ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Дайте мне подняться, – настаивала она. – Отойдите, ради Бога!

– Я бы не советовал вам вставать, – предупредил Уинвуд. – У вас голова закружится.

Но зеленые глаза Мэдлин смотрели только на Меррика и горели гневом.

– Я не знаю, что это за шутки, – прошипела она, – но вы… вы мне не муж.

– Сейчас не время обсуждать это, Мэдлин, – проворчал Меррик. – Позволь предложить мою карету и доставить тебя домой.

Но Мэдлин уже отпрянула, ее лицо исказила маска ужаса.

– Нет, – выдавила она. – Ни в коем случае. Вы… вы безумны. И жестоки. Очень жестоки. Вы всегда таким были. Мне довелось это испытать, вы же знаете. А теперь прочь от меня! Прочь! Слышите?

Это было почти равносильно признанию, что она знакома с Мерриком. Повернувшись, женщина на нетвердых ногах пошла по тропинке.

Джентльмены на почтительном расстоянии следовали за ней, только чтобы убедиться, что она в состоянии идти. Меррик больше не чувствовал себя джентльменом. Он чувствовал себя… выпотрошенным. Выпотрошенной рыбой, которую бросили на горячую сковороду. Только вместо огня его жгла бешеная ненависть его жены.

Лорд Уинвуд смотрел ей вслед, прикрыв ладонью глаза от яркого солнца.

– Знаешь, не думаю, что она тебя любит, старина, – сказал он, когда юбки Мэдлин, мелькнув, исчезли за углом.

– И это объясняет ее тринадцатилетнее отсутствие, не так ли? – угрюмо сказал Меррик.

– Более-менее, – согласился его друг. – Надеюсь, ты не станешь искать примирения?

– Заткнись, Куин, – в очередной раз сказал Меррик. Уинвуд, казалось, не только не обиделся, он даже не слушал.

– Скажи, Меррик, у тебя в столе еще осталось виски? – спросил он.

– Конечно. Целая бутылка.

Уинвуд опустил руку.

– Это только начало, – сказал он и пошел вниз по холму. – Пойдем, дружище. Боюсь, виски сегодня нам очень понадобится.

Глава 4

Не женись на деньгах, взять взаймы гораздо дешевле

Мэдлин в слепой панике мчалась по деревне. Домой. Скорее домой. Это безумие. Это невозможно! На следующем повороте она чуть не сшибла джентльмена, выходящего из табачной лавочки. Он испуганно отступил с тротуара на мостовую. Миссис Бек дружески окликнула ее из почты. Мэдлин посмотрела на нее пустым взглядом и побежала дальше.

Домой. Домой! Глаза отчаянно искали нужную улицу. Увидев ее, Мэдлин свернула за угол. Крошечный коттедж стоял на краю лужайки, крепкий и надежный. Она мчалась к нему, как потом сообразила, с безумным видом. Подлетев к двери, Мэдлин дернула задвижку и метнулась внутрь, захлопнув за собой дверь. Ее прическа совершенно растрепалась, волосы упали на спину.

Миссис Дрексел, ее новая экономка, шла через гостиную с подносом в руках.

– Добрый день, миледи, – удивленно сказала она. – Что-нибудь случилось?

– Элиза, – задыхаясь, проговорила Мэдлин. – Мне нужна Элиза. Где она?

Экономка неуклюже присела в реверансе.

– В кухне с Кларой. Я пришлю ее к вам.

Мэдлин поднялась к себе в комнату и раздвинула шторы на окне, выходившем на лужайку. Ее глаза обшаривали пространство и ничего не находили. Как она глупа! Неужели она вообразила, что он последует за ней? Если он не потрудился сделать это за тринадцать лет, то с чего станет делать это сейчас?

Наверное, она действительно сошла с ума. Меррик и мысли о нем наконец завершили свое черное дело и довели ее до безумия.

– Что случилось, миледи? – тронула ее за плечо горничная.

– Ох, Элиза! – Мэдлин отпустила занавески и прижала пальцы к губам. – О Господи! Это он.

– Кто, миледи? – От руки Элизы, лежавшей на плече Мэдлин веяло теплом и покоем. – Не может быть, что все так плохо.

– Может, – тихо и отчаянно вырвалось у Мэдлин. – Он… он вернулся. Спустя все эти годы вернулся.

Элиза замерла.

– Мистер Маклахлан? Вы о нем говорите?

Мэдлин молча кивнула.

– Пресвятая Дева, – прошептала горничная. Потом ободряюще обняла Мэдлин за плечи. – Миледи, может быть, вам показалось? Возможно, вы увидели… родственника. Кого-то похожего. Вы как-то говорили, что у него был брат.

