ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, так дело не пойдет. Как бы отчаянно ни была нужна ему Эванджелина, он не хочет жениться на ней под давлением обстоятельств. Он подумал было поехать в Чатем-Лодж, броситься на колени перед Эванджелиной, но этим тоже делу не поможешь. Она все еще зла на него. Он ощущал ее гнев, как будто это было нечто осязаемое. Поэтому он ждал и, наблюдая за своей дочерью, всем сердцем желал, чтобы жизнь их обоих изменилась к лучшему.

— Ты отлично справляешься, малышка, — тихо сказал погруженный в свои мысли Эллиот, когда Зоя наконец закончила разливать чай.

— Ты так думаешь, папа? — обрадовалась девочка. Она сидела на высоком стуле, и ее ножки в фиолетовых туфельках без задников болтались в воздухе. Эллиот мысленно пообещал себе купить маленький изящный стульчик для кабинета. Что-нибудь хорошенькое и хрупкое, подумал он. Вроде резных кресел в студии Эванджелины.

— Вы действительно превосходно справляетесь, мисс Армстронг, — сказал майор, заметив, что Эллиот оставил ее вопрос без ответа. — Знаете ли, мне приходилось пить чай с герцогинями и прочими, но я никогда еще не видел, чтобы чай разливали так уверенно и элегантно!

— Благодарю вас, сэр! — воскликнула девочка, и ее щечки зарделись от удовольствия. Взяв поднос с крошечными бутербродами, она предложила: — Не желаете ли попробовать, майор Уинтроп?

— С удовольствием! — ответил он. И Эллиот мысленно поблагодарил Господа за то, что тот дал ему надежных друзей.

Они немного поболтали о том о сем, потом Зое пришло время возвращаться в классную комнату. Как только Труди увела ее, появился Маклауд, чтобы убрать посуду.

— Милорд! — сказал старый дворецкий, кивком головы указывая на довольно захламленный письменный стол Эллиота. — Вы даже не вскрыли письмо, которое доставили вчера вечером?

— Наверное, я его не заметил, — сказал Эллиот и, как только за дворецким закрылась дверь, встал и направился к столу.

Уинтроп с чашкой в руке тоже поднялся и подошел ближе к другу.

— В чем дело, старина? Ты сегодня что-то очень задумчив. Тебя беспокоит, что сумасшедшая затея Линдена может не удаться? Он совершенно уверен, что сможет найти настоящего убийцу.

— Дело не в этом, — уклончиво ответил Эллиот, — видимо, я просто устал.

Уинтроп недоверчиво вздернул бровь, но ничего не сказал. Эллиот, прилагая все силы, чтобы не дрожали руки, вскрыл конверт. Когда он увидел почерк Эви, сердце у него бешено заколотилось и тяжелый ком подступил к горлу. В письме было написано всего пять слов: «Держитесь подальше от моей семьи». К записке прилагался банковский чек. Эванджелина возвращала его деньги. Стоимость портрета, который он заказал, но так и не получил. Вопиющая несправедливость всего этого задела его за живое.

— Послушай, Эллиот, — сказал Уинтроп, ставя на стол чашку. — Должно быть, тебе сообщили действительно плохие новости?

— Это мы еще посмотрим, — холодно произнес Эллиот, бросая письмо на стол. — По-видимому, мисс Стоун решила расторгнуть наше деловое соглашение, но пусть не думает, что это ей сойдет с рук. Возможно, сделка со мной — все равно что сделка с дьяволом. Но это все равно сделка.

— Так, значит, речь идет о предмете твоей неразделенной любви, — сказал майор. — Должен признаться, мне никогда не приходилось сталкиваться с подобными случаями глубокой депрессии. Скажи, старина, эта леди не хочет быть с тобой?

— Быть со мной? Да она даже разговаривать со мной не желает! — Он взглянул на банковский чек и снова почувствовал, как защипало глаза, выдавая тем самым близкое присутствие слез.

— Ты меня беспокоишь, Эллиот, последнее время тебе не везет. Ответь мне: ты просил ее руки?

— Да, — печально сказал Эллиот, стараясь не встречаться взглядом со старым другом, — я просил ее выйти за меня замуж.

