ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Огилви, разве не достаточно того, что эта женщина досаждает мне каждую неделю своими разглагольствованиями? – ворчал Уолрейфен, пока они вдвоем собирали бумаги. – Так теперь, видимо, послания миссис Монтфорд достались и дьяволу.

Но конечно, этого не произошло, потому что порыв ветра уже стих.

– Ничего не пропало, сэр. – Огилви легонько постучал стопкой бумаг о стол, выравнивая ее, и протянул папку Уолрейфену. – Все здесь.

– Этого я и боялся, – криво усмехнулся граф. Молодой человек с улыбкой вернулся к своей работе, а Уолрейфен открыл папку и начал снова читать лежавшее сверху письмо.

«Замок Кардоу

21 сентября

Милорд,

как я объясняла в своих четырех последних письмах, необходимо срочно принять решение относительно западной башни. Не получив от Вас ответа, я взяла на себя смелость послать в Бристоль за архитектором. «Симпсон и Верней» сообщили, что во внешней стене существует глубокая трещина, и основание сильно смещено. Прошу Вас, сэр, ответьте, следует ли ее снести или укрепить? Уверяю Вас, я понимаю, что это не мое дело, но я только хочу, чтобы решение было принято, пока она не обрушилась на одного из садовников, когда он будет случайно проходить мимо.

Ваша покорная слуга,

миссис Монтфорд».

Господи, неужели это уже пятое ее письмо по поводу заплесневелой старой башни? Можно подумать, что она помешалась на этой проклятой башне. У Уолрейфена больше не было никакого желания размышлять над этим. Правда, она наняла архитекторов. Да, при умелом управлении миссис Монтфорд можно было спокойно ничего не предпринимать и просто забыть, как ему хотелось, о Кардоу и обо всем, что связано с ним. Это была почти невероятная роскошь!

Он перешел к следующему листу. Ха! Еще одна ее излюбленная жалоба – на дядю Элиаса. Бедный старик, вероятно, не знает ни минуты покоя.

«Милорд,

Вашему дяде становится все хуже; могу предположить, что он страдает от разлития желчи. Он не подпускает Креншоу, и на прошлой неделе запустил доктору в голову пустой бутылкой, когда тот усаживался в экипаж. Но с его зрением происходит то же самое, что и с его печенью, и бутылка не попала в цель. И все же я умоляю Вас обратить на него внимание и убедить его дать согласие...»

– Мадам, – пробормотал Уолрейфен, обращаясь к листу бумаги, – если ваше постоянное ворчание не убедило его, то у меня нет никакого шанса.

– Прошу прощения, милорд? – Оторвавшись от работы, Огилви взглянул на него.

Уолрейфен двумя пальцами поднял письмо, как будто это был грязный носовой платок.

– Ах, экономка, – понимающе сказал юноша.

Да, экономка. Общеизвестный источник раздражения. Грустно улыбнувшись, Уолрейфен убрал письмо в папку, а затем, непонятно почему, вытащил из стопки другое, отправленное в марте два года назад – раньше оно доставляло ему удовольствие.

«Милорд,

Ваш дядя снова выгнал меня. Прошу Вас, скажите, должна я остаться или уйти? Если я должна уйти, то сообщаю, что мне должны один фунт восемь шиллингов шесть пенсов, которые я заплатила аптекарю на прошлой неделе, когда Ваш дядя нарочно проглотил ключ от ящика с деньгами. (Мы обменялись бранными словами, когда у него возникло желание купить в деревне незаконное бренди.) Если я должна остаться, то, прошу Вас, незамедлительно напишите ему и скажите, что ключ от ящика с деньгами нужно вернуть и что этот долг, так сказать, остается за ним...»

Бедный дядя Элиас! Уолрейфен представил себе, как тот склонился над ночным горшком с перочинным ножиком в руке, а миссис Монтфорд стоит позади него, вероятно, с кнутом в руке. Уолрейфен рассмеялся, не обращая внимания на недоуменный взгляд Огилви, и взял другое письмо. О да! Это было написано ранней весной, когда она перевернула все в доме вверх дном. И графа немного заинтересовало, на что теперь стало похоже старинное место.

