ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Неандерталец! – тихо вскрикнула Обри. – Что дальше?

– Дальше я, – ответил Джайлз, укладывая ее на одеяло лицом к теплу камина. – Но я не такой эгоист, чтобы заморозить тебя до смерти.

Он лег рядом и прижался к ней всем телом, так что ее бедра оказались у его паха. Обри была теплой, теплой и удовлетворенной, но у нее еще хватило сил застонать от удовольствия, когда Джайлз, обняв ее за талию, положил ладонь ей на живот.

«Боже, надеюсь, я уже сделал ей ребенка!» Эта мысль так неожиданно и весомо пришла к Джайлзу, что у него остановилось дыхание, и он решил, что, наверное, на самом деле сошел с ума, ведь он играл с огнем. Обри была неопытной женщиной и, вероятно, почти ничего не знала о зачатии, и сейчас он собирался снова заронить в нее свое семя. Это должно было напугать его, но почему-то такого не случилось.

Джайлз безумно устал жить осмотрительно, тщательно планируя все, а Обри пробудила в нем желание совершать глупые поступки, желание действовать необдуманно, рискованно – короче говоря, просто делать то, что доставляло ему удовольствие, вместо того чтобы стремиться принести больше пользы обществу или поступать так, как от него ожидали.

Но он совсем не хотел обидеть Обри своим поведением.

«Я никогда не обижу ее, – решил Джайлз. – Что бы ни случилось, она моя, и я так или иначе буду о ней заботиться». А та забота, которую, очевидно, требовалось проявить сейчас, как нельзя лучше отвечала его желаниям. Обри начала издавать очаровательные нетерпеливые звуки, поднимая и опуская бедра, и он больше не мог думать ни о чем, кроме того, как раздвинуть ей ноги, погрузиться в нее и забыться в ее податливом изящном теле.

Джайлзу не хотелось торопиться, но сможет ли он когда-нибудь насытить терзающую его потребность в ней? Сегодня ночью казалось, что такого никогда не будет. Джайлз провел рукой по изгибу ее талии, потом по выпуклости бедра и еще насколько можно ниже по ноге цвета слоновой кости. Он хотел не спеша знакомиться с ней, дарить ей ласки, но он слишком давно не был с ней, и его тело не желало ждать.

– Подними это колено, милая. – Целуя Обри в затылок, он более настойчиво прижался к ней и скользнул рукой вниз по ее бедру. – Ах, Обри, Обри, – простонал Джайлз у самого ее уха, – твои бедра... отведи их назад.

Обри безотчетно исполнила его просьбу, и он погрузился в ее влажную шелковистую глубину. Ее тело приняло его, с жадностью поглотив первый дюйм возбужденной мужской плоти. Джайлз слегка покачал бедрами и почувствовал, как Обри затрепетала.

– Сядь на меня верхом, Обри, впусти меня, – с трудом выдохнул он.

Она послушалась, но ее движения были менее уверенными и более осторожными. Джайлз не в силах был ждать; задержав дыхание, он приподнялся и с гортанным криком встретил ее. Он почувствовал, как Обри на мгновение замерла, привыкая к ощущению его внутри своего тела, затем она инстинктивно подняла бедра, а потом опять опустилась на него, и Джайлз, застонав от наслаждения, снова погрузился в нее.

Постепенно их тела стали двигаться в едином ритме, и хриплые вздохи Обри сделались громче. В ответ рука Джайлза соскользнула с ее живота вниз на завитки волос, и один палец нырнул в глубину, разыскивая центр ее желания, и, когда Джайлз нашел его, Обри едва не задохнулась. Он снова и снова входил в нее, и податливое нежное тело Обри встречало его и окутывало – окутывало любовью.

Джайлз чувствовал в ее теле настоятельную потребность, их ритм изменился, и вскоре Обри, задыхаясь и рыдая, вскрикивала при каждом его движении. Он более ощутимо обвел пальцем ее центр, и она в ответ затрепетала. Джайлз изо всех сил старался не потерять контроль над собой, когда Обри взмолилась об освобождении.

– Вот так, милая. Возьми меня. Да, да, вот так, вот так... – шептал Джайлз, прижимаясь губами к ее влажной шее.

Обри застыла у него в руках, а затем содрогнулась и закричала тихо, но пронзительно, бурно придя к окончанию. Последним толчком погрузившись в нее, Джайлз почувствовал, как извергается его семя, а потом комната провалилась в темноту, и он содрогнулся, прижимая к себе Обри.

