ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выкинув из головы эти мысли, Меррик погрузил шест в воду, с трудом доставая до дна. Мэдлин удивила его сегодня своей откровенностью с Джеффри. Меррик готов был к перепалке на эту тему. По натуре он не был вздорным и сварливым человеком, а там, где замешана Мэдлин, любой диалог, независимо от его эмоциональности и резкости, лучше, чем ничего.

Но на этот раз гроза миновала. Мэдлин сказала, что готова пожертвовать всем ради счастья сына. Меррик не собирался лишать ее душевного покоя. Насколько он понимал, покоя в жизни Мэдлин было немного. Чего он хотел, так это… как-то исправить то, что они совершили. Он хотел… ее.

Осталась на это хоть какая-то надежда? Меррик горько жалел о жестоких словах, брошенных несколько дней назад в гостинице Гретна-Грин. Он назвал Мэдлин глупой гусыней, ехидной и, кажется, еще хуже. Ярость от подлости ее отца, от того, что Мэдлин усомнилась в подлинных намерениях своего избранника, затмила ему рассудок. Хуже этого была только его выходка в Уолем-Грин, когда размахивая свидетельством о браке, он грозил осуществить свои супружеские права.

– Мы далеко зашли? – прервал его размышления нежный голос Мэдлин.

«Она даже не представляет себе, насколько далеко».

– Да, тут очень глубоко.

– Шест, наверное, уже до дна не достает.

Меррик сообразил, что, стоя на краю плота, все еще крепко сжимает в руках шест.

– Нет, но мы скоро подойдем к острову, и снова будет мелко.

– Меррик, положи шест и посиди со мной немного.

– Ты не хочешь, чтобы я вел плот вперед? – посмотрел он на Мэдлин.

– Нет, лучше посиди со мной, – ответила она. – Посмотрим, куда нас занесет.

Меррик чуть не рассмеялся в голос. Он считал, что человек всегда сам выбирает себе путь. А Мэдлин предлагала отдаться воле волн. Меррик опасался, что в ее просьбе есть скрытый смысл, но не мог уловить его. Положив шест, Меррик крепко привязал его к плоту, потом сел рядом с Мэдлин. Странная тишина окутала их.

Мэдлин снова откинулась назад, опираясь на ладони. Из-под юбок показались изящные скрещенные лодыжки. Такое впечатление, что Мэдлин отдыхала на травке на пикнике. Последовав ее примеру, Меррик расстелил сюртук и устроился на нем, опираясь на локоть. Когда плот резко дернулся, Меррик, не удержав равновесия, навалился на Мэдлин.

Вскрикнув, Мэдлин обхватила его за талию.

– Черт! – Меррик сквозь упавшие на глаза волосы, увидел нависшую над ними ветку дерева. – Мы приплыли на твой маленький остров, Мэдди.

Распростертая под ним, Мэдлин заливалась смехом. Собираясь подняться, Меррик взглянул на нее и совершил ошибку. Все произошло само собой. Ее улыбка вдруг стала совершенно иной. Он внезапно увидел соблазнительный изгиб ее бедра, вздымающуюся грудь, едва прикрытую вечерним платьем с большим декольте.

Мэдлин не делала попыток освободиться. И перестала смеяться. Ее взгляд не отрывался от его лица. Вопреки здравому смыслу Меррик провел рукой по ее щеке.

– О Господи! – прошептал он.

Ее взгляд смягчился. Мэдлин проглотила ком в горле. Меррик нерешительно поцеловал ее.

– Мэдди, – прошептал он, касаясь ее губ.

Вздохнув, она провела рукой по его спине, теснее прижимая к себе. Меррик обнял ее и снова поцеловал. Ее губы были теплыми и податливыми, влекущими и стосковавшимися по ласке. Он припал к ее губам с нежностью, которой не знал последние тринадцать лет. Запрокинув голову, Мэдлин таяла в его объятиях.

Он проник языком в сладостные глубины ее рта. Глаза его закрылись, и суетный мир исчез. Их поцелуй длился, казалось, целую вечность. Мэдлин потянула вниз галстук Меррика, открывая шею.

Он взял ее лицо в свои руки. Ее гибкие пальцы проворно вытаскивали из брюк его рубашку. И все это время она страстно целовала его. Их губы встречались снова и снова. Ее рот уже немного припух, а глаза все еще были полны жажды.

Меррик чуть отстранился.

– Мэдди, мы…

– Шшш… – Она потянулась к нему, легко коснувшись губами его рта. – Ничего не говори. Продолжай. Просто…

– Плыви по течению? – договорил он. – И увидим, куда мы приплывем?