«Милорд,

знаете ли Вы, что в нижнем ящике комода, который стоит в Вашей прежней туалетной комнате, лежат шесть дохлых жаб? Бетси говорит, что Вы, уезжая в Итон, отдали строгий приказ ничего не трогать. Но так как тогда был 1809 год, а сейчас 1829-й, я подумала, что лучше всего очистить комод. Могу ли я добавить, что, к сожалению, от упомянутых жаб теперь остались только пыль и кости?

Сочувствую Вашей потере.

Миссис Монтфорд.

Р.5. Ваш дядя снова выгнал меня. Прошу Вас, скажите, должна я остаться или уйти?»

Уолрейфен бросил в сторону последнее письмо и крепко сдавил переносицу большим и указательным пальцами. Ему хотелось смеяться и в то же время, черт возьми, плакать. «Уходите, уходите! – подумал он. – Уходите, и скатертью дорога, миссис Монтфорд!»

Но ведь на самом деле он же не хотел, чтобы она ушла? Нет, черт возьми, не хотел. Внезапно лист бумаги показался ему слишком ярким, и Уолрейфен почувствовал, что у него начинается головная боль. Эта женщина всегда находила способ влезть ему под кожу, выводила его из себя и одновременно забавляла. Она была дерзкой, подчас чрезмерно резкой, и это, пожалуй, было самым неприятным.

В минуты откровенности с самим собой Уолрейфен признавал: эта женщина заставляла его чувствовать себя виноватым и делала это с потрясающей регулярностью уже на протяжении почти трех лет. С каждым месяцем ее письма становились все более резкими, все более требовательными и все более въедливыми. Он со страхом распечатывал их, но перечитывал снова и снова. Обычно он не утруждал себя ответами, но это лишь увеличивало количество писем. Ему следовало уволить ее при первом же проявлении дерзости.

Но ее письма подчас заставляли его смеяться, а такие моменты в его жизни случались весьма редко, и они оживляли у него в памяти самые яркие и приятные эпизоды его детства. Странно, но порой он почти ощущал, что миссис Монтфорд пыталась... завлечь его туда, что ли. Иногда в ее письмах за цинизмом и ворчанием чувствовалось что-то еще – что-то, что говорило с ним тихим, таинственным голосом.

Уолрейфен взял еще одно письмо – как раз от мая прошлого года, с уже загнутыми уголками, и прочитал знакомый пассаж.

«Нагорный участок в этом году изумительно зеленый, милорд. Мне бы хотелось, чтобы Вы могли увидеть его. Китайские розы обещают буйное цветение, и Дженкс говорит мне, что задумал построить беседку рядом с обнесенным стеной садом...»

Зачем она писала ему о таких вещах? И почему он снова и снова перечитывал письма? Уже не в первый раз Уолрейфен заинтересовался, хорошенькая ли его экономка. Он не знал, сколько ей лет, но ее письма говорили, что она молода – молода и полна энергии. Дядя Элиас всегда предпочитал выбирать для работы служанок с соблазнительными задницами, а их трудолюбие его мало интересовало, и Уолрейфен подумал, не затащил ли похотливый старый козел и эту к себе в постель.

Вероятно, затащил, иначе он давным-давно выгнал бы ее. Ни одна служанка не стала бы терпеть дядю Элиаса за те ничтожные деньги, которые он платил миссис Монтфорд. Никто не мог быть таким безрассудным – или мог?

Вопрос заставил Уолрейфена почувствовать... в общем, он не знал, что почувствовал. Безусловно, он не хотел, чтобы какой-нибудь англичанин – или англичанка – был доведен обществом или нищетой до состояния, которое он считал невыносимым. Стук в голове становился все болезненнее. О Боже, она, эта дотошная миссис Монтфорд, была для него чумой! Ну, на самом деле, зачем ему беспокоиться, развалилась или нет западная башня? Ведь его мало заботило, живы или умерли его садовники.

Боже милостивый, это совсем не так.

4
{"b":"13230","o":1}