Обри проснулась от шуршания золы в камине и поняла, что они, должно быть, ненадолго уснули и огонь гаснет. Она и Джайлз, все так же слившись вместе, лежали на одеяле перед камином. Чувствуя себя истощенной и эмоционально, и физически, Обри немного испугалась, потому что ей казалось, что она не имеет права быть такой счастливой. Но она была счастлива и намеревалась хотя бы одну ночь наслаждаться своим счастьем.

Потом Обри, по-видимому, опять заснула, потому что, проснувшись в какой-то момент, обнаружила, что прижимается к Джайлзу и в отчаянии что-то шепчет.

«Еще один дурной сон», – сказала она себе, выбираясь из тумана. Да, это был просто еще один ночной кошмар, опять вернувшийся к ней. Нет холодной тюрьмы, Фергюс очень далеко, она на свободе, Айан в безопасности, и сейчас здесь с ней только Джайлз, его тело, теплое, сильное и реальное, его приоткрытый горячий рот, сейчас настойчиво ищущий ее губы.

– Все хорошо, дорогая, я с тобой, – шепнул Джайлз.

Притянув Обри к себе, он поцеловал ее долгим страстным поцелуем и, словно для того, чтобы окончательно успокоить, повернул на спину и без всяких предисловий снова лег на нее. Он снова занимался с ней любовью, на этот раз неторопливо, ничего не говоря и ни о чем не спрашивая, а когда все было кончено, отнес в кровать, уложил на простыню, накрыл и лег рядом лицом к ней.

– Твои ноги висят? – Обри улыбнулась.

– Ужасно маленькая кровать, – согласился Джайлз.

– Как правило, не предполагается, что экономки принимают гостей.

Тихо усмехнувшись, Джайлз привлек ее к себе и начал пальцами расчесывать ей волосы теми медленными, ритмичными движениями, которые ей так нравились.

– Ты спала неспокойно, милая. Почему?

– Думаю, мне приснился страшный сон.

– Думаешь? – Приподнявшись, Джайлз посмотрел на нее.

– Я не помню, – ответила Обри. – И не хочу вспоминать.

Он некоторое время молчал, но Обри чувствовала, что между ними возникает какая-то напряженность.

– Обри, дорогая, – наконец заговорил Джайлз, – я спустился сюда еще и потому, что хотел кое-что спросить у тебя.

– Вот как? – мгновенно насторожилась Обри.

– Да, но меня, кажется, отвлекли, – слегка улыбнулся он и опять ненадолго замолчал. – Обри, у тебя когда-нибудь была семья в Бирмингеме?

– Нет, – Обри глубоко прерывисто вздохнула; она так устала, стараясь скрывать от Джайлза правду, – не было. – При тусклом свете камина она видела, что Джайлз пристально смотрит на нее.

– Но ты когда-то сказала это моему дяде. Я правильно помню?

– Да, я... я сказала так, но только в самом начале, – с трудом сглотнув, ответила она. – Я была одинока и жила с Айаном в гостинице, когда увидела в газете объявление твоего дяди, и... в общем, оно было для меня подарком судьбы. Но я боялась, что он неодобрительно отнесется к молодой женщине, путешествующей в одиночку.

– Понятно, – тихо сказал Джайлз. -А этот опыт ведения хозяйства? Где ты приобрела его?

– Я... я вела хозяйство своей семьи. Вначале в доме матери, а позже и в доме сестры. Я вела все хозяйство в обоих домах и очень хорошо с этим справлялась.

– Понятно. И ты больше нигде не работала?

– Джайлз, нам обязательно говорить об этом сейчас? – Она вцепилась пальцами в мягкую подушку и закрыла глаза.

– Обри, дорогая, посмотри на меня. – Джайлз взял ее одним пальцем под подбородок.

– Твой друг Макс поехал в Бирмингем, так? – тихо спросила Обри, не открывая глаз.

– Откуда ты знаешь? – кивнув, поинтересовался Джайлз.

– Сегодня пришло письмо, – прошептала Обри. – Его почерк нельзя не узнать.

– А-а...

– Он мне не верит, но я не могу винить его. Дело обернулось очень скверно. Мне хотелось бы никогда не впутываться в него.

– Но ты не сама впуталась, Обри. – Его взгляд снова обжег ей лицо. – Просто ты оказалась в неподходящем месте в неподходящее время. Разве это не так?

56
{"b":"13230","o":1}