ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стюарт виновато потупился, а Дженет стерла последние остатки джема с лица Роберта. Затем на удивление легко она подняла Роберта с колен и поставила на пол.

– И это было не один раз, не так ли? А припомни, когда вы с Робертом швырялись яичницей...

– Я помню, помню! – вскричал Роберт. – Нам хорошенько за это влетело. А потом еще пришлось мыться.

Стюарт кивнул:

– Да, и еще стирать скатерть, рубашки и мыть пол.

– Вот именно, – назидательно сказала Дженет. – У слуг довольно других дел, кроме как убирать за непослушными детьми. Так кто пойдет со мной на прогулку в сад?

Роберт с унылым видом посмотрел на мать.

– Опять в сад? Но почему мы не можем пойти в парк? Или покататься на своих пони?

Дженет обняла сына, притянула к себе и поцеловала в макушку.

– Значит, не можем. Еще некоторое время мы не должны покидать дом.

У Стюарта тоже испортилось настроение, и он тяжело вздохнул, явно разочарованный.

– А капитан Амхерст пообещал взять нас на матч между Итоном и Харроу. Но ведь поле для крикета далеко от дома.

– Ох, Стюарт! – Дженет через стол протянула руку сыну. – Я понимаю, вам здесь очень скучно, но потерпите еще немножко.

Коул громко кашлянул и вошел в комнату.

– Доброе утро!

Дженет оглянулась через плечо, отпустила Роберта, и тот подскочил к капитану.

– Кузен Коул! – радостно воскликнул мальчик. – Вы пришли позавтракать с нами? Но вы опоздали. Вы почки любите? Стюарт умял всю свою порцию, а я их терпеть не могу. Мы уже давно завтракаем, и я перепачкал джемом лицо и даже волосы.

– Да, я вижу, – пробормотал Коул, глядя на слипшиеся волосы над ухом Роберта.

– Доброе утро, Коул, – поздоровалась Дженет и кивнула, приглашая его сесть. – Надеюсь, вам хорошо спалось на новом месте?

В столовой появился слуга с кофе и чистыми тарелками, однако Дженет продолжала пытливо смотреть на Коула.

– Да, мадам, я спал очень хорошо.

Стюарт со стуком положил вилку на стол, Дженет повернулась к нему.

– Стюарт, если ты закончил завтракать, то отведи, пожалуйста, Робина в сад. А нам с кузеном Коулом надо обсудить утренние занятия.

Проводив взглядом детей, выходивших из столовой, Дженет с решительным видом обратилась к Коулу:

– Давайте раз и навсегда кое-что уточним. Вам не следует никуда ходить с детьми без моего разрешения. Вы меня поняли? Ни шагу из дома без моего ведома!

Коул кивнул:

– Разумеется, мадам. Но, насколько мне известно, мы никуда и не ходили. Так что ваши опасения преждевременны.

Дженет поднялась и принялась расхаживать по столовой.

– Сэр, вы самонадеянны и дерзки! – вскричала Дженет, указывая рукой на Коула, словно напоминала ему о его месте. Но Коул явно неправильно истолковал ее жест. Резким движением он ухватил Дженет за руку и притянул к себе так близко, что теперь она была даже не в состоянии залепить ему пощечину.

– Не смейте никогда поднимать на меня руку, мадам! – решительно произнес Коул. – Я уже довольно натерпелся от вашего несносного характера и сварливого языка. Не знаю, каких мужчин вы привыкли оскорблять, но я не из их числа.

Пытаясь отстраниться от Коула, Дженет взглянула ему прямо в глаза. Они так ярко сверкали, что у нее пробежал холодок по спине. Выражение лица капитана сейчас казалось почти жестоким, и все же Дженет поняла, что он не причинит ей зла, а просто неправильно истолковал ее жест.

А может, она ждала, чтобы он отреагировал именно так? Неужели ей захотелось испытать его? Еще сильнее помучить? А может, захотелось наказать за то, что ее влечет к нему, такому сильному и спокойному?

Да, именно так. Но это был не только ничем не оправданный, но и опасный поступок с ее стороны. Господи, ей не следовало этого делать. Последним усилием Дженет освободила руку и отшатнулась.

– Вы зря обиделись на меня, сэр, – произнесла она уже более мягко. – Я просто указала на вас, вот и все.

– Неужели? – Голос Коула прозвучал насмешливо, но на его щеках появился румянец.

