ЛитМир - Электронная Библиотека

Кремер повесил трубку. Мы сделали то же самое.

— Знаете, мне кажется, что он ненавидит орхидеи. Я еще раньше обратил на это внимание. Наверно, вам придется от них избавиться. Теперь можно отвечать на телефонные звонки?

— Да. Между девятью и девятью тридцатью мне должны позвонить мисс Боннар, Саул, Фред и Орри. Если мы хотим, чтобы Джареллы впечатлились как следует, им необходимо увидеть всю нашу компанию.

— О'кэй. Однако не повредит, если мне наперед будет известно, за кем нужно приглядывать. Знаю только, что не за Роджером Футом.

Вульф бросил взгляд на стенные часы.

— Еще рано. Очень хорошо.

ГЛАВА XVII

Обязанности лакея и швейцара я передал Саулу с Орри, потому что у меня нашлись другие дела. Кремер со Стеббинсом явились за двадцать минут до установленного часа и, что называется, рвались к Вульфу, так что мне пришлось провести их в столовую и позаботиться, чтобы они не скучали. Разумеется, им нужен был не я, а Вульф, но я объяснил, что если они поднимутся на три лестничных пролета, то обнаружат, что дверь в оранжерею заперта. Я постарался отвлечь их внимание анекдотом об одной девочке из кордебалета и муравьеде, но им, по-моему, было не до того.

Наконец на пороге столовой появился Вульф, сказал: «Доброе утро, джентльмены. Прошу пройти в кабинет» — и вышел. Кремер со Стеббинсом последовали за ним, я прикрывал тылы.

Во все предыдущие разы Отис Джарелл восседал на почетном месте, в красном кожаном кресле, однако на этот раз Саул, следуя инструкциям, усадил в него инспектора Кремера, а наш бывший клиент занял место в первом ряду вместе со своей женой, сыном и невесткой. Во втором ряду уселись Лоис, Нора Кент, Роджер Фут и Саул Пензер. На кушетке сзади меня устроились Сэлли Кольт, сотрудница из штата Дол Боннар, Фред Даркин и Орри Кэтер. Пэрли Стеббинс сел там же, где и всегда — у самой стены на расстоянии вытянутой руки от Кремера.

В данный момент это красное кожаное кресло было отнюдь не почетным местом. Почетным местом было одно из желтых кресел, которое поставили рядом со столом Вульфа и в котором теперь восседала Дол Боннар, девица с огромными глазами цвета жженого сахара, обрамленными длиннющими черными ресницами. Разумеется, слишком красивая для того, чтобы быть сыщицей. Я заранее предупредил Фрица о ее приходе. Помню, как-то она обедала у нас, и с тех пор он с опаской взирает на каждую женщину, переступающую порог нашего дома, — как бы она не вытеснила его из кухни, не говоря уж об остальном хозяйстве.

Инспектор Кремер встал и обвел взглядом собравшихся.

— Ниро Вульф собирается нам что-то сказать, так что давайте его послушаем. Вы здесь по приказу полиции, поэтому я бы желал кое-что прояснить. Вопросы, которые задает вам Вульф, его вопросы, а не мои. Можете на них либо отвечать, либо нет, ваше дело. Полиция не уполномочивала Вульфа действовать в ее интересах.

— Мистер Кремер, у меня нет никаких вопросов, — сказал Вульф. — Одни лишь ответы.

— Ол райт. Тогда валяйте, — разрешил Кремер и плюхнулся в кресло.

— Я хочу отчитаться перед вами, как я обнаружил револьвер, из которого были убиты Ибер и Брайэм, и как это повлияло на раскрытие преступника, — начал Вульф. — После того как вы все вышли отсюда в понедельник, восемь дней тому назад, я сообщил мистеру Кремеру те сведения, которые обязан был ему сообщить, о чем вас и предупреждал. С тех пор у меня нет клиента, а следовательно, и предписания действовать в чьих-либо интересах. Однако дело возбудило во мне любопытство, к тому же здесь было замешано мое самолюбие, поэтому я решил искупить свой позор и продолжить расследование.

Он откашлялся.

