ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Произносится «коронер», – поправила его Обри, расхаживавшая перед окном, и, остановившись, обернулась и улыбнулась мальчику. – Просто Ида говорила на арго.

– Что такое «арго»?

– Это такой жаргон, милый. И она совсем не должна была этого говорить. Коронер очень приятный джентльмен.

– Хорошо, а что воще делает коронер? – спросил Айан, пробуя замахнуться молотком.

– «Вообще», – поправила Обри, взъерошив ему пальцами волосы. – Честно говоря, Айан, ты слишком много времени проводишь возле Иды. А коронер – это джентльмен, который проводит допрос, своего рода встречу, когда неясно, как умер какой-либо человек.

– Он тебе нравится? – Айан поставил молоток у камина. – Он тебя о чем-нибудь спрашивал?

– Да, милый, обо всем.

Подняв штору, Обри смотрела в чернильно-темную глубину двора, освещаемого только парой факелов, закрепленных на столбах ворот. Дни становились короче и холоднее, и за стенами замка временами можно было услышать свист ветра, как будто за углом уже поджидал декабрь. Пожалуй, Обри хотелось, чтобы это так и было, потому что к декабрю лорд Уолрейфен, конечно, снова уютно устроится в Лондоне.

Весь день она чувствовала себя немного нездоровой, и сейчас, опустив штору, Обри приложила руку к желудку. Она испытала потрясение от допроса, когда взгляды стольких людей были обращены на нее.

Разумеется, Обри говорила правду – о, возможно, не всю правду, но коронер был не очень хитер в своих вопросах, а она, наоборот, очень ловка в своих ответах. И теперь, когда то испытание осталось в прошлом, ей вскоре предстояло новое – Обри не забыла своего обещания лорду Уолрейфену.

– Мы поиграем во что-нибудь сегодня вечером? – спросил Айан от камина.

– Да, конечно. – Обри обернулась, радуясь, что ее отвлекли от размышлений. – Может быть, я приготовлю шоколад, пока ты будешь выбирать игру?

– «Хорошо и плохо». – Айан просиял и бросился в свою комнату.

Обри подавила горькую усмешку. Надо же было Айану именно в этот вечер выбрать эту игру! Она сама была готова поступить плохо, хотя большую часть дня провела, стараясь – во всяком случае, в своих мыслях – представить это хорошим поступком.

К тому времени как она приготовила шоколад, Айан придвинул к огню их маленький складной стол-книжку и раскрыл игровую доску. Обри как раз достала его кружку, когда кто-то тихо постучал в дверь, и едва не потеряла сознание, увидев, что в комнату вошел лорд Уолрейфен.

– Милорд, – слегка задыхаясь, сказала она, подойдя к нему, – сейчас всего половина восьмого.

Но у лорда Уолрейфена на уме, очевидно, было что-то другое, а не их договоренность, потому что он выглядел несколько смущенным.

– Знаете, хм, в моем кабинете очень холодно, – сказал он. – Я совсем забыл, каким сильным бывает ветер с залива.

– На следующей неделе я заново остеклю ваши окна, – заверила его Обри и взялась за ручку двери в надежде, что он сразу же уйдет. – А до тех пор я распоряжусь, чтобы лакей принес еще угля...

– Сядьте, сядьте! – Граф сделал жест рукой. – Я просто подумал... ну, зайти сюда на минутку. Я уверен, что это самая теплая комната в замке.

– Ну, да... галерея, понимаете... – пробормотала Обри. – Она защищает эту стену.

Лорд Уолрейфен скрестил перед собой руки и каким-то почти мальчишеским взглядом окинул комнату.

– Я, кажется, чувствую запах шоколада?

– Да, это шоколад. – Обри взглянула на плиту. – Не хотите?..

– С удовольствием.

– Мы играем в «хорошо и плохо», – доверительно сообщил Айан. – Какого цвета фишку вы хотите?

Граф подошел к столу и посмотрел на игровое поле.

– «Новая игра: добро награждается, а зло наказывается. Для развлечения молодежи обоих полов», – вслух прочитал он и бросил быстрый взгляд на Обри. – Знаете, миссис Монтфорд, сегодня вечером я чувствую себя совершенно молодым, поэтому уверен, что имею право играть. Вы не возражаете?

– Конечно, нет. – Обри принесла ему шоколад, и лорд Уолрейфен быстро передвинул стул от стены к столу.

– Замечательно! – воскликнул он, хлопнув в ладоши, и сел. – Я выбираю красную.

