ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Решение действительно было остроумным. Металл зловеще стукнул по хрупкому фарфору, когда мужчины наклонили вазу, но ничего страшного не произошло.

– Я нащупала что-то холодное, – сообщила Обри, осторожно просунув руку в горловину кувшина. Она изгибала и поворачивала руку, пока не протащила пистолет через узкое горло, а затем встала и протянула оружие Максу.

– Прекрасно сработано, дорогая, – заметил Джайлз. Без всяких происшествий мужчины поставили вазу на место, и Макс, взяв пистолет, быстро подошел к одному из окон у письменного стола майора Лоримера, резко отодвинул защелку и распахнул окно. Без каких-либо объяснений он решительно, с силой провел стволом пистолета поперек края металлической рамы – от этого движения на стволе осталась длинная кривая царапина. А затем, ко всеобщему изумлению, Макс через окно вышвырнул пистолет в сад.

– Какого черта? – Джайлз проводил взглядом пистолет, который, описав дугу, исчез в темноте и с тихим стуком упал в кустарник.

– Я безошибочно чувствую, что мистер Хиггинс вскоре сделает блистательное открытие в этом деле. – Макс, упираясь ладонями о письменный стол и вытянув шею, выглянул в окно.

– Можно спросить какое? – поинтересовался Джайлз, обменявшись с Обри недоуменным взглядом.

– Любой дурак может догадаться, что оружие разрядилось случайно, когда майор его чистил, – сказал Макс, отходя от окна. – Сила отдачи должна была перебросить пистолет через стол в окно, и, пролетая там, он поцарапал ствол о металлическую раму.

– Хиггинс это не заглотнет!

– Хиггинса мы предоставим Кемблу. Несколько умно поставленных вопросов, пара тонких предположений, и я гарантирую, что к ленчу Хиггинс будет ползать на коленях в кустарнике.

– Неужели? – улыбнулся Джайлз. – Ты, видимо, слишком веришь в способности Хиггинса к дедукции.

– Я верю в способности Кембла, – несколько ядовито ответил Макс. – Кроме того, это не так уж невероятно. В прошлом году лорд Коллап погиб подобным образом, когда чистил свое оружие. Я напомнил об этом Хиггинсу в день своего приезда. Так вот, когда он найдет пистолет, я замечу царапину на стволе, а Кем увидит, что она соответствует маленькой щербинке на оконной раме. Хиггинс сделает соответствующее заключение, а мы во всеуслышание объявим его гением. Далее, Пиль примет его в министерстве внутренних дел, а я уж постараюсь ради этого парня. – Он немного грустно покачал головой.

– Ты настоящий друг, – сказал Джайлз, одной рукой обнимая Обри. – А теперь, любовь моя, тебе нужно вернуться в свою комнату и отдохнуть. Впереди длинный день, и нам еще многое нужно сделать.

В этот вечер тишина в зале для прислуги была наполнена ожиданием, в Кардоу редко собирали вместе весь штат слуг. Сейчас все с пристальным вниманием наблюдали за графом Уолрейфеном, который расхаживал перед ними взад-вперед, как будто специально нагнетая напряженность. Наконец он повернулся к ним лицом и отрывисто прочистил горло.

– Я знаю, вы все гадаете, зачем я сегодня вечером собрал вас здесь, – начал он, и его властный голос наполнил комнату. – Просто чтобы покончить с некоторыми неправильными представлениями и сообщить вам об изменениях, которые вскоре произойдут в Кардоу. – Обернувшись, он посмотрел на Макса и мистера Хиггинса, стоявших позади него. Обри наблюдала за ним из глубины комнаты и впервые за много месяцев – нет, вероятно, за много лет – чувствовала себя удивительно спокойно. Она не знала, что именно собирался сказать Джайлз сегодня вечером, но полагала, что он намеревался просто положить конец сплетням о смерти майора Лоримера. – Сегодня днем мистер Хиггинс сделал блистательное и ошеломительное открытие, – продолжал граф с серьезным видом, – и поскольку речь идет о недавней смерти моего дяди, оно касается всех нас. Думаю, лучше всего вам будет услышать об этом из его собственных уст.

