ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэдлин и Джефф, пожелав им доброй ночи, поднялись в спальню мальчика. Задернув шторы, Мэдлин приготовила сыну ночную сорочку и зубную щетку.

– Тебе понравился разговор с леди Эннис? – мимоходом спросила она.

Растянувшись на кровати, Джефф прикрыл глаза рукой.

– Пожалуй.

Присев рядом, Мэдлин отвела руку Джеффа от лица.

– Где мой сыночек прячется? – шутливо спросила она. – Ах вот он!

– Ну, мама, – смутился Джефф. – Это так глупо.

– Посмотри на меня, Джефф, – взяла сына за подбородок Мэдлин. – Она тебе понравилась?

Джефф кивнул, и его волосы разметались по шерстяному покрывалу.

Мэдлин немного помолчала.

– Как это произошло? – наконец спросила она. – Ты… узнал что-нибудь интересное? Она сказала что-нибудь неуместное?

Джефф покачал головой.

– Я ей понравился, – сказал он. – Мы говорили о… о многом.

– Тебе лучше? – с надеждой спросила Мэдлин.

– Думаю, да.

Мэдлин сжала его руку.

– Я тоже сегодня была у леди Эннис, – после долгой паузы сказала она. – Я поднялась к ней, пока ты играл в карты. Она хотела поговорить со мной.

Глаза мальчика округлились.

– Мне она тоже очень понравилась, – улыбнулась Мэдлин. – Мы долго разговаривали. И она… она сказала мне все. Все, Джефф. Я имею в виду – о тебе.

Мальчик отвел взгляд и быстро заморгал.

– Все хорошо, Джефф. – Она погладила сына по руке. – Ты… ты особенный.

– Я не хочу быть особенным, мама, – прошептал он. – Я хочу быть обыкновенным.

Мэдлин сильнее сжала руку сына.

– Не думаю, что это возможно, Джефф, – ответила она. – На это есть причины. Это твоя судьба. Здесь, в Шотландии, с твоими… твоими… с этими людьми ты не будешь… чувствовать себя другим.

Джефф не сводил глаз с матери, словно пытался прочитать ее мысли. Вероятно, в какой-то мере это ему удалось.

– Я такой, как леди Эннис, правда? – глухим голосом спросил он. – У меня есть… дар. Мы поэтому сюда приехали?

Мэдлин кивнула:

– Да, у тебя есть дар. И тебе больше не надо скрывать это от меня. Договорились? Я всегда буду тебя любить и всегда буду твоей мамой. Если тебя что-то встревожит, ты можешь поговорить со мной. Или с леди Эннис. Или… или с мистером Маклахланом.

Ничего не сказав, мальчик осторожно посмотрел на нее.

– Джефф, – начала Мэдлин, но голос у нее сорвался. – Джефф, у меня тоже есть тайна.

– Я знаю, – спокойно сказал мальчик.

На мгновение Мэдлин подумала, что старая дама солгала ей.

– Тебе сказала леди Эннис, Джефф?

Сын посмотрел на нее немного презрительно.

– Я не знаю, мама, в чем заключается твой секрет. Я просто знаю, что он у тебя есть. И он имеет какое-то отношение ко мне. Леди Эннис мне этого не говорила. Я давно это знал. Это… это что-нибудь плохое обо мне, мама?

У Мэдлин вырвался короткий, почти истерический смешок. Она машинально еще сильнее сжала руку сына.

– Ох, милый, – выдохнула она. – Это давно тебя беспокоит?

Джефф медленно кивнул.

– Ты мне все сосуды пережала, мама. Может быть, лучше тебе отпустить мою руку и рассказать свой секрет?

У Мэдлин по щекам покатились слезы.

– Лучше? – переспросила она, стирая их тыльной стороной ладони. – Да, я должна это сделать.

Джефф угрюмо посмотрел на нее.

– Мне в следующем году будет тринадцать, мама, – спокойно сказал он. – Есть вещи, которые юноше следует знать. Так говорит мистер Фрост.

– И он совершенно прав, – согласилась Мэдлин. – Тебе следовало знать это с рождения. И то, что тебе это неизвестно, – моя вина. Потому что мой секрет касается твоего отца.

– Бессетта? – мягко спросил Джефф.

– Нет, милый, – покачала головой Мэдлин. – Бессетт был очень добрый человек и на свой лад любил тебя, хотя не всегда показывал это. Но… но Бессетт не твой отец.

– Не отец? – Эта мысль явно не приходила мальчику в голову.

