ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А вы никого не видели?

– Нет, сэр, кусты мешали. Я даже ничего не слышал, – добавил Стюарт, предвидя следующий вопрос Коула. – Ничего, кроме всплеска воды. Я побежал назад и увидел Робина барахтающимся в воде.

– А что было потом?

– Я... я видел, как Бродяга схватил его за воротник пальто. Да, он вцепился зубами в воротник, а когда я закричал... наверное, я напугал Бродягу, и он выпустил зоротник. А потом подбежали вы, сэр.

Коул присел на корточки и посмотрел Стюарту прямо в глаза.

– Стюарт, постарайтесь вспомнить. Когда вы побежали назад, Бродяга находился в воде или на берегу?

Стюарт покачал головой:

– Не могу сказать точно, сэр. Мне кажется, что в воде, но я не уверен. Все произошло так быстро, что я испугался.

– Да, понимаю, я тоже. Но у берега не очень глубоко, так что серьезная опасность Роберту не грозила. – Не грозила, но ведь он мог удариться головой об один из торчащих из воды камней, если бы он был один и не смог подняться на ноги...

В голове Коула крутились и другие мысли, но он ничего не сказал из боязни напугать Стюарта, который, похоже, уже немного пришел в себя.

– Скажите, Стюарт, только подумайте как следует. Мог ли Бродяга случайно столкнуть Роберта в воду?

Стюарт снова покачал головой.

– Нет, на самом деле не мог, сэр, – прошептал он. – Вот Жулик мог выкинуть такую глупость, он иногда не слушается. Но Жулик был со мной, сэр.

Коул кивнул:

– Понятно. Давайте поищем следы у воды. Взявшись за руки, они обошли озеро вокруг. Следов было множество. Сотни, если не тысячи следов. Сырая земля, похоже, хранила отпечатки обуви половины лондонцев да еще следы собак и водоплавающих птиц. Коул разочарованно вздохнул. Больше искать здесь было нечего. И они со Стюартом отправились домой.

После происшествия с Робертом в особняке Мерсеров надолго воцарилась напряженная атмосфера. Коул часто замечал, как встревоженная Дженет расхаживает по дому. Похоже, она почти ничего не ела и мало спала. Коул надеялся, что его мучительная страсть к Дженет пройдет, однако этого не случилось.

В этот день в начале десятого утра, когда Коул занимался с детьми, к дому подъехал экипаж, а затем раздался настойчивый стук в дверь. Мальчики с интересом вскинули головы, а Коул, тоже охваченный любопытством, чуть было не встал со стула, чтобы выглянуть на улицу. Однако, он быстро спохватился и подумал, что не его дело интересоваться, что за визитеры пожаловали к леди Мерсер.

Однако то, что случилось потом, заставило его передумать. Через несколько минут громкий шум внизу перерос в настоящий крик. Голос Дженет слышался уже на лестнице, в нем звучал неистовый гнев. Другой голос, явно мужской, огрызался ей в ответ, и этот голос мог принадлежать только одному человеку – Джеймсу Роуленду.

Стюарт и Роберт, как по команде, оторвались от своих тетрадей, на их лицах читалась озабоченность.

– Похоже, пожаловал дядя Джеймс, – сухо заметил Коул. По дому гулко разнесся стук захлопнувшейся двери.

– Сэр, может быть, вы спуститесь вниз? – попросил Стюарт. – Мне кажется, необходимо это сделать. Мама всегда очень расстраивается, когда приезжает сэр Джеймс.

В этот миг раздался звон битого стекла.

– Мама, кажется, разбила вазу, которая стояла на столике в холле, – определил Роберт.

– Да, пожалуй, – Коул стремительно поднялся со стула, – я спущусь вниз. Стюарт, продолжайте выполнять задание по латыни. А вы, Роберт, к моему возвращению исправьте ошибки в задании по арифметике. Вам это вполне по силам.

Когда Коул спустился вниз, служанка уже убирала в холле осколки вазы, а Дональдсону каким-то образом удалось вытеснить спорящих из коридора в гостиную. Двойные двери были распахнуты, и дворецкий стоял на пороге, внимательно наблюдая за Дженет, готовый прийти ей на помощь.

Джеймс, стиснув в руке шляпу, стоял у окна, лучи солнца освещали его бледное лицо. Капельки пота блестели у него на лбу, взгляд бегал от Дженет к Дональдсону и обратно, как будто Роуленд оценивал силы своих противников. Не замечая присутствия Коула, Джеймс гневно смотрел на Дженет.

