ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Старая дама, прищурившись, откинулась в кресле.

– Леди Бессетт, как вы узнаете, что в комнате холодно? Объясните мне.

Мэдлин открыла было рот, потом закрыла его, совершенно сбитая с толку.

– Ну… я чувствую холод. Кожей.

– Да? А что такое холод?

– Это… это ощущение прохлады.

– Достаточно, – подняла палец леди Эннис. – А если я не способна чувствовать ни жару, ни холод? Ведь тогда ваши объяснения для меня бессмысленны? То, что чувствует Джеффри, так же трудно объяснить. Такой человек узнает информацию не зрением, обонянием, осязанием или слухом, а другим способом. И если вы не обладаете таким даром, то у вас нет слов, чтобы объяснить это.

Теперь Мэдлин не просто смутилась, она была подавлена. Она хотела во всем разобраться, ей нужно было поговорить с ребенком о том, что она считала ужасным несчастьем, болезнью. Но теперь начинала понимать, что это невозможно.

– А у вас… у вас есть для этого слова, леди Эннис?

– Да, – выпрямилась в кресле старая дама.

Мэдлин печально посмотрела на нее. Долгими часами во время путешествия в Шотландию Мэдлин вспоминала детство Джеффа. Внезапные вспышки нервозности. Беспочвенные на первый взгляд страхи. Странные высказывания. Мэдлин не нравились утверждения Меррика, но она очень опасалась, что он окажется прав. И как ни чужды были ей его выводы, только они могли полностью объяснить прошлое.

– Мне горько признать, леди Эннис, – сказала она, – что мой ребенок… мой ребенок не такой, как все. Но Меррик объяснил мне это, и я начинаю ему верить.

Подавшись вперед, старая леди положила узловатую руку на запястье внука.

– В остальном ваш ребенок ничем не отличается от других. – Впервые в голосе леди Эннис прозвучали успокаивающие нотки. – Не сомневайтесь в этом, милая.

Мэдлин слабо кивнула.

– Что происходит с Джеффом, когда… когда у него бывают видения?

Бабушка Меррика снова забарабанила пальцами по подлокотнику кресла.

– Это просветление сознания, – ответила она. – Иногда преднамеренное, иногда случайное. Этот дар может проявляться в разных формах. Вещие сны, например, многим снятся. Но часто люди не могут их вспомнить или разгадать их символику.

– У Джеффа все гораздо сложнее, чем просто сны, – покачала головой Мэдлин. – Кажется, он боится, что его видения провоцируют события.

Леди Эннис медленно кивнула:

– Да, у мальчика серьезный ум, но он не умеет его контролировать. Ему кажется, что кто-то поднял занавес, а потом резко его опустил, не оставляя времени на размышления. И у мальчика складывается впечатление, что он не контролирует свои мысли.

– Разве можно контролировать такие мысли?

– Многие это умеют, и Джефф тоже научится. Он ведь поживет в замке Керр?

– Да. – Мэдлин неуверенно посмотрела на Меррика. – Он здесь останется.

На лице старой дамы появилось довольное выражение.

– Я ему помогу. Вам не нужно больше об этом беспокоиться, дорогая.

Подобные фразы часто звучат высокомерно и самонадеянно, но в устах леди Эннис слова были на удивление убедительными. Мэдлин задумалась: или она совсем потеряла разум, или таинственный замок повлиял на ее способность рассуждать здраво. Но впервые в ее сердце затеплилась робкая надежда.

– Могу я спросить, леди Эннис, как вы заговорили об этом с Джеффом?

Снова царственный наклон головы.

– Я спросила у мальчика, знает ли он, зачем мой внук привез его сюда. Он ответил, что не знает. Тогда я ему объяснила, и достаточно откровенно.

Мэдлин охватила тревога. Должно быть, это отразилось у нее на лице.

– Я не сказала ему о родителях. Это не мой секрет, а ваш. – Леди Эннис взглянула на Мэдлин, потом повернулась к Меррику: – И твой.

Мэдлин промолчала.

Старая леди снова подалась вперед, схватившись за резные подлокотники.

– Я вам прямо скажу, в этом деле есть три маленьких секрета. – Ее голос звучал строго. – Не только правда о Джеффе, но и то, что вы оба скрываете в своих отравленных гордыней сердцах.

Мэдлин потупилась.

– Сейчас нас волнует только Джефф, – тихо сказала она. – Я хочу сделать для него все, что нужно.

