ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Типичный приходский священник, подумал Коул, глядя на себя в зеркало. С унылым видом он порылся в массивном шкафу из орехового дерева, где слуги Дженет аккуратно разместили его вещи. Бесполезное занятие. Все его сюртуки были черными и строгими. Внезапно ему вспомнился элегантный лорд Делакорт, и Коулу захотелось хотя бы наполовину выглядеть так же изящно. Злой на самого себя, Коул с силой захлопнул дверцу шкафа, едва не прищемив кончик галстука.

Сегодня ему предстояло присутствовать на ужине. Господи, как же он этого боялся! Разумеется, будет лорд Делакорт, этот редко пропускал ужины в доме Мерсеров. А вот он, Коул, с самого первого появления в доме изыскивал любую возможность, чтобы здесь не ужинать. Однако он уже исчерпал все уважительные причины. И значит, сегодня ему не удастся избежать зрелища волнующей красоты Дженет и тщеславия ее молодого любовника. И уж конечно, придется терпеть ухаживания Делакорта за Дженет.

Господи, что же с ним происходит? Какое ему дело до того, с кем ужинает Дженет Роуленд? И с кем она кокетничает? Это ее дом. И она вольна делать все, что угодно. А он, Коул Амхерст, находится здесь только для того, чтобы обучать детей. Пора перестать относиться к поступкам Дженет, как ее ревнивый ухажер. Эта женщина непредсказуема, как ребенок, но она вполне способна постоять за себя.

Резко отвернувшись от зеркала, Коул направился в классную комнату, решив, что ему не обязательно пить вино вместе с остальными в гостиной перед ужином. Лучше он проведет этот час с детьми, а вниз спустится за несколько минут до того, как будет накрыт стол.

Коул застал Стюарта и Роберта за ужином под неусыпным наблюдением Нанны. Мальчики радостно приветствовали своего учителя, а собаки, виляя хвостами, забрались под стол. Коул опустился в кресло.

– Тут еще пирог с почками, а я его терпеть не могу, – проворчал Роберт.

– Ишь ты, терпеть он не может. – Нанна подвинула ближе к мальчикам кружки с молоком. – Чтобы съел все, до крошки, а то прямо сейчас отправишься в постель и останешься без пудинга!

Роберт нахмурился, но после длительных колебаний все же принялся за пирог. Коул заговорил со Стюартом. Несколько минут они поболтали, и Коул пришел к выводу, что юный маркиз вполне спокоен и будет этой ночью крепко спать. А вот прошлая ночь прошла для Стюарта тревожно. Коул и сам почти не спал. Несколько раз за ночь он выбирался из теплой постели и прогуливался по освещенным лампами коридорам дома Мерсеров. Самое странное, что он сам не мог понять, почему так поступает. Просто его одолевало недоброе чувство присутствия в доме чего-то зловещего, слишком хорошо знакомое опытному солдату.

В одну из таких прогулок Коул встретился с Коксом, который поднимался наверх по задней лестнице. Слуга молча кивнул ему и ушел. А уже ближе к рассвету Коул заметил Чарлза Дональдсона, дремавшего в кресле в прихожей. При звуке шагов Коула на лестнице здоровяк-шотландец мгновенно проснулся и вскочил. Взглянув друг на друга, мужчины обменялись понимающими взглядами. Затем Коул медленно вернулся наверх с ощущением того, что всех обитателей дома тревожит предчувствие опасности.

Наверху Коул обратил внимание на то, что из-под двери комнаты юного лорда Мерсера пробивается свет. Осторожно отворив ее, Коул заглянул к Стюарту, чтобы проверить, все ли в порядке. Дверь не скрипнула. Стюарт лежал спиной к двери и при свете лампы читал книгу. Он даже не почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Утром Коул попросил Дональдсона затянуть потуже все петли, чтобы они скрипели, когда дверь открывается, или заменить их новыми. И снова при этом он встретил понимающий взгляд дворецкого.

Сегодня, правда, Стюарт выглядел спокойнее, но, как и брат, ел без аппетита. Коулу было вполне очевидно, что его светлость разделяет некоторые опасения своей матери.

– Нанна, мне уже невмоготу есть этот пирог, – захныкал Роберт. – Даже если я останусь без пудинга.

Нанна оглядела тарелки мальчиков.

– Что ж, дорогие мои, вы сами лишили себя сладкого, – неумолимо объявила она.

