ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прошлой ночью Коул спал беспокойно. Непристойные мысли и фантазии вгоняли его в жар. А ведь ему следовало думать только о детях Дженет, о своей работе. И все же дважды за ночь он просыпался и вскакивал на постели с мыслями не о детях, а об их матери. Он вдруг представлял себе, что Делакорту удалось каким-то образом пробраться в постель к Дженет. А снова погружаясь в сон, он фантазировал, что бы вытворял с Дженет Роуленд, окажись он сам в ее постели.

За всю свою жизнь Коул никого не любил, даже свою покойную жену. И вот теперь он испугался, что с ним случилось то, о чем его предупреждали поголовно все: Лодервуд, Мадлоу и даже бездушный дядя Джеймс.

Внезапно гроза усилилась, снова сверкнула молния, и на этот раз можно было услышать отдаленный раскат грома. Пламя, лампы, стоявшей на столе, затрепетало и погасло, и комната погрузилась в темноту.

– Э-эй...

Тихий, но настойчивый голос разбудил лорда Роберта Роуленда, спавшего крепким сном. Протерев кулачком глаза, мальчик сел на постели и уставился в темноту.

– Это ты, Стюарт? – пробормотал он. Роберт услышал, как старший брат прошлепал по ковру и остановился у его кровати.

– Эй, Робин, ты слышал шум? – прошептал Стюарт, явно испуганный. Роберт почувствовал, что брат присел на край постели. – Мне показалось, я слышал голоса. А потом шум. Похоже, они доносились с чердака. Ты ничего не слышал?

– Я слышал только твой разговор с кузеном Коулом, – сонно пробормотал Роберт и поудобнее устроился на подушке. – Стюарт, прошу тебя, иди спать. После папиной смерти тебе все время что-то мерещится по ночам.

Стюарт придвинулся к брату поближе.

– Нет, Роберт, честное слово, я слышал голоса. Думаю, кто-то прячется на чердаке, рядом с комнатой прислуги.

– Ну иди же спать, Стюарт. – Роберт натянул одеяло на голову. – Это просто гром.

– Робин, клянусь, что я слышал голоса, – не сдавался Стюарт. – А ты спишь как убитый. Да сюда бы могло заявиться стадо слонов и сожрать тебя живьем...

– Нет, слоны не...

– А ты бы ничего и не услышал, – продолжал Стюарт, не обращая внимания на слова брата. – Наверное, мне лучше спать здесь, с тобой. Так будет безопаснее, как ты считаешь?

– Не-ет, я так не считаю. Ты брыкаешься и тянешь на себя одеяло. Нет, иди к себе. Мы в безопасности, спальня кузена Коула рядом, а на него можно положиться. Он поймает любого, кто попытается сюда пробраться.

Скрип новых дверных петель вырвал Коула из объятий сна. Он еще полностью не проснулся, но смутно почувствовал: что-то не так. Сколько же он проспал? И где он, черт побери? Коул прислушался, пытаясь привести мысли в порядок.

Ну конечно, он в классной комнате. Снова заскрипели дверные петли, и Коул дернулся всем телом. Стюарт? Или кто-то пробрался мимо Дональдсона? По стеклу барабанил дождь, заглушая все звуки. Однако у Коула появилось ощущение, что в комнате кто-то есть.

Сначала он сел на кушетке, затем поднялся. В окне позади него сверкнула молния, и прогремел гром. Коул направился к двери, однако мощный удар в спину свалил его на пол ничком.

Уже полностью проснувшись, Коул попытался сбросить с себя нападавшего, однако острое лезвие, приставленное к горлу, заставило его прекратить сопротивление. Он почувствовал, что капля теплой крови скатилась по его шее. Коул осознал, что человек, прижимающий его к полу, решительный и сильный, но очень легкий. И слишком маленький, чтобы быть Дональдсоном или одним из швейцаров.

– Посмей только шевельнуться, сволочь, – прозвучал над ним гневный женский голос, – и, клянусь, я перережу тебе глотку от уха до уха! – И, словно в подтверждение своей угрозы, женщина прижала его лицо к полу.

– Боже мой, – прошептал Коул, – вы что, действительно с ума сошли?

Лежавшая на нем женщина скатилась на пол, и ее губы оказались возле его уха.

– Ох... проклятие, – услышал он дрожащий шепот. А затем нож со стуком упал на пол.

Коул медленно повернулся лицом к напавшей на него женщине и обнял ее. Ему не был нужен свет, чтобы узнать Дженет. Он ощутил сладкий запах ее духов, почувствовал прижатую к его телу полную грудь. На всякий случай Коул взял нож, чтобы она не смогла до него дотянуться.