– Я знаю свою цель, – прошептала она. – По крайней мере на сегодня, если ты будешь вместе со мной.

Меррик снова поцеловал ее, на этот раз жарко и нетерпеливо. Плот мягко покачивался на волнах. Задыхаясь, они смотрели друг на друга, словно опасаясь, что волшебство закончится и течение вынесет их на прочную землю.

– Раздень меня, – прошептала она.

Меррик недоверчиво посмотрел на нее, но надежда уже вспыхнула в его сердце.

– Сейчас? – Его голос звучал тихо, но на удивление твердо. – Здесь, под открытым небом?

– Да, под луной, – решительно посмотрела на него Мэдлин. – Сними с меня все, до последнего лоскутка. Медленно, как ты умеешь. Я хочу снова почувствовать твои прикосновения. Понять… изменилась ли я на твой взгляд.

– Ты ничуть не изменилась, Мэдди. – Он легко провел пальцем по ее щеке. – И никогда не изменишься.

– Я стала старше, – отвела взгляд Мэдлин. – Родила ребенка, поправилась. Но надеюсь, луна окрасит все это романтическим светом.

– Ты превратилась из девочки в женщину, – сказал Меррик, потянувшись к ее накидке.

Он понял, что сделает все, о чем она попросит. Он разденет ее под луной. Это безумие. Пожалеет ли он об этом? Наверное. Но воспользуется даже малейшей возможностью снова целовать и любить ее, пока она не застонет от наслаждения. И если они переполошат всех обитателей замка, так тому и быть.

Отложив в сторону накидку, он потянул вниз рукав платья, целуя ее плечо, постепенно освобождавшееся из плена ткани. Дрожа от удовольствия, Мэдлин провела ладонями по его спине. Если она и нащупала шрамы сквозь сорочку, то не подала виду.

– Сними это, – попросила она, потянув рубашку вверх.

Не поднимая глаз, Меррик выполнил ее просьбу и через голову стащил сорочку. Задохнувшись от восторга, Мэдлин гладила его широкую грудь.

– Ты… великолепен, – шептала она. – И ты… ты не тот юноша, за которого я вышла замуж.

– Не тот?

– Определенно нет. – Мэдлин села и, положив руки ему на плечи, целовала его шею. – Нет, – проговорила она между поцелуями. – Тот был красивым юношей-горцем, а ты потрясающий мужчина.

– А ты их много видела? – наклонив голову, посмотрел на нее Меррик.

– Сотни. – Мэдлин целовала его плечи, грудь, руки. – Ты представляешь, сколько статуй нагих мужчин в Риме? В Неаполе? В Париже?

– Наверное… сотни.

– И ни один тебе в подметки не годится, – сказала она и провела языком по его соску.

– Правда?

Рассмеявшись, Мэдлин кивнула.

– Отец когда-то предупреждал, что от тяжелой работы у тебя появятся мозоли и огрубеет кожа, но он забыл упомянуть о… достоинствах.

Меррик был высоким, физически крепким мужчиной в самом расцвете сил, но никогда не считал свое тело красивым. И Мэдлин так решит, увидев при ярком свете его спину.

Она ласково провела ладонями по его ребрам.

– Мэдди, – настойчиво прошептал он. – Мэдди, милая, не так уж я и красив… местами.

– Ты глотаешь окончания.

– Что?

– Окончания, – повторила Мэдлин. – Я всегда знаю, когда ты расстроен. У тебя появляется шотландский акцент.

– Так я шотландец, – улыбнулся Меррик.

Мэдлин смотрела на него глазами, полными желания. И в то же время в них плясали веселые огоньки. Ему всегда нравилось, что ее одновременно обуревают самые разные эмоции.

– Что ты считаешь в себе некрасивым? – Мэдлин скользнула взглядом по его паху. – Тут, я уверена, ничто не изменилось.

– Да, там все в порядке, – признался Меррик. – Но спина… она выглядит гораздо хуже, чем лицо.

– Повернись.

Черт возьми, он настоящий осел! Но все же Меррик сделал то, что она просила. Возникла долгая мучительная пауза, которая, казалось, длилась целую вечность.

Потом Мэдлин уткнулась губами ему в шею.

– Меррик, – прошептала она, – у меня… у меня нет слов.

У него вырвался саркастический смешок. Но Мэдлин больше ничего не сказала. Она прижалась грудью к его спине.

60
{"b":"13229","o":1}