ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мисс Стоун! — радостно воскликнул он, направляясь к ней с протянутыми руками.

Сегодня он был одет очень просто, что тем не менее придавало его облику еще большее могущество и силу. На его лице появилась нежная улыбка. Услышав голос Эллиота, откуда-то из зарослей кустарника появился Фриц и тут же принялся обнюхивать каблуки сапог, как будто подгоняя его к Эванджелине. Она приподняла краешек юбки, чтобы перешагнуть через цветочный бордюр, окаймлявший подъездную дорожку. Эллиот, желая помочь, взял ее за руку и слегка обнял за талию — крепко, но не грубо — и на мгновение прижал ее к себе. От прикосновения его сильных рук по телу Эванджелины будто пробежала дрожь, проникая в самое сердце и в мозг, вызывая там мгновенную панику. У нее закружилась голова, словно у глупенькой школьницы.

Однако Эванджелина не смогла заставить себя отстраниться, с огорчением вспомнив его торжественное обещание больше не флиртовать с ней.

— Мистер Робертс, — с трудом переводя дыхание, сказала она, — вы все-таки вернулись.

— А вы разве думали, что я не сдержу слово? — Эллиот с явной неохотой опустил руки.

Эванджелина улыбнулась, не в силах скрыть свою радость.

— Я думала, что вы, возможно, не вернетесь.

— Почему? — удивился он. — Неужели вы считаете меня таким обманщиком? — Он посмотрел на нее таким пристальным взглядом, что у нее перехватило дыхание и подогнулись колени.

Стараясь избавиться от непонятных ощущений, Эванджелина дрожащей рукой поправила выбившуюся из прически прядь волос и тихо сказала:

— Я и сама не знаю почему. — Затем, как бы спохватившись и вспомнив о правилах гостеприимства, она добавила: — Идемте, я провожу вас в дом.

Он предложил ей руку, и они поднялись по широким ступеням к входной двери.

— Болтон проводит вас в башенную комнату, — продолжала она говорить, чтобы скрыть охватившее ее смятение. — Надеюсь, там было удобно, когда вы останавливались в Чатем-Лодже в прошлый раз?

— Конечно, удобно, мисс Стоун. Мне все здесь понравилось. Это очень приятный дом во всех отношениях, — сказал он, искоса наблюдая за ней.

— Спасибо, мистер Робертс. Я всегда любила комнаты в башне. Там так тихо, никто не беспокоит, а из окон открывается великолепный вид.

— Тихо и никто не беспокоит, мисс Стоун? — спросил он, удивленно приподняв черную бровь. — Почему же в таком случае вы сами там не живете?

Эванджелина чуть улыбнулась и потянулась к шнуру звонка.

— Уединение — это роскошь, которая редко выпадает на мою долю, сэр. Я должна быть рядом с детьми на втором этаже. Это крыло дома более современное, но там нет такого неповгоримого очарования.

— Понятно. А ваши комнаты расположены в южной части, там, где оконная ниша?

Эванджелина не ответила. У ног Эллиота на коврике принялся кататься на спине Фриц, бессовестно выпрашивая, чтобы ему почесали брюшко. Его коротенькие лапки беспорядочно болтались в воздухе. Эллиот наклонился и почесал жесткую, черную как вороново крыло, шерсть собаки. Наблюдая за медленными, гипнотизирующими движениями его пальцев, она вдруг подумала, что, наверное, безумно приятно, когда тебя ласкают такие длинные, изящные пальцы. Ее разыгравшееся воображение прервали неторопливые шаги Болтона.

— Мистер Робертс? Добро пожаловать снова в Чатем-Лодж.

— Болтон, будьте любезны, проводите мистера Робертса… в его комнату. — Эванджелина повернулась к Эллиоту, беспокоясь лишь о том, чтобы он не заметил, как вспыхнуло ее лицо. — Ужинать будем в половине седьмого. Сейчас всего четыре часа, так что я скажу кухарке, чтобы прислала вам легкую закуску, а потом оставлю вас в покое. Позвоните, если вам потребуется ванна. А хотите, можете присоединиться к Гасу и мальчикам, которые гуляют за домом.

Второе предложение, видимо, больше пришлось Эллиоту по душе.

— Где их можно найти? Эванджелина усмехнулась:

— Они на заднем дворе, мистер Робертс. Затеяли там что-то ужасное, причем Майкл и Тео называют это химическими опытами. Можете пойти туда на свой страх и риск. Но предупреждаю, что это связано с шумом, дымом и отвратительным запахом.