Все еще не понимая, зачем именно пришел Уолрейфен, Обри принесла оставшиеся кружки и заняла свое место. Было неестественно видеть здесь графа – неестественно, но нельзя сказать, что неприятно. Оторвавшись от игрового поля, граф поймал ее взгляд с противоположной стороны стола и тепло улыбнулся. Впервые Обри заметила глубокую ямочку у него на левой щеке и почувствовала себя абсолютно счастливой оттого, что он рядом.

По команде Айана они начали играть с предсказуемо забавными результатами.

– У вас выпала четверка, – сказал Айан графу. – Это означает, что вы можете миновать «Исправительный дом» и пройти весь путь до «Каприза».

– Это хорошо? – поинтересовался граф.

– Думаю, это лучше, чем попасть в «Притворство», – пожал плечами мальчик и слегка крутанул волчок. – Смотрите! Я направляюсь прямо к «Правде»!

Вскоре Айан стал лидером и ушел далеко вперед от своих медлительных соперников. Лорд Уолрейфен, спотыкаясь, продвигался вперед, постепенно осваивая правила, а Обри, со своей стороны, последовательно попала в «Дерзость», «Упрямство» и «Леность».

– Ну и ну! – воскликнул граф, когда она оказалась в «Лености». – Это несправедливо! Миссис Монтфорд никогда не ленится. – Он взял ее фишку и, передвинув прямо в центр, поставил на «Хорошо».

– Очень щедро с вашей стороны, милорд. – Обри взглянула на него поверх своей кружки. – Очевидно, вы твердо намерены отправить меня прямо в «Дерзость» и «Упрямство».

– Если вас это устраивает. – Граф улыбнулся ей через стол.

– Она не может стать на «Хорошо», – запротестовал Айан. – Она должна вернуться и сделать все как положено.

– К великому сожалению, он прав, милорд, – выдавила из себя Обри, осознав неуместность всего этого. – Сейчас «Хорошо» вряд ли подходящее для меня место.

– Тогда сюда, миссис Монтфорд? – предложил граф и, взяв ее фишку, передвинул ее к месту, обозначенному как «Наслаждение».

– Вы играете не по правилам, лорд Уолрейфен, – вежливо сказал Айан.

– Иногда я их забываю, – подмигнул граф Обри.

– Не думаю, что и «Наслаждение» подходящее для меня сейчас место. – Сжав губы, Обри поставила свою кружку с шоколадом и перевела взгляд на игровое поле.

– Но мне очень хочется, чтобы вы получили его, миссис Монтфорд. Я имею в виду наслаждение. Если вы мне позволите.

Обри не могла найти слов, но невинное вмешательство Айана спасло ее.

– Вы оба играете слишком медленно, – проворчал он, возвращая ее фишку туда, где ей полагалось быть, – а мне в половине девятого нужно идти спать.

С несколько пристыженным видом лорд Уолрейфен вернулся к игре и до ее окончания соблюдал все правила. Айан, разумеется, выиграл, потом они убрали игру, а Обри пошла за книгой, которую читала мальчику на ночь. Обернувшись, она увидела, что граф помогает Айану сложить стол и отодвинуть его к стене.

– Мы читаем «Робинзона Крузо» мистера Дефо, милорд. Надеюсь, вам это не покажется скучным? – спросила она, вернувшись к своему стулу.

– Ни в коем случае! – мягко улыбнулся Джайлз. – Тогда я могу остаться?

– Вы должны остаться, – посоветовал Айан и, зевнув, уселся в кресло. – Мы сейчас как раз в начале его третьего года на острове, и он заботится о своем урожае зерна.

– Превосходный пример для меня, – усмехнулся граф. – Мне сказали, что я совсем не забочусь о своем.

– Я никогда этого не говорила, – возразила Обри.

– Словами – нет, – согласился Уолрейфен, подняв обе брови. – Прошу вас, миссис Монтфорд, продолжайте читать.

Обри начала чтение, но прочитала, вероятно, не больше шести страниц, когда Уолрейфен протянул руку и коснулся ее руки. Оторвавшись от книги, она увидела, что Айан, склонившись на бок, уснул в кресле.

– Мне бы не хотелось, чтобы он проснулся с растяжением мышц шеи, – тихо сказал граф.

– Не думаю, что дети подвержены таким недугам, милорд, но я лучше отнесу его в кровать. – Отложив книгу, Обри встала, но лорд Уолрейфен уже взял мальчика на руки.

38
{"b":"13230","o":1}