— Так попроси еще раз, — посоветовал майор. — Собирай-ка свои вещи и сегодня же отправляйся в Эссекс. И еще: мой экипаж стоит у дверей твоего дома. Немедленно поедем за специальным разрешением, поскольку уж ты твердо решил надеть на себя оковы. А потом, если она тебе так нужна, уговори ее, похить, короче, сделай что угодно, Эллиот, но добейся успеха, иначе будешь вечно сожалеть об этом.

Целую неделю после бесцеремонного изгнания Эллиота из Чатем-Лоджа Эванджелина почти не спала. Настроение в доме было непривычно мрачное, дети ходили недовольные. Кроме манипуляций с портретом Эллиота, Эванджелина почти не работала. Аппетита она тоже лишилась. По правде говоря, когда пустовал стул Эллиота, столовая всегда казалась пустой. Ее обычно уравновешенное настроение то и дело менялось: то она боялась, подобно своему отцу, что никогда больше не сможет работать, то пылала ненавистью к Эллиоту Армстронгу.

От Уинни было мало проку: она лишь без конца досадливо прищелкивала языком да облекала в словесную форму предательские мысли Эванджелины. Да, он красив. Да, дети без него скучают. Да, она в него влюбилась. Да, да и да. И за все это она его ненавидела. Она проявила слабость, пошла на поводу у своей плоти, и теперь ее ночи были полны мучительных воспоминаний о его теле и о наслаждении, которое они, несомненно, получали друг от друга.

С каким удовольствием она вновь и вновь мысленно возвращалась в те великолепные летние дни, проведенные в компании мужчины, казавшегося добрым, заботливым джентльменом среднего достатка! Как бы хотелось ей, чтобы он никогда не появлялся в Чатеме и не переступал порога ее студии, как в тот роковой дождливый вечер!

Она долго жила одна, однако была довольна и все ее устраивало. А потом появился он, нарушил ее покой и заставил желать то, чего она не могла иметь. И именно тогда, когда у нее появились глупые мечты, она узнала о предательстве. В результате Эванджелина утратила способность трезво оценивать ситуацию, а самое главное — утратила драгоценное спокойствие.

Эллиот добрался до Чатема в рекордно короткое время. Его вороной арабский скакун буквально пожирал мили между Ричмондом и Эссексом и прибыл в Чатем-Лодж весь в пене, напряженный, словно комок нервов. Эллиот чувствовал себя не лучше.

Бросив поводья, Эллиот громко постучал в дверь, которую сразу же открыла испуганная экономка. Надо отдать ей должное, она была любезна, как обычно, хотя явно не ожидала видеть Эллиота. Держа шляпу в руке, Эллиот вошел в холл.

— Добрый день, миссис Пенуорти, — сказал Эллиот, одарив ее белозубой улыбкой, от которой она немедленно растаяла. — Нельзя ли мне поговорить с мисс Стоун?

Потеплевшие было глаза экономки сразу же подернулись ледком.

— Ну-у, я, право, даже не знаю, мистер Роб… то есть милорд.

— Называйте меня мистер Робертс или мистер Армстронг — как пожелаете, миссис Пенуорти, — тихо сказал он.

— Понимаю, — ответила экономка, скептически глядя на него, — но я не уверена, что мисс пожелает видеть любого из вас… я хочу сказать, вас под любым именем. Но я, пожалуй, пойду спрошу. Попытка не пытка. — Губы ее чуть дрогнули в улыбке.

Эллиот принялся шагать туда-сюда по холлу, потом появилась испуганная миссис Пенуорти, позванивая связкой ключей на объемистой талии.

— Прошу прощения, мистер Робертс… извините, милорд, мисс говорит… я должна сказать, что хозяйки нет дома.

— Вот как? Значит, она желает, чтобы я убирался ко всем чертям, не так ли? — громко произнес Эллиот и, наклонившись к экономке, спросил заговорщическим тоном: — Может, скажете мне, где она находится? Ну пожалуйста…

Экономка поджала губы и настороженно огляделась вокруг.

— В студии, в южной галерее, — сообщила она. Эллиот кивнул и подмигнул ей.

— Спасибо, мэм, — сказал он громко. — Передайте ей, что я заезжал. — Повернувшись, он направился к коню, однако, как только за ним закрылась дверь, повернул и обошел дом сзади.

— Эванджелина! — крикнул он, подняв голову к окнам верхней галереи. — Впусти меня! Нам надо поговорить!

Молчание.

Задрав голову и сердито размахивая банковским чеком, он продолжал:

58
{"b":"13231","o":1}