— Вы от моих услуг отказались, так что ждать от вас помощи не приходилось. В моем распоряжении не было ни людей, ни средств, необходимых для ведения расследования, к тому же мне чинила всяческие препятствия полиция. Однако я располагал одним фактом, на который возлагал большие надежды, а именно: пули, сразившие Ибера и Брайэма, вылетели из одного и того же револьвера. Допустив, что из него стрелял один и тот же человек, я сделал вывод, что револьвер находился в его распоряжении с четверга, когда был убит Ибер, до воскресенья, когда погиб Брайэм, или же был спрятан в таком месте, откуда его всегда можно взять. Где же он был спрятан?

Вульф метнул взгляд в сторону Кремера.

— Мистер Кремер оказал мне громадную услугу, разрешив мистеру Гудвину воспользоваться отчетами о ваших продвижениях в данный отрезок времени. Я глубоко ценил и ценю его сотрудничество, так что было бы в высшей степени непорядочно предположить, будто он позволил мне ознакомиться с содержанием этих отчетов лишь потому, что его терзало любопытство, как я распоряжусь со всем этим материалом. Они передо мной. — Он постучал указательным пальцем по листкам бумаги на своем столе. — Мистер Гудвин их перепечатал. Я ознакомился с ними и тщательно их проанализировал. Разумеется, я не исключал возможности, что револьвер мог быть спрятан где-то в вашей квартире, но я считал это маловероятным. Ведь полиция могла в любой момент произвести обыск, что она и сделала ровно неделю назад. Вероятней всего, револьвер был припрятан где-то еще — на этой версии я и основывал свое расследование.

— Той же самой версии придерживался и я, — проскрипел со своего места Кремер.

Вульф кивнул.

— Несомненно. Однако для вас она была одной из многих, для меня же единственной. Вдобавок к тому, можно сказать, несомненному факту, согласно которому с четверга до воскресенья револьвер хранился в каком-то легкодоступном месте, вполне вероятно, что его положили туда же и после того, как был убит Брайэм. Выбравшись из машины на Тридцать Девятой улице, убийца прихватил с собой и револьвер, от которого хотел избавиться. Положи он его в такое место, где его можно обнаружить, и он подвергал себя риску, что его и в самом деле обнаружат и установят, что именно из него были произведены те два выстрела. С другой стороны, положи он его в такое место, где его нельзя обнаружить, например, швырни в реку, его могли видеть за этим занятием, к тому же и времени было в обрез. Поэтому вероятней всего, что он при первой возможности положил его на прежнее место, туда, где револьвер пролежал эти три дня.

Вульф сделал могучий вдох.

— Итак, я проанализировал ваши графики. Они открывали передо мной самые разнообразные перспективы, и многообещающие, и просто притянутые за уши. Для того чтобы проследить все возможности, мне требовалась помощь, вот я и обратился к мистеру Саулу Пензеру, который сидит рядом с мистером Футом, к мистеру Фреду Даркину, к мистеру Орвиллу Кэтеру, к мисс Теодолине Боннар, а также к мисс Сэлли Кольт, ассистентке мисс Боннар.

— Ближе к делу, — проворчал Кремер.

Вульф даже не удостоил его взглядом.

— Не стану останавливаться подробно на всех их расследованиях, однако некоторые из них заслуживают того, чтобы о них вкратце упомянули. Расследование здорово затянулось из-за выходных. Мистер Гудвин провел четыре дня на ипподромах «Ямайка» и «Бельмонт». Мистер Пензер с необычайным мастерством и дотошностью проследил продвижения мистера Джарелла в четверг, в тот день, когда был убит Ибер. Мистер Даркин ловко провел расследование в «Метрополитен атлетик клаб». Мистер Кэтер нашел трех людей, которые видели в воскресенье миссис Отис Джарелл в Центральном парке, в то воскресенье, когда был убит Брайэм. Однако удачей увенчались лишь старания мисс Боннар и мисс Кольт. Мисс Боннар, прошу вас, предъявите револьвер.

Дол Боннар раскрыла свою сумочку, достала револьвер, предупредила, что он заряжен, и положила его на стол Вульфу. Кремер сорвался с места и бросился рысью к столу, едва не отдавив по пути ноги Уимену. Стеббинс тоже вскочил с кресла. Дол Боннар обратилась к Кремеру:

— Я обследовала его на отпечатки, инспектор. Четких не оказалось. Осторожно, он заряжен.

— Вы его зарядили?

— Нет. Когда я его обнаружила, там не хватало двух патронов. Я выстрелила всего один раз, так что там осталось…

41
{"b":"132319","o":1}