ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Боюсь, ваша светлость, что не смогу быть вам полезным, – холодно заявил Коул. – Я не знаю эту женщину, поэтому даже не осмелюсь посоветовать...

– А мне и не нужен твой совет, – резко оборвал его дядюшка. – Я прекрасно сознаю свой долг перед сиротками. Тебе это известно лучше, чем другим.

Долг. Сиротки. Какие неприятные, грустные слова, но тем не менее в них заключались все обязательства дядюшки перед Коулом. Он уже почти представил себе юного лорда Мерсера и его брата в унылых казарменных классах Итона. Поэтому Коул не сдержался и вспылил:

– При всем моем уважении к вам, дядюшка, этих детей вряд ли можно назвать сиротками. Их мать еще жива и, насколько я понимаю, вместе с вами является их опекуном.

– Да, – проворчал лорд Джеймс. – Однако то, что Мерсер назначил нас обоих опекунами, не поддается никакой логике. Женщина... только этого не хватало!

Коул невольно рассмеялся про себя. Он подозревал, что покойный лорд Мерсер намеренно не лишил свою жену прав опекунства. Ходили слухи, что ее светлость может не подчиниться любой власти или приказу. И конечно, женщина, которую половина светского общества называла за глаза Стратклайдской ведьмой, способна на все. Если бы ее не устраивали условия завещания ее покойного мужа, она просто натравила бы на лорда Джеймса свору адвокатов, которые вцепились бы ему в глотку.

Судя по тому, что слышал Коул, леди Мерсер – или леди Килдермор, как ее еще называли, – совершенно очевидно забыла наставления святого Петра о том, что женщина должна быть сосудом скудельным и иметь кроткий и покладистый характер.

Эти мысли опечалили Коула, они напомнили ему о Рейчел. Какими разными были эти две женщины. В отличие от леди Мерсер жена Коула следовала всем библейским заповедям. Может, отчасти именно поэтому он и женился на ней...

В свое время она показалась идеальной женой ученику церковно-приходской школы, человеку, намеренному посвятить свою жизнь Богу, как это сделал ранее его отец. Кроме того, Рейчел, как и дядя Джеймс, четко осознавала свой долг. Возможно, фанатичная преданность долгу, а также кроткий и покладистый характер Рейчел и погубили ее. А может, причиной этого было его, Коула, бессердечное безразличие к жизни жены.

Сидя в кресле красного дерева, Коул отогнал от себя вселяющие беспокойство воспоминания о покойной, хотя это оказалось не просто. Но он силой заставил себя снова посмотреть на дядю, который продолжал расхаживать по золотисто-красному ковру.

Внезапно лорд Джеймс замер у стола, широко расставив ноги и сжимая в кулаке объявление.

– Тебе продолжают платить половинное жалованье? – резко спросил он.

Коул коротко кивнул.

– Пока да, – подтвердил он.

– А что потом?

– Когда нога полностью заживет, я буду нести гарнизонную службу. – Глядя на дядю, Коул усмехнулся. – А осенью уеду в Афганистан. Если же окажусь среди счастливчиков, то на Мальту или в Индию.

Лорд Джеймс опять зарасхаживал по кабинету. Через некоторое время он снова заговорил:

– Отлично. Значит, у нас есть время.

– Простите, вы о чем?

Но лорд Джеймс не ответил. Он втиснулся в свое кресло за столом, внезапно побледнел и осунулся.

– Понимаешь, Коул, все дело в том, что я просто не могу заставить ее подчиниться моей воле. – Лорд Джеймс произнес эти слова тихо, словно ему было стыдно в этом признаться. – Я из кожи вон лезу, но леди Мерсер даже не принимает меня. Только если речь идет о детях, но и тогда все происходит в присутствии адвоката. Ты можешь себе представить подобную наглость?

Коул с трудом сдержал улыбку.

– Я потрясен, ваша светлость. Удовлетворенный участливостью племянника, лорд Джеймс продолжал:

– После убийства моего брата она несколько месяцев провела в уединении в замке Килдермор. Это холодное, забытое Богом место на скале в устье реки Клайд. И я ничего не мог поделать, чтобы остановить ее... Наша законодательная система явно беспомощна. Черт бы побрал эту нахалку! Отравила собственного мужа, и, похоже, это сойдет ей с рук. Ничего нельзя доказать. Она не только распутница, но еще и убийца, а теперь она задумала лишить меня власти над детьми! – Лорд Джеймс так резко мотнул головой, что у него лязгнули челюсти. – Говорю тебе, Коул, я просто возмущен!