С самодовольным видом мировой судья выступил вперед, и, когда он начал говорить, каждый из слуг, казалось, подвинулся на краешек своего стула. Хиггинс лишь изредка для уверенности бросал взгляд на де Венденхайма, и слушатели восхищенно кивали, когда он пояснял такие термины, как «траектория» и «баллистика». И при каждом новом повороте его повествования гул изумления пробегал по комнате.

– И в заключение, – закончил Хиггинс, – я буду просить коронера снова собрать присяжных по этому делу и пересмотреть вердикт, потому что смерть произошла в результате несчастного случая. Мы благодарим всех вас за согласованные действия во время этой трагедии и за помощь в расследовании.

Хиггинс сел, и собравшиеся с облегчением вздохнули, а затем Джайлз снова вернулся на свое место перед ними.

– А теперь я хотел бы объяснить еще одну вещь, – сказал он. – Дело касается моего дяди и его несколько загадочного поведения в последние годы перед смертью. Оно также касается миссис Монтфорд.

Обри с трудом удержала возглас удивления. Поверх множества столов и стульев Джайлз смотрел прямо ей в глаза, как будто его слова предназначались только для нее.

– Скоро здесь в Кардоу мы увидим некоторые изменения; надеюсь, очень приятные изменения, – продолжил он. – И мне хотелось бы, чтобы вы все меня поняли. Я хочу открыть вам очень важный секрет, секрет, который мистер Хиггинс и я до этого не имели права раскрывать.

Теперь все взгляды были прикованы к графу, Дженкс начал ерзать на стуле, Певзнер широко открыл рот.

– Многие из вас знают историю о том, как майор Лоример был ранен при Ватерлоо. Вам известно, что он остался в живых милостью Божьей и благодаря храбрости своего лучшего друга лейтенанта лорда Кенросса.

Слушатели дружно кивнули, они и раньше слышали эту историю. Некоторое время Джайлз театрально прохаживался перед ними, а потом снова заговорил:

– Однако, вам вряд ли известно, что миссис Монтфорд – дочь лейтенанта Кенросса.

Слуги от удивления затаили дыхание, а Певзнер, казалось, едва не задохнулся.

– Мой дядя дал миссис Монтфорд это место, просто чтобы защитить ее и маленького Айана от смертельной опасности. – Джайлз через комнату улыбнулся Обри. – В действительности Айан вовсе не сын миссис Монтфорд, а ее племянник. И Монтфорд на самом деле не их настоящая фамилия.

– О-о, Боже мой! – не удержалась Бетси и прикрыла рукой рот.

– Захватывающая история, Бетси, не правда ли? – улыбнулся ей граф. – Леди Обри и ее племянник были вынуждены скрываться здесь под защитой моего дяди, пока министерство внутренних дел не закончило очень сложное расследование.

Лорд де Венденхайм и мистер Хиггинс важно кивнули.

– Очень сложное, очень скрупулезное, – подтвердил де Венденхайм. – Это ужасная трагедия, – добавил он.

– Да, ужасная трагедия, – согласился Джайлз. – Но я счастлив сообщить, что это дело – трагическое убийство отца маленького Айана – в конце концов, раскрыто. – Джайлз говорил так веско и серьезно, словно выступал перед палатой лордов. – Преступники отданы в руки правосудия, и ужасная ошибка исправлена частично благодаря моему дяде.

– Да, он был очень храбрым джентльменом, – тихо сказал один из конюхов в переднем ряду.

– Совершенно верно, Джим. – Джайлз с благодарностью посмотрел на мужчину. – Так вот, пока я не вправе сказать больше – подробности появятся в газетах в ближайшие недели, но я могу сообщить вам еще одну удивительную новость: Айан может спокойно вернуться в свой дом в Шотландии и... – здесь Джайлз сделал выразительную паузу, – может занять подобающее ему место и носить свое законное имя – Айан Маклорен, граф Мандерс.

Слуги заохали, переглядываясь, а потом повернулись к Обри.

– О-о, мэм, это правда? – привстав со стула, спросила Бетси. – Несчастный маленький Айан? Настоящий лорд?

– Пожалуйста, не меняйте своего отношения к нему, – кивнув и покраснев, попросила Обри.

Джайлз кашлянул, и все взоры снова обратились к нему.

– И конечно, едва ли тете графа подобает продолжать служить нам здесь в качестве экономки.

У Бетси опустились плечи, а миссис Дженкс нахмурилась.

69
{"b":"13230","o":1}