ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заглянув в комнату Стюарта, Дженет увидела Коула. Он стоял на коленях у постели и заглядывал под нее. Стюарт, свесившись с края кровати, тоже пытался заглянуть вниз. Лампа Коула, стоявшая на полу, освещала бледное и осунувшееся лицо мальчика.

От этой картины у Дженет защемило сердце, и она поспешила к сыну.

– О Стюарт! – воскликнула Дженет. При звуке ее голоса Коул вскинул голову и хорошенько приложился затылком о край кровати.

– Черт побери! – пробормотал он, потирая затылок, и посмотрел на Дженет, которая уже сидела на постели и обнимала сына.

Коулу явно не понравилось, что Дженет его ослушалась, но он благоразумно не подал вида и обратился к Стюарту:

– Там никого нет, так что можете спать спокойно. Что, впрочем, следует сделать и всем нам. – Коул бросил на Дженет многозначительный взгляд. – И чем быстрее, тем лучше.

Дженет прижалась губами ко лбу сына.

– Мне показалось, что я услышала какой-то шум... вот и пришла проверить, – пробормотала она.

Стюарт отстранился от матери и посмотрел на Коула.

– Вот видите! – Его глаза снова испуганно раскрылись. – Мама тоже что-то слышала.

Коул нахмурился и торопливо заправил рубашку в брюки.

– Я думаю, Стюарт, ваша мама услышала шум, который подняли мы с вами. Не так ли, мадам?

– Да, да, конечно, именно так. – Дженет нервно облизнула губы. – Но я забеспокоилась, вдруг ты заболел или тебя что-то напугало?

Стюарт кивнул и крепко обнял мать.

– Да, я немного испугался, – признался он, – но я не хотел тебя тревожить. Кузен Коул принес лампу и заглянул под кровать, а там никого нет. Может, мне просто приснилось что-то плохое, а я подумал, что это на самом деле? – Стюарт посмотрел на мать, ища у нее поддержки.

Дженет осторожно уложила его в постель и укрыла одеялом.

– Не сомневаюсь, Стюарт, все так и было. Честно говоря, и мне сегодня приснился дурацкий сон. – Она поцеловала сына в бледный лоб. – А теперь спи спокойно, дорогой. Ты правильно сделал, что позвал кузена Коула.

Коул и Дженет вместе вышли из спальни Стюарта. Она плотно прикрыла дверь. Возникла неловкая пауза, а затем Коул схватил ее за руку и потащил к классной комнате.

– Нет, – прошептала Дженет, когда они подошли к двери, – ради Бога, только не здесь. Давай вернемся к тебе.

Коул поднял лампу, ее пламя осветило его каменное лицо.

– Вы неверно истолковали мои намерения, мадам, – холодно произнес он. – Эта комната вполне подойдет. – С этими словами он втолкнул Дженет в класс и захлопнул дверь.

– Думаю, и вы неправильно поняли меня, сэр! – возмутилась Дженет.

Не обращая внимания на ее слова, Коул резко обернулся к Дженет. Выражение его лица было бесстрастным.

– Я посчитал своим долгом принести вам свои извинения, мадам, – почти официально произнес Коул, склонив голову. – Боюсь, на меня что-то нашло, поэтому почтительно прошу меня извинить. Это все, что я хотел сказать.

Едва сдерживая негодование, Дженет придвинулась к нему.

– Что ж, прекрасная речь, – с горечью в голосе сказала она. – Значит, сами вы себя простили, а теперь хотите, чтобы простила и я. Вы истинный джентльмен, не так ли?

– Хотелось бы, чтобы это было так, но мои поступки свидетельствуют об обратном. – Коул положил руки на плечи Дженет и слегка отстранил ее от себя. – Мне очень жаль, Дженет, – прошептал он, закрывая глаза.

– Ты сожалеешь?.. – пробормотала Дженет, отступая назад. – Понятно, значит, ты прогоняешь меня? Как будто и я ребенок, не умеющий отличить реальность от сна? – При последних словах ее голос дрогнул.

Коул отвернулся и отошел от Дженет. Потом нагнулся, пошарил по полу и вернулся к столу, положив рядом с лампой нож.

– Возвращайтесь к себе, Дженет, и захватите ваш нож, если считаете, что он вам необходим. – Помолчав, он перевел дыхание и добавил: – Только, ради Бога, используйте его исключительно для обороны. Не нападайте больше на людей, хорошо?