Стюарт и Роберт посмотрели на Коула, словно ища у него защиты и сочувствия. Но тот молча поднялся с кресла. Во-первых, пора уже было спускаться вниз к ужину, а во-вторых, он не желал вмешиваться в методы воспитания Нанны. Недавно он узнал, что старая няня вырастила и Дженет, и Эллен, что через ее руки прошел и Чарлз Дональдсон, и большинство остальных слуг-шотландцев. Да, Нанна воспитывала мальчиков в строгости, но она искренне их любила. Коул похлопал Роберта по спине.

– Простите, Роберт. Но вам следует встретить наказание, как подобает мужчине.

Ужин протекал довольно скучно. Эллен Камерон бормотала что-то бессвязное, а Дженет вела себя на удивление тихо, можно сказать, она почти замкнулась в себе. Вопреки своему желанию Коул не отрывал взгляда от ее лица, хотя прилагал все усилия, чтобы этого не делать. Делакорт, похоже, также был целиком поглощен хозяйкой.

Видимо, чувствуя неважное настроение Дженет, молодой человек постоянно брал ее за руку, заботливо ухаживал за ней, просил разрешения отведать кушанье с ее тарелки. То есть вел себя как дома. Приказывал лакею принести то одно, то другое, добавлял соуса к рыбе, перца к мясу, и все это для того, чтобы уговорить Дженет поесть. Но она все равно почти не дотронулась до еды.

Дважды Делакорт встречался глазами с Коулом, и в смелом взгляде лорда читался вызов. Однако он тут же отворачивался и раздраженно щелкал пальцами, подзывая лакея, чтобы тот наполнил пустой бокал Дженет. Похоже, только вино маркиза и поглощала с большой охотой.

Вскоре Коул даже проникся благодарностью к мисс Камерон за ее непрерывную болтовню. В обычной обстановке он посчитал бы ее пустомелей и болтушкой, но сегодня в напряженной атмосфере, царившей за ужином, ее болтовня по крайней мере создавала видимость светской беседы. В какую-то минуту разговор перешел от застоя в экономике к лондонскому театру. Эта тема мало интересовала Коула. Мисс Камерон заговорила о какой-то пьесе, премьера которой намечалась на конец сезона.

– А вы что скажете, капитан Амхерст? – обратилась Эллен к Коулу. – Очень интересно, правда? Вы видели его игру? Это, безусловно, мой любимый актер.

– Да... конечно, интересно, – пробормотал Коул. Он не расслышал, о ком идет речь, поэтому вопросительно посмотрел на Эллен. – Боюсь, я не имел такого удовольствия, мисс Камерон. Но он, без сомнения, очень талантлив.

Взгляд Эллен затуманился, она подняла глаза к небу.

– О да! – воскликнула она голосом, полным благоговения. – Я видела его в прошлом году в пьесе «Тит Андроник»! Очень люблю хорошие трагедии, а он играл так вдохновенно.

Лорд Делакорт скривился.

– Это очень жестокая пьеса, мисс Камерон. Не могу себе представить, что она будет идти целых две недели, вплоть до закрытия сезона.

Мечтательное выражение слетело с лица Эллен.

– Да, пьеса довольно страшная, не так ли? Пожалуй, «Око за око» больше подошла бы для закрытия сезона. – Она посмотрела на Коула. – Как вы считаете, капитан Амхерст? Вы пойдете на премьеру?

– Эллен! – резко оборвала ее Дженет, перед которой снова стоял пустой бокал. – Могу я тебе напомнить, что этот дом все еще в трауре? Не знаю, что это на тебя нашло.

Эллен со стуком отложила вилку.

– Но я-то не обязана носить траур целый год! – резко ответила она.

– Боже мой, Эллен! – Лицо Дженет раскраснелось. – Ты незамужняя. Неприлично с твоей стороны предлагать...

Теперь уже Эллен холодно оборвала кузину:

– Я просто имела в виду, что капитан Амхерст, возможно, будет сопровождать нас с тетей в театр, когда она вернется из Кента. Не вижу в этом ничего предосудительного.

Коул попытался примирить женщин.

– Я с удовольствием составлю компанию вам и вашей тете, мисс Камерон. – На самом деле у него не было никакого желания сопровождать Эллен дальше, чем до входной двери, но в эту минуту Коул с радостью проводил бы ее в преисподнюю и обратно, только бы положить конец неприятному разговору.

30
{"b":"13232","o":1}