– Да, и давайте закончим разговор, сэр. Вы пообещали мальчикам взять их на матч по крикету.

– Не скрою, мадам, я бы с удовольствием это сделал. Но не волнуйтесь, игра состоится через несколько недель, так что есть время уладить все разногласия.

– Мои дети не выйдут за порог дома! – снова взорвалась Дженет, не в силах сдержаться. – Я этого не допущу, слышите?

Коул внимательно посмотрел на нее.

– Я вас не понимаю, мадам. Я должен обучать ваших детей не только наукам, но и верховой езде, заниматься с ними спортом. Но при этом они не должны покидать этот дом. Как прикажете все это совместить?

Дженет продолжала расхаживать по комнате. Ей показалось, что она начинает терять рассудок.

– А мне наплевать, как это можно совместить, сэр. У нас имеется сад, есть конюшня. Так что постарайтесь что-то придумать. Я не могу допустить, чтобы мои дети общались с людьми, которых я не знаю. С людьми, которым я не могу доверять.

Внезапно Дженет показалось, что в столовой стало очень жарко, комната будто сузилась. Она не может никому доверять. Стены сдвинулись, вытесняя из помещения воздух. Дженет прижала ладони к вискам. Никому! Пульс громко стучал у нее в висках, к горлу подкатил комок. На мгновение залитая солнечным светом комната исчезла. В глубине сознания Дженет прозвучал пистолетный выстрел, его пугающий звук продолжал звенеть в ее ушах. Она почувствовала, как кусочек свинца сбил с нее шляпу. Лошадь под ней напряглась и вздыбилась.

Но уже в следующий миг видение исчезло, и Дженет осознала, что Коул стоит рядом и поддерживает ее за локоть.

– Дженет, – тихо произнес он, поднял руку и осторожно повернул ее лицом к себе.

Она смутно ощутила на влажном лбу его теплое дыхание. Ей захотелось раздвинуть стены комнаты, которые грозили ее раздавить.

– Дженет, – повторил Коул, вглядываясь в ее лицо. – Дорогая, что с вами? Прошу вас, не расстраивайтесь. Давайте не будем спорить. Я позабочусь о мальчиках, обещаю.

– Не-е-т, – с трудом произнесла Дженет и оперлась на край стола.

– Дженет! – Коул слегка притянул ее к себе, его большая ладонь продолжала лежать на ее щеке. Это прикосновение было прохладным и успокаивающим. – Не буду спорить, меня тоже очень заботит благополучие ваших детей. Но мальчики очень энергичны, мы не можем запереть их в четырех стенах. Возможно, вы еще не оправились после смерти мужа? Может, какой-то абсурдный страх...

– Абсурдный страх? – Дженет резким движением отбросила руку Коула. – Да как вы смеете, сэр? Вы ничего не знаете о таких вещах. Это не ваши дети. Вы просто не можете понять любовь, которую родители испытывают к детям.

Дженет отступила от Коула, ее расширенные глаза пылали гневом.

– Еще до рождения ребенка надо целиком посвятить себя заботам о его благополучии. Это жертва, необходимая для его безопасности. Что вы можете знать о такой преданности, сэр? Ничего.

Внезапно Дженет увидела, что лицо Коула побелело от ярости и напряжения. Он отвернулся и пробормотал:

– Вы совершенно правы, мадам. Я действительно ничего не знаю о родительской любви. И очень любезно с вашей стороны напомнить мне об этом. – С этими словами Коул стремительно вышел из столовой.

Дженет слышала звук его громких шагов в холле. Чувствуя себя опустошенной, она опустилась в кресло и закрыла лицо ладонями. Что она натворила? Почему вела себя так бестактно? Когда же закончится этот кошмар?

Глава 5

В которой капитан Амхерст одерживает победу

Коул и мальчики заканчивали ленч в классной комнате, когда в дверь тихонько постучали. Один из слуг, только что начавший убирать со стола, открыл дверь хозяйке.

Увидев Дженет через плечо швейцара, Коул тут же поднялся со стула. На Дженет была кокетливо сдвинутая набок шляпа, поднятая вуаль подчеркивала красоту ее мягких, пышных волос. Через руку у нее была перекинута черная шаль, а у ног прыгали нетерпеливые Жулик и Бродяга. Дженет явно собиралась на прогулку, и собаки чувствовали это.

23
{"b":"13232","o":1}