«Ты возмущен тем, – язвительно подумал Коул, – что титул маркиза принадлежит не тебе». Однако он благоразумно промолчал. Лорд Джеймс откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе.

– Коул, мне просто необходимо иметь своего человека в ее доме, – пробормотал он.

Коул без труда понял намерения дяди. Он лично знал по крайней мере две сотни отличных солдат, которые после войны остались без работы. Из некоторых вышли бы прекрасные шпики, однако Коулу претила мысль о внедрении в семейство Роулендов вероломного соглядатая.

– Дядюшка, вам нужен сыщик, не так ли? Вы хотите выяснить, что случилось с вашим братом?

В ответ лорд Джеймс быстро помотал головой:

– Нет, нет, уже слишком поздно проводить дознание. Мне нужен человек, который следил бы за ней. Я намерен это делать, Коул, исключительно в интересах юного лорда Мерсера, потому что его мать не сможет дать ему хорошее воспитание.

– Вы в этом уверены? – спросил Коул, и в его голосе прозвучали нотки сомнения.

– Разумеется. Ей бы только сводить с ума похотливых самцов! А этот влюбленный в нее нахал, лорд Делакорт, сейчас не вылезает из ее дома. Достаточно только взглянуть на ее младшего сына, как тут же бросается в глаза, что отцом этого ребенка не мог быть мой брат. Хотя, наверное, доказать это невозможно.

– Так что вам в сущности нужно, дядя Джеймс? – осторожно поинтересовался Коул.

– Я хочу, чтобы мне был известен каждый ее шаг. Мне нужно знать о каждом ее неприглядном поступке, о каждой вспышке гнева, и, разумеется, все это должно быть подтверждено документально. – Лорд Джеймс с силой стукнул кулаком по столу. – И я хочу, чтобы мальчики получали надлежащее образование, пока я нe смогу вырвать их из ее дома и привести сюда. Или по крайней мере пока я не помещу их в приличное учебное заведение.

Коул на мгновение почувствовал жалость к леди Мерсер, поскольку непреклонность дяди Джеймса была очевидна. И если бы в его намерениях не прослеживались столь явно личные мотивы, Коул, возможно, и согласился бы с дядиной оценкой. Из той малости, что он слышал о ее светлости, было ясно, что она не годится в воспитательницы своих детей. Даже до него, человека далекого от светского общества, доходили слухи о ее любовниках и об убийстве мужа.

Разумеется, пересуды о смерти лорда Мерсера были не более чем сплетнями, так как в ходе следствия упоминалась лишь версия об отравлении. Кроме того, в свете злословили о явной связи ее светлости с Дэвидом Брантуэйтом, лордом Делакортом. Эта связь началась задолго до смерти маркиза Мерсера и продолжалась по сей день. На мгновение Коул почувствовал жалость к осиротевшим детям, но он быстро отогнал это чувство. В конце концов, это не его дело. Его самого никто не жалел, когда он оказался в подобной ситуации.

Коул посмотрел на дядю и развел руками, давая понять, что вряд ли может быть ему полезен.

– Я понимаю ваши опасения, дядюшка, хотел бы вам помочь, но такое занятие явно не для военного человека.

– Ты не так понял меня, Коул. Мне нужен гувернер.

– Гувернер? – Коул вопросительно вскинул брови.

– Господи, Коул! – Лорд Джеймс положил ладони на стол и наклонился вперед. – Ну как тебе еще объяснить? Я хочу, чтобы ты откликнулся на объявление леди Мерсер и явился к ней в дом на Брук-стрит. Где я найду лучшего воспитателя для ее сыновей? У тебя же прекрасное образование.

Коул откинулся на спинку кресла.

– Это исключено, сэр.

– Коул, прошу, пойми меня. Если ты не можешь сделать это ради меня, то подумай о юном маркизе Мерсере. Он в руках этой ведьмы... а ведь мальчик приходится тебе кузеном.

– Простите, что возражаю, ваша светлость, но эти дети не родня мне.

Лорд Джеймс тяжело задышал и прищурился.

3
{"b":"13232","o":1}