Коул увидел, что Дженет опустила голову и, похоже, не слушала его. Господи, она злится на него, а он старается все уладить ради ее же пользы. Поведение Дженет возмутило Коула, он снова взял ее за плечи и легонько тряхнул.

– Прошу вас, выслушайте меня, – прошептал он. – Дом полон людей, готовых прийти вам на помощь. Вам стоит только крикнуть. Поэтому впредь кричите. Но никогда больше не делайте глупостей, не нападайте на мужчин в темноте.

К своему огромному неудовольствию, Коул осознал, что его раздражает то, что он говорит. Не хотелось признаваться в том, что всего несколько минут назад он отчаянно желал эту женщину. Но сейчас с его губ слетали совсем другие слова.

Дженет посмотрела на Коула с таким видом, будто он только что признался ей, что пожирает на завтрак младенцев.

– Ради Бога, не смотрите на меня так, – прошептал Коул. – Вы в безопасности у себя дома.

Честно говоря, мне иногда кажется, что вы чересчур склонны к мелодраматизму.

Коул не успел увернуться, и Дженет влепила ему увесистую пощечину, от которой он даже пошатнулся. С вытаращенными глазами и окаменевшим лицом он уставился на Дженет. Она закусила губу, ее глаза были полны слез.

– Вы просто заносчивый, самовлюбленный наглец! Как вы смеете мне указывать, что я должна, а чего не должна делать в собственном доме ради защиты своих детей? Да вы ничего не знаете! – В голосе Дженет уже звучали истерические нотки. – Слышите? Вы ни черта не знаете!

Разъяренной тигрицей Дженет бросилась на Коула. Не зная, что делать, он обхватил Дженет за талию и прижал ее руки к бокам. Дергаясь и брыкаясь, Дженет рычала, словно загнанное в угол дикое животное, а затем впилась зубами в плечо Коула. Уже не в силах сдерживаться, Коул оторвал ее от пола, положил на диван и сел рядом, так, что ее голова оказалась у него на коленях. Поначалу Дженет еще продолжала брыкаться, а затем внезапно затихла.

В комнате воцарилась гнетущая тишина, которая вскоре сменилась разрывавшими душу рыданиями. Дженет Роуленд уткнулась лицом в грудь Коула и рыдала так, словно наступил конец света. Что же теперь делать? Коул осторожно погладил Дженет по спине.

– Успокойтесь, – прошептал он, – все будет хорошо. Поверьте, Дженет, все будет хорошо.

Коул посмотрел вверх в ожидании божественного наставления, но его не последовало. Он увидел только высокий, затененный потолок классной комнаты, нависший над его головой. Боже, что за ужасная ночь! Сначала ужин, потом ссора с Делакортом, затем несчастье с собакой. А теперь еще ко всему примешалось чувство неутоленного желания, и, похоже, этому не будет конца. Чертовски ныла шишка на затылке... и вдобавок ко всему ему чуть было не перерезали глотку шотландским кинжалом. И наконец, женщина, рыдающая у него на коленях!

Коул ласково погладил Дженет по спине, слегка покачивая ее на своих коленях, как бы баюкая. Как же ее успокоить? Ему еще не приходилось видеть женщину, рыдающую так безутешно. Мать Коула была сияющим, жизнерадостным человеком, а тетушка слишком гордой, чтобы плакать в открытую. Что же до его жены... Рейчел никогда не выражала свои эмоции подобным образом.

А вот Дженет явно дала волю своим чувствам. Коул даже засомневался, умеет ли эта женщина владеть собой. Дженет с несчастным видом обмякла у него на руках, глубокие рыдания сотрясали ее тело. Но как же сладко от нее пахло! До Коула смутно дошло, что ему все еще грозит опасность. И возможно, посерьезнее, чем тогда, когда Дженет лежала голая в его постели.

При этом воспоминании он опять возбудился. И в эту минуту – только этого еще не хватало! – дверь классной комнаты со скрипом отворилась. В темном дверном проеме стоял Чарлз Дональдсон. Минувшая ночь была такой суматошной, что Коул ничуть не удивился – этого и следовало ожидать. В тусклом свете лампы дворецкий выглядел смущенным и растерянным, кадык на его шее лихорадочно дергался.

Коул посмотрел на дворецкого, понимая, что выглядит сейчас довольно жалко. Но что он мог поделать? Уложить Дженет на кушетку? Вверить ее заботам Дональдсона? Нет... вряд ли это будет разумно.

36
{"b":"13232","o":1}