Эванджелина направилась к цветнику, чтобы забрать оставленную там корзинку и немного успокоиться. Фриц, однако, не отправился за ней следом, а радостно побежал вслед за гостем. Эванджелина вдруг очень позавидовала своей собачонке.

Эллиот поднялся следом за Болтоном по винтовой лестнице и оказался на пороге той самой комнаты, где однажды ночевал. Он даже дыхание затаил, боясь, что не почувствует прежнего очарования, но все было на месте. Настроение, очарование и то непостижимое чувство, когда кажется, будто в целом мире все идет как надо. А Эванджелина Стоун? Она показалась ему еще более утонченной, чем прежде. Как только он, подъезжая к дому, увидел ее, стоящую по щиколотку в густой траве среди весенних цветов, его охватило какое-то незнакомое чувство. Он даже не смог бы дать этому чувству определение. В памяти всплывали какие-то непривычные слова: кров, пища, искупление. Болтон проводил его в знакомую уютную спальню. Он остался один, но и здесь чувствовалось присутствие Эванджелины, которое давало ощущение мира и покоя, легко и естественно проникая повсюду, как проникает июньский ветерок сквозь легкие занавески на окнах его комнаты.

Столпотворение, происходившее в столовой, Эванджелина с присущей ей отвагой называла ужином в Чатем-Лодже. Блюда быстро следовали одно за другим и почти с той же скоростью поглощались под одобрительный шум голосов. В течение всего ужина Эванджелина исполняла роль мудрого Соломона, усмиряя возникавшие между детьми ссоры и пресекая обсуждение неподходящих тем. При этом она успевала молча изучать своего гостя.

Что за человек этот Эллиот Робертс? Он красив, но не похож на большинство англичан — медлительных, элегантно одетых блондинов. Эллиот был темноволос, отличался атлетическим телосложением и одевался просто. Кстати, если Уинни не ошибается, он вовсе не англичанин. Возможно, именно этим объясняется его суровая красота. По правде говоря, он слишком привлекателен, чтобы оставить ее равнодушной.

Эллиот, несомненно, человек состоятельный, но насколько велики его доходы, догадаться трудно, да это и не имеет значения. Гораздо важнее узнать, что у него за характер. Иногда он кажется замкнутым, даже, возможно, черствым. Однако он может быть обворожительным и понимающим. Его обаянию поддались самые разные люди. Он сразу же покорил слуг. Все ее весьма неоднородное семейство радостно приняло его в свои объятия. Даже маленький шпиц, песик, который терпеть не мог незнакомцев, и тот привязался к Эллиоту.

Как все это случилось за такое короткое время, она не могла себе объяснить. Тем не менее, искоса глядя на этого загадочного мужчину, сидевшего за столом справа от нее, Эванджелина понимала, что он стал своим в ее доме, и, что еще удивительнее, все обитатели Чатем-Лоджа тоже так считали. Эллиот слегка кокетничал с Уинни, добродушно препирался с мальчиками, внимательно выслушивал глупые девчоночьи высказывания Николетты, однако особое предпочтение он отдавал маленькой Фредерике. Он старался привлечь ее к участию в общем разговоре и исподтишка, осторожно наблюдал за ней.

Эллиот отлично вписался в повседневную жизнь Чатем-Лоджа и принимал самое активное участие в бурных дискуссиях, которые разворачивались за ужином. Он часто и от души смеялся, хотя Эванджелине почему-то казалось, что это самое непривычное для него занятие.

Сегодня, в течение дня, он, кажется, чувствовал себя легко и свободно. Судя по дыму и доносившимся из-за дома взрывам хохота, а также по забинтованному пальцу на руке Эллиота, было понятно, что он с увлечением участвовал в химических опытах мальчиков. А всего мгновение назад, вежливо испросив разрешения у Уинни, он пообещал научить Тео основам игры в кости и даже, покопавшись в кармане, извлек оттуда необходимые для этого вещи.

Значит, он не лишен пороков? А что, если он пьяница или азартный игрок? Такой здоровяк, как он, несомненно, имеет любовницу или как минимум знакомых среди дам полусвета. Подумав об этом, Эванджелина замерла. Эта мысль беспокоила ее больше, чем следовало бы, хотя она не была излишне наивной. Она выросла не в ограниченном условностями английском обществе, а в богемной среде на континенте. Ее мать, Мария ван Артевальде, терпеть не могла дураков и постаралась сделать так, чтобы ее старшая дочь не выросла наивной глупышкой. Поэтому Эванджелина была хорошо знакома с миром и его реальностями, за что и была бесконечно благодарна своей матери.

21
{"b":"13231","o":1}