– Повторяю, мадам, я имею полное право видеть мальчиков! – заявил он, сжимая свободную руку в кулак. – Вы не смеете прятать их от меня! Будьте уверены, я больше этого не потерплю!

Дженет вскинула голову. Ее лицо напоминало пылающую от ярости маску, потемневшие глаза сверкали. Коул никогда не видел ни одну женщину такой взбешенной.

– А я говорю, лорд Джеймс, что мои дети сейчас на занятиях, и я не позволю их отвлекать! – Маркиза с угрожающим видом сделала шаг к Джеймсу. – Вы можете дождаться моего адвоката, сэр, и все вопросы уладить с ним.

– Вас, мадам, следует поместить в психиатрическую больницу, а может, и еще куда похуже! В Ньюгейтской тюрьме вам быстро бы вправили мозги! – Джеймс махнул рукой, а Дженет сделала еще один шаг к нему, пряча руки за спиной.

Только сейчас Коул заметил, что она держит тонкий черный хлыст. Встревоженный Дональдсон повернулся к Коулу, на его лице было написано: «Ради Бога, сделайте же что-нибудь!»

Коул громко кашлянул и вошел в комнату.

– О, дядя Джеймс. – Он занял стратегическую позицию между противниками. – Чему обязаны удовольствием видеть вас?

Джеймс и Дженет, побагровевшие от гнева, повернулись и уставились на него.

– Он явился, чтобы оскорбить меня, – заявила Дженет. – Неужели это непонятно?

– Я приехал навестить своих подопечных! Моих племянников! – выкрикнул Джеймс. – Вот видишь, Коул? Что я тебе говорил? Она просто ненормальная!

– Вон! Убирайтесь из моего дома, сэр! – вскричала леди Мерсер, замахиваясь хлыстом.

– Это не ваш дом, мадам! – возразил Джеймс и отступил назад, подальше от Дженет. – Ваш дом в Шотландии, на забытой Богом скале, и было бы лучше, если бы вы убрались туда из этого дома! Дом Мерсеров принадлежит Стюарту, а я его опекун! А теперь мне хотелось бы его увидеть!

– А если я вам не позволю? – с угрожающим видом вскричала Дженет.

– Тогда я вызову сюда своих адвокатов. И вам придется привести детей.

– По-моему, здесь и так уже полно народа, – спокойно произнес Коул. Джеймс нахмурился, но Коул повернулся к Дженет и протянул к ней руку. – Леди Мерсер, я забыл свой хлыст в холле. Очень разумно с вашей стороны убрать его оттуда.

Дженет устремила на него гневный взгляд, ее темные брови изогнулись и сдвинулись, губы сжались. Пауза затянулась, но в конце концов она вложила хлыст в протянутую руку Коула.

– Благодарю вас, мадам. – Он едва сдерждлся, чтобы не подмигнуть ей. – Вы очень добры. – Коул повернулся к дяде. – А теперь, Джеймс, извините, но я хотел бы поговорить с леди Мерсер с глазу на глаз. А затем, возможно, мы могли бы выпить кофе.

– Кофе? – почти взвизгнула Дженет.

– В любом случае поговорим, если только тебе удастся унять эту особу, – проворчал Джеймс, с опаской поглядывая на женщину.

– Нет! – возмутилась маркиза, как только Коул осторожно взял ее под руку. – Я не оставлю его одного в моем доме! Ни за что! – Она дернулась, пытаясь вырвать руку.

– Он не один, – миролюбиво напомнил Коул. – С ним Дональдсон. – Затем довольно настойчиво он вывел маркизу из комнаты, взглядом приказав дворецкому оставаться на месте.

Дональдсон закрыл за ними двери, и Коул повел Дженет в пустую малую столовую. Там он швырнул хлыст на стул, повернулся к Дженет и замер, потому что раскрасневшаяся, с пылающими глазами, она выглядела необычайно красивой.

– Вы с ума сошли, сэр? Вы, должно быть, на его стороне! Как же я была глупа, надеясь, что это не так!

– Дженет, ради Бога, выслушайте меня! – Коул положил руки на плечи женщины. – Я ни на чьей стороне. Но в данном случае Джеймс прав. – Он легонько встряхнул Дженет и посмотрел на нее самым успокаивающим взглядом, на который был способен. – К сожалению, он имеет полное право видеть мальчиков. Так что очень опрометчиво играть с ним в подобные игры, миледи.

– Да плевать я на это хотела! – Дженет употребила выражение, вовсе не подобающее знатной даме.

27
{"b":"13232","o":1}