе, Мэдлин вернулась в гостиную, к бесплодным доселе поискам.

Ласковое солнце заливало комнату, но день не сулил никаких надежд. Усевшись за стол, Мэдлин делала вид, что просматривает бумаги, но на самом деле прислушивалась к мерному ходу часов, неумолимо отсчитывающих минуты.

Четверть десятого Мэдлин услышала стук копыт. Судя по всему, это большая дорожная карета. Вскочив, Мэдлин бросилась к окну, уже зная, что там увидит. Сердце готово было выскочить у нее из груди. Из отполированной красной кареты выходил Меррик Маклахлан. Такого большого и элегантного экипажа Мэдлин никогда не видела. Подняв трость с золотым набалдашником, Меррик громко постучал в дверь коттеджа.

Мэдлин открыла сама. Меррик был немногословен:

– Ты готова? Что-то непохоже.

– Поверить не могу, что ты говорил серьезно, – сказала она. – Ты… ты был пьян, Меррик. Наверное, мы оба наговорили, чего не следовало. Но пожалуйста, оставь Джеффа в покое.

– Я знаю, ты не веришь в это, Мэдлин. – Меррик вошел в дом и снял элегантную шляпу. – Но меня это совершенно не волнует. Я думаю о Джеффе.

Мэдлин пошла за ним в комнату.

– Как? – прошептала она. – Как ты можешь ему помочь? Мальчик думает, что Бессетт его отец, и считает Алвина братом. А теперь в довершение всех его бед ты хочешь сказать Джеффу, что все в его жизни ложь? Умоляю, Меррик, скажи, какая в этом для мальчика польза? И если это действительно поможет, я охотно поеду.

Меррик медленно снял перчатку и отложил ее в сторону.

– Мальчик мой, Мэдлин. – В его голосе была печаль. – Он имеет право знать свое подлинное происхождение.

– Ты больше думаешь о себе и о том, как наказать меня.

Меррик рывком сдернул вторую перчатку.

– Черт возьми! Как, по-твоему, сейчас чувствует себя мальчик, Мэдди? – требовательно спросил он. – Он считает себя уродом. Злой шуткой природы, а не обычным ребенком.

Урод. Мэдлин поежилась от страха. Джефф не раз употреблял это слово применительно к себе.

– Что изменится в Шотландии, Меррик? – прошептала она. – Что? Скажи мне.

Снова взяв перчатки, он пристально рассматривал швы.

– В Шотландии он не будет в этом одинок, – наконец ответил Меррик. – И не будет чувствовать себя уродом. Джефф приноровится к своему дару, хотя бы немного. В его возрасте это самое главное. Как ты думаешь, Мэдди, почему я уверен, что мальчик – мой?

– Я… – начала Мэдлин и запнулась – Я не знаю.

– Это проклятие нашего рода, – тихо сказал Меррик. – Или, если хочешь, благословение. Этим даром обладают моя бабушка, двоюродный дед, троюродный брат. И дюжина других предков.

– И… и ты тоже?

– Ты в это веришь? – сказал Меррик ровным голосом.

– Нет.

– Я никогда не думал об этом, – пожал он плечами. – Видит Бог, у меня другой талант. Но в Шотландии такой дар считается не то чтобы обычным, но… им обладают многие.

– Все равно не понимаю, как это поможет Джеффу, – прошептала Мэдлин. – Весь его мир перевернется с ног на голову.

– Нет, это твой мир перевернется, – возразил Меррик. – Муж, которого тебе удобно было забыть, вдруг появился из небытия. Мне тоже будет нелегко. Для меня уехать из Лондона – все равно что пожертвовать половиной своего дела. Но Джефф впервые в жизни почувствует себя нормальным.

– О Господи! Не могу в это поверить! – провела рукой по лбу Мэдлин.

– Мэдди, кто-то должен помочь мальчику, – взял ее за плечи Меррик. – Ты? Думаю, ты сама понимаешь, что тебе это не по силам. Видит Бог, я справлюсь с этим не лучше. Но моя бабушка Макгрегор вполне способна это сделать.

Мэдлин заломила руки. В словах Меррика была ужасная правда. Джефф действительно странный, необычный ребенок. Она всегда знала это. И Джефф знает, что он не такой, как другие, и это постепенно убивает его.

– Чем она поможет Джеффу, Меррик? – прошептала Мэдлин. – Твоя бабушка сможет избавить его от этого дара?

– Не думаю, – покачал головой Меррик. – Но кто-то должен объяснить мальчику, что знать будущее и нести ответственность за него – это совершенно разные вещи. Кто-то должен объяснить, что видеть грядущее вовсе не значит иметь возможность его изменить или хотя бы пытаться это сделать. И кто-то должен научить его, как справляться с видениями, внезапно обрушивающимися на него. Можно только догадываться, как мальчик измучился за все эти годы.

Мэдлин медленно опустила глаза. Господи! Похоже, Меррик говорит хоть и ужасную, но правду. Он прав, она не знает, что делать, и никогда этого не знала. Шотландский дар. Мэдлин все еще не готова была признать, что он существует. Но если он есть и если ничто не может помочь…

– Надолго? – прошептала она. – Надолго мы уедем?

– Не могу сказать, – признался Меррик. – На несколько недель.

– А его уроки? Джефф не может бросить занятия, – схватилась за голову Мэдлин.

– Фрост должен поехать с нами, – перебил ее Меррик. – Ничего другого не остается.

– Ты оставляешь мне небольшой выбор, – тихо сказала Мэдлин.

– Совсем никакого, – мрачно ответил Меррик. – Потому что выбора нет у Джеффа. Другого способа помочь мальчику у меня нет. Ты лишила меня права помогать собственному ребенку, которое имеет любой нормальный родитель.

Мэдлин спокойно выдержала его взгляд.

– Я поеду, – согласилась она. – Поеду только для того, чтобы помочь сыну. Но поеду при одном условии.

– И что это за условие? – прищурился Меррик.

– Докажи, что все это ради помощи Джеффу, а не для того, чтобы наказать меня, – сказала Мэдлин. – Не говори ему правду о Бессетте.

Меррик полоснул ее мрачным взглядом.

– Ты хочешь сказать: правду обо мне, – поправил он. – Ты не желаешь, чтобы мальчик знал, что я его отец.

Мэдлин кивнула.

– Я не прошу тебя дружить с ним или проводить с ним время. Я только прошу – во всяком случае, пока – не смущать его душу.

44
{"b":"13229","o":1}