ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И ты говоришь так после того, что эта семья сделала для тебя? Ты просто не представляешь себе, Коул, как твои слова ранят меня. Мальчики еще совсем дети. Как ты можешь быть таким эгоистом, когда сам учился в прекрасных учебных заведениях? Итон, Кембридж, Королевский колледж! Ты получил блестящее образование. Более того, у тебя большой опыт обучения молодых людей из хороших фамилий.

– Но сейчас я кавалерийский офицер, сэр. О возвращении к педагогической деятельности и речи быть не может. Я уже не могу составить компанию молодым людям из хороших семейств. А самое главное, леди Мерсер ни за что не согласится.

– Коул, мальчик мой, иногда ты меня разочаровываешь. Горько разочаровываешь. Ты не должен говорить леди Мерсер, кто ты такой. Ты встречался с ней лет десять назад, а то и больше... Она тебя уж точно не помнит. И кроме того, война изменила и закалила тебя. – Лорд Джеймс продолжал говорить с таким видом, словно вопрос уже решен и осталось только согласовать детали. – О твоих наградах мы умолчим, просто объясним ей, что ты несколько лет провел в армии. И разумеется, я сделаю так, что проверка твоих рекомендаций...

– Ваша светлость, это невозможно, – оборвал дядю Коул. Он резко поднялся с кресла и посмотрел на золотые часы, доставшиеся ему от отца. – Сожалею, но должен вас покинуть, сэр. Через полчаса у меня встреча в клубе с капитаном Мадлоу.

Лорд Джеймс встал и обошел стол.

– Коул, ты должен сделать это для меня. Не хотелось бы напоминать тебе обо всем, чем ты мне обязан, но посмотри на факты...

Коул вскинул руку, чтобы прервать дядю.

– Для меня имеет значение единственное: вы предлагаете мне нечто неблаговидное. Оправдывает вас только забота о детях. Думаю, будь у вас другое на уме, вы никогда бы не предложили мне ничего подобного.

– Коул, Коул! – Лорд Джеймс закрыл лицо руками. – Неужели ты такой неблагодарный?

– Нет, ваша светлость, я вам очень признателен. И конечно же, меня волнует судьба детей. Я сам слишком рано хлебнул горя в этой жизни. Мне очень жаль, что мои... мои кузены потеряли отца при таких загадочных обстоятельствах. Но я не желаю возвращаться к преподавательской деятельности и уж тем более не намерен скрывать, кто я такой.

Внезапно дверь в кабинет распахнулась с такой силой, что свечи на столе едва не погасли.

– Боже мой, да это же кузен Коул! – раздался с порога громкий приторный голос. – Очень приятно! – Эдмунд Роуленд небрежной походкой подошел к столу и вяло протянул руку. – Отец не говорил, что ты придешь. Поужинаешь с нами?

Коул посмотрел на щегольски одетого сына лорда Джеймса.

– Нет, Эдмунд, спасибо, у меня назначена встреча.

– Что ж, понятно. – Эдмунд поправил манжеты рубашки. – Не сомневаюсь, что ты... я бы даже сказал, все военные очень заняты, когда нет необходимости убивать. – Он раскатисто рассмеялся.

– Перестань, Эдмунд. – Лорд Джеймс резко махнул рукой. – И садись, если намерен остаться. Мы с Коулом обсуждаем, что делать с леди Мерсер.

Тонкие темные брови Эдмунда взлетели вверх.

– А, милая кузина Дженет! Я-то точно знаю, что следовало бы сделать с этой очаровательной ведьмой. – Он улыбнулся, демонстрируя прекрасные белые зубы, и опустился в кресло рядом с Коулом.

– С детьми, дурень! – прошипел сэр Джеймс. – Мы обсуждаем, что делать с ее детьми.

– Меня это мало интересует, отец. – Эдмунд бросил на отца иронический, вопросительный взгляд. – Признаюсь, они создают массу неудобств. Согласен? Двое мальчишек стоят на пути к богатству и власти. Чертовски неудобно, как сказала бы моя жена. – Он перевел взгляд на Коула, внимательно оглядев его красно-золотистую форму. – Но не могу себе представить, Коул, при чем здесь ты.

– Вот и я того же мнения. – Коул поднялся с кресла и повернулся к двери, уже собираясь уйти, однако что-то ему помешало. Но ведь он хотел уйти, не так ли? Если даже не обращать внимания на оскорбительное предложение дядюшки, он всегда старался по возможности избегать общества Эдмунда. И все же что-то в насмешливом тоне кузена заставило Коула споткнуться, как бы зацепившись ногой за ковер. Коул и сам не мог сказать, что именно, поскольку Эдмунд вечно злобно над ним подсмеивался.

– Я попросил Коула отправиться на Брук-стрит в качестве воспитателя Стюарта и Роберта, – торопливо сообщил сэр Джеймс сыну. – Мы обсуждали детали.

Эдмунд снова рассмеялся.

– Что, приятель, тяжело жить на половинное жалованье? Лично я скорее отправился бы в ад, чем на Брук-стрит. В академию ты вряд ли вернешься, а на хлеб ведь надо чем-то зарабатывать. Война, похоже, в ближайшее время не предвидится.

– Хорошо, я завтра же отправлюсь на Брук-стрит, – решительно заявил Коул и поймал на себе изумленный взгляд дяди. Капитану показалось, что эти слова произнес не он, а кто-то другой, и тем не менее прозвучали они очень твердо и отчетливо. – Я буду у леди Мерсер в три часа, если это не нарушит ее планы. Вы предупредите ее о цели моего визита и спросите разрешения на посещение ее дома. Все честно расскажите ей обо мне... в том числе о моей военной службе.

– Я... да, пожалуй... – пробормотал сэр Джеймс с несвойственной ему покорностью.

Коул скрестил руки на груди.

– Более того, дядюшка, вам придется взять на себя труд уговорить ее взять меня на службу, потому что я этого делать не стану. Я также не буду ей врать и шпионить за ней для вас. Понятно?

– Я... ну, я даже не знаю. – Джеймс провел ладонью по лицу. – Меня глубоко тревожит... судьба детей.

Внезапно Эдмунд резко поднялся с кресла.

– Послушай, отец, ты не должен посылать его на Брук-стрит. Коул не имеет никакого отношения к этому делу! Абсолютно никакого.

Коул не обратил внимания на слова кузена, сосредоточившись на покрасневшем лице дядюшки.

– Я позабочусь о детях, ваша светлость. Могу вас заверить, что буду действовать только в их интересах. Ведь вас это беспокоит, не так ли?

Дождавшись неохотного кивка дяди, Коул продолжил:

– Если я замечу, что детям что-то угрожает либо что-то делается им во вред, я тут же сообщу об этом вам и леди Мерсер.

– Сообщишь и ей?

– Согласитесь, это будет честно, поскольку вы с ней равноправные опекуны.

Сэр Джеймс в задумчивости почесал подбородок.

– Коул, я не уверен, что это будет...

Капитан подошел к двери и взялся за медную ручку.

– Я понимаю, ваша светлость, что это не совсем то, чего вы хотели. Но, простите, это все, что я могу вам предложить. Подумайте до завтрашнего утра, и если вы найдете кого-то, кто лучше справится с этой работой, то я буду вам только благодарен.

Коул уже спускался по ступенькам особняка, когда осознал, что проскочил мимо швейцара, который