– Думаю, вы знаете, что ему необходимо, дорогая, – твердо сказала бабушка Меррика. – И уверена, что вы это сделаете.

– Хватит, бабушка, – шагнул вперед Меррик. – Мы с Мэдлин уже договорились, как поступить в этом случае.

– Этот случай затянулся на тринадцать лет, – сердито сверкнула глазами леди Эннис. – Ваш долг мужа и жены давно разобраться с тем безобразием, в которое превратился ваш брак, и заняться ребенком. Если бы вы сделали это с самого начала, то мальчик не оказался бы в столь плачевном состоянии.

– Этому помешали определенные обстоятельства, – помрачнел Меррик.

– Нет, высокомерие и гордыня, – отрезала леди Эннис. – Я уже тебе однажды говорила: жена для мужчины и собственность, и долг. И если ее отобрали у него, он разыскивает ее и возвращает в свой дом. Корабли отправляются отсюда в Италию каждый день. Разве не так?

Старая дама повернулась к изумленно смотревшей на нее Мэдлин.

– А что касается вас, милая, если вы были достаточно взрослой, чтобы произнести клятву верности перед Богом, то надо было ее соблюдать. Нужно было слушать мужа и не обращать внимания на уговоры других.

– Жизнь не так проста, бабушка, – холодно заметил Меррик.

– Да, – язвительно ответила леди Эннис. – Tis a sair fetch!

Мэдлин взглянула на Меррика.

– Что она сказала? Я… я не поняла.

– Что жизнь трудная штука, – ответил Меррик. – Бабушка сказала это с сарказмом.

– Да уж, будьте уверены! – проворчала старая дама. – Я вышла замуж в шестнадцать, но знала свой долг и исполнила его.

Мэдлин опустила глаза на дрожащие руки. Она быстро положила ладони на колени. Старая дама говорила сурово, но Мэдлин понимала, что она права. Вероятно, все действительно очень просто: надо исполнять свой долг.

Меррик явно не считал жизнь простой. Он подошел к креслу Мэдлин.

– Леди Бессетт хочет перед сном поговорить с сыном, – холодно сказал он. – Я провожу ее вниз.

Волна облегчения захлестнула Мэдлин. Она поднялась.

– Я понимаю, леди Эннис, что мы с Мерриком совершили ошибки, – спокойно сказала она. – Но жизнь продолжается, и… обстоятельства меняются. Никто из нас не желает зла нашему сыну.

– О, в этом я не сомневаюсь, – подняла на нее глаза леди Эннис, потом перевела взгляд на внука. На ее лице появилось усталое выражение. – Приводите мальчика ко мне каждое утро. Любопытным отвечайте, что я учу его гэльскому языку. Кстати, я действительно этого хочу, поскольку ни один из моих внуков не соизволил его выучить.

Услышав это, Меррик смягчился. Наклонившись, он поцеловал бабушку в сморщенную щеку.

– Доброй ночи, бабушка, – спокойно сказал он. – Спасибо за желание помочь Джеффу.

– Не за что меня благодарить, – вскинула голову леди Эннис. – Он мне родная кровь. Это мой долг.

Они вышли из комнаты, которая показалась Мэдлин логовом дракона, и пошли вниз по лестнице. Меррик двигался с кошачьей грацией. Никто из них ни проронил ни слова. Спустившись, Меррик подал Мэдлин руку, помогая сойти с последних ступеней.

Его взгляд задержался на ее лице.

– Моя бабушка остра на язык, – наконец сказал он. – Надеюсь, она тебя не обидела, Мэдди.

Мэдди. Ей не хотелось, чтобы он называл ее так.

– Леди Эннис ничего, кроме правды, не сказала, – нашлась Мэдлин.

– Да, – печально сказал Меррик, – наверное.

Они молча вошли в гостиную. Над словами леди Эннис, казалось, можно размышлять всю жизнь. В гостиной снова слышались взрывы смеха. Сэр Аласдэр, когда-то заядлый игрок, снова потерпел поражение от жены и недавно обретенного племянника.

– Да, мои лучшие дни явно миновали, – пожаловался он. – Проиграл паре новичков!

С задумчивой улыбкой Эсме взяла мужу под руку.

– Твои лучшие дни миновали лет десять назад, и ты прекрасно это знаешь.

– Ох, как жестока молодость! – подмигнул Аласдэр. – Что ж, пора вести дряхлого старичка в постельку.

55
{"b":"13229","o":1}