– Нет, Джефф. – Мэдлин собирала силы, чтобы рассказать историю до конца. – Понимаешь, я до этого была замужем за одним человеком. За… за мистером Маклахланом. Когда-то он был моим мужем. И он – твой отец.

Глаза мальчика стали совсем круглыми. Он ничего не сказал, и от этого Мэдлин стало еще хуже.

– Ох, Джефф, ты не представляешь, как я мучилась! – воскликнула она, стряхивая слезы. – Я и хотела сказать тебе об этом, и боялась. А теперь… теперь, милый, это будет наш с тобой общий секрет. Ты сможешь когда-нибудь простить меня?

На лице Джеффа появилось выражение облегчения.

– Мистер Маклахлан, – задумчиво произнес он. – А он… он знает? Поэтому мы приехали сюда, в замок Керр?

– Да, мальчик мой, поэтому, – поцеловала сына в щеку Мэдлин. – Потому что леди Эннис твоя прабабушка. У тебя с ней особенная связь, и тебе нужно это знать. Она поможет тебе там, где не могу помочь я и даже мистер… даже твой отец. Вот почему мы задержимся здесь на какое-то время.

Джефф притих.

– Не думаю, что тебе нужно прощение, мама, – наконец сказал он. – Но… но тогда Алвин больше мне не брат?

Мэдлин отбросила с его лба темную прядь.

– В твоем сердце Алвин всегда останется тебе братом, и это самое главное.

Джефф задумчиво нахмурился.

«Господи, – взмолилась про себя Мэдлин, – помоги мне ответить на трудный вопрос».

– Я не понимаю, мама, – сказал мальчик. – Если мистер Маклахлан когда-то женился на тебе, почему он больше тебе не муж?

Мэдлин перестала всхлипывать и распрямила плечи.

– Потому что я совершила ужасную ошибку, Джефф, – призналась она. – Много лет назад, еще до твоего рождения я позволила другим людям оговорить его.

– Каким другим людям?

Мэдлин прикрыла глаза. Даже сейчас ей было тяжело дурно говорить об отце.

– Членам моей семьи, – уклончиво ответила она. – Я была молода, слабовольна и позволила им убедить себя, что он… что твой отец меня не любит и мне лучше расстаться с ним. Давай оставим сейчас эту тему. Обещаю, когда ты станешь старше, мы снова поговорим об этом.

– Хорошо, – сел на кровати Джефф. – Мама, мистер Маклахлан считает меня ненормальным? Он хотел бы, чтобы я был… обычным?

– Джефф! – Мэдлин порывисто расцеловала сына. – Для него ты совершенно нормальный. И он очень гордится тобой. Мы оба тобой гордимся.

Джефф, казалось, раздумывал над ее словами.

– Мне очень нравится мистер Маклахлан, – сказал он. – Он знает столько всего интересного. – Как ты думаешь, он не будет возражать, если я стану его сыном?

– Нет, Джефф. – Мэдлин взяла руки мальчика в свои. – Если уж на то пошло, он считает, что это я виновата…

Услышав стук в дверь, Мэдлин едва не подпрыгнула. Меррик просунул голову в комнату. На его лице промелькнуло неловкое выражение.

– Прошу извинить, – сказал он. – Я зашел пожелать Джеффу спокойной ночи.

– Да-да, конечно. – Снова поцеловав сына в щеку, Мэдлин поднялась с кровати. – Я вас оставлю. Спокойной ночи, милый. Пожалуйста, не забудь почистить зубы.

Меррик неохотно вошел и замялся. Когда Мэдлин проходила мимо него, он поймал ее за руку.

– Ты плакала. – Это было утверждение, а не вопрос. У Мэдлин снова вырвался нервный смешок, она провела по щеке тыльной стороной ладони.

– Совсем немного. – Она опустила голову. – Меррик, я… я сделала, что ты хотел. Я рассказала ему.

Изумление застыло на лице Меррика. Вырвав руку, Мэдлин бросилась вон из комнаты. Она чувствовала на себе взгляд Меррика, но не отважилась обернуться, опасаясь того, что может сказать или сделать.

Глава 19

Грамм любви перевесит пуды законов

Мэдлин торопливо шла по коридору к своей спальне. Когда она открыла дверь, Элиза все еще разбирала багаж. Ночная сорочка и пеньюар Мэдлин уже лежали на кровати. Горничная выкладывала содержимое дорожного несессера на изящный туалетный столик.

– Добрый вечер, мэм. – Элиза подняла глаза на хозяйку, и ее улыбка тотчас исчезла. – Что случилось, миледи?

Взглянув на постель, Мэдлин перевела взгляд на открытый гардероб.

56
{"b":"13229","o":1}