– Дженет, – прошептал он, закрывая глаза, хотя в комнате и так было темно.

Коул всем телом почувствовал, что Дженет дрожит, как новобранец, переживший свою первую схватку со смертью.

– Что-о-о? – только и смогла вымолвить она.

– Дженет, где вы набрались таких отвратительных словечек?

– От... Чарли Дональдсона, наверное.

– Понятно. Но я бы не хотел слышать их от вас. Уж слишком они вульгарные.

– Отпустите меня, Коул, – попросила Дженет, но не сделала ни малейшей попытки отодвинуться.

Коул задумался, в силах ли он выполнить ее просьбу. Ведь так приятно было держать ее в объятиях. Но эта женщина только что набросилась на него в темноте. Черт побери, она заслужила того, чтобы преподать ей хороший урок. Но в этот миг за окном снова сверкнула молния, осветившая комнату. Боже мой... Дженет была только в тонкой ночной рубашке!

– О Коул! – Наверное, вид его лица напугал женщину, потому что ее тело еще сильнее задрожало в его объятиях. – Я... сделала вам больно... простите!..

Коул не разжал объятий, он посчитал это неразумным, учитывая состояние маркизы.

– Дженет, – прошептал он, еще крепче прижимая ее к груди, – как вы решились на такой опрометчивый поступок? Господи, да вы вся дрожите...

Дженет ничего не ответила. Темнота не позволяла Коулу видеть ее лицо, но он чувствовал ее все еще взволнованное, прерывистое дыхание.

– Шум, – наконец пробормотала Дженет. – Я пошла проведать мальчиков, а потом... мне показалось, что я услышала шум в классной комнате. А вы? Вы ничего не слышали?

– Нет.

Дженет облегченно вздохнула, а вот напряжение во всем теле Коула только усилилось. Чувствуя, как в нем просыпается желание, он еще крепче сжал объятия. Коул взмолился, чтобы Дженет ничего не заметила, однако был не в силах отодвинуться.

– Дженет, это просто гроза, – тихо прошептал он. От нее одуряюще пахло яблоневым цветом, весенней травой, разогретой солнцем в безоблачный день. Любой мужчина посчитал бы за счастье обладать этой женщиной... но только не он. Коул поднял голову. – Погода внезапно испортилась, наверное, вас разбудили раскаты грома.

– Да, возможно... – неуверенно сказала Дженет. Постепенно ее страх прошел, и она легонько оттолкнула Коула. Он понимал, что джентльмен сейчас вскочил бы на ноги, помог женщине подняться с пола и предупредил бы ее впредь воздерживаться от таких легкомысленных поступков. Однако Коул не пошевелился, а Дженет, похоже, и не ждала от него никаких действий.

– Может, нам не стоит лежать на полу? – только и смог прошептать Коул. Снова сверкнула молния, и на этот раз он смог разглядеть лицо женщины. Широко раскрытые глаза Дженет сверкали, мягкие и полные губы манили к себе.

– Да, наверное, – ответила она. Ее длинные черные волосы рассыпались волнами по плечам. У Коула заныло внутри от близости их тел. Его влекло к Дженет так, как никогда не влекло ни к одной женщине.

Дженет попыталась разглядеть мужчину, под которым она лежала. Даже в темноте она чувствовала, какой он большой и сильный. И она испытала облегчение от того, что в объятиях ее сжимает именно Коул... Но облегчение тут же сменилось сильным, можно сказать, неистовым желанием. И хотя Дженет редко приходилось испытывать истинную страсть, она поняла, что именно это чувство охватило ее. И она устыдилась своего вожделения.

Губы Дженет скривились в горькой усмешке. Возможно, она и не из тех женщин, с которыми Коул обычно общался, но ей было вполне ясно, что плоть капитана одолела высокие моральные принципы. Дженет захотелось завладеть его плотью и сердцем. Она намеренно подалась вперед и коснулась губами губ Коула.

Казалось, кто-то швырнул на пол горящую лампу. Вспыхнувшее пламя охватило обоих, уничтожая сопротивление и недоверие. С тихим стоном Коул впился губами в рот Дженет, он целовал и целовал ее, не давая женщине возможности ни ответить на поцелуй, ни уклониться. Поначалу Дженет даже испугал этот вулкан страсти, но затем она с беззаботностью кинулась в его жерло.

34
{"b":"13232","o":1}