– Да, сэр Аласдэр. Но они совсем не похожи, – покачала головой Мэдлин.

Присев на край кровати, разбитая и подавленная, Мэдлин в простых бесстрастных словах изложила историю служанке.

– Похоже, он построил все эти прекрасные дома, – закончила она свой рассказ. – Или владеет компанией, которая их строит. Или что-то вроде этого. Кажется, он не возвращался в Шотландию.

– Господи Иисусе! – воскликнула Элиза. – И он утверждает, что вы ему жена! Да как ему не стыдно!

– Почему он так сказал, Элиза? – Мэдлин умоляюще смотрела на горничную. – Почему спустя все эти годы он говорит такие вещи?

– Понятия не имею, – ответила служанка. – Наверное, он так считает.

– Как он может? – вскрикнула Мэдлин. – Он… он хотел избавиться от меня. Ему нужны были только папины деньги. Нет, он меня никогда не любил. Ох, Элиза, это так жестоко! Я думала, что после смерти Бессетта буду жить в покое. Неужели я прошу слишком много, Элиза? Неужели?

– Да, это жестоко, мэм. – Элиза, утешая, гладила руку Мэдлин. – Но возможно, это конец всему. Может быть, вы его больше никогда не увидите.

– Я об этом Бога молю! – уронила руки Мэдлин. – Он выглядит… Ох, Элиза… он совсем другой. Такой мрачный. Почти демонический. У него длинные руки и такие холодные глаза. И этот шрам… Страшный… ужасный… я не могу этого объяснить. Он похож на себя… и в то же время совершенно другой.

– Кажется, я понимаю, – ответила Элиза, – взбивая подушки. – Говорят, грешники никогда не стареют красиво.

Мэдлин скептически посмотрела на нее.

– Никогда такого не слышала.

Элиза неубедительно улыбнулась и сменила тему:

– Пока вас не было, заходила ваша новая знакомая, леди Трейхерн.

– Правда? Я не ожидала.

– Она приглашает вас в субботу на чай. И хочет, чтобы вы взяли с собой мистера Джеффри.

– Подумать только! – Мэдлин прижала пальцы к вискам. – Джефф! Где он?

– Он вышел около двух, миледи, – сказала Элиза. – Мальчик снова весел и спокоен. Вы… вы не возражаете?

Мэдлин нашла в себе силы покачать головой.

– Прогулки идут ему на пользу, – тихо сказала она. – Доктор Феллоуз говорит, что в его состоянии… в его настроении нехорошо все время сидеть, уткнувшись в книгу.

– Да, ему всего двенадцать, хоть выглядит он старше, – заметила Элиза. – Никакой беды нет в том, что он пройдется по деревне.

– Конечно, нет, – согласилась Мэдлин. – Элиза! Эта деревня! Этот дом! Как я смогу жить в нем, зная, что он здесь?

Элиза снова погладила ее по руке.

– Сомневаюсь, что он создаст проблемы, мэм. – Если бы он этого хотел, то давным-давно сделал бы это. И у вас не будет нужды видеться с ним. Ведь так, мэм?

– Я… я не знаю, – призналась Мэдлин. – Деревня такая маленькая. Если он намерен направо и налево рассказывать, что я его жена, я просто этого не вынесу. Его нужно остановить. Наверное, мне завтра следует отправиться к мистеру Розенбергу и разорвать контракт. Может, нам лучше жить в Лондоне? Ты станешь возражать, Элиза?

– Думаю, возражать будете вы, – мягко сказала горничная. – И вскоре рассердитесь на себя, что в очередной раз отказались от того, чего желали всем сердцем.

Мрачная улыбка тронула губы Мэдлин.

– Ты слишком хорошо меня знаешь, Элиза.

– Я знаю вас достаточно хорошо, – согласилась служанка. – А теперь вам лучше прилечь и отдохнуть. У вас болит голова, это я тоже знаю. Я задерну шторы и положу вам на лоб холодный компресс. Вы скоро примете решение, и тогда горе мистеру Маклахлану.

Мэдлин легла, но не дала воли слезам.

– Я не позволю ему победить меня, Элиза, – поклялась она. – Я подавлена, но еще не проиграла.

– Вот это на вас больше похоже, мэм, – ответила Элиза, задергивая шторы. – Правда на вашей стороне. Все дело в том, что вы скучаете по Лоутону, а у мистера Джеффри было тяжелое утро.

– Но ведь я приду в себя, правда? – мрачно сказала Мэдлин. – Если он рассчитывает создать мне проблемы, то встретится не с робкой девочкой, какой я когда-то была. Я научилась выносливости и выдержке. И будь я проклята, если Меррик Маклахлан снова одержит надо мной верх. Этому не бывать.

9
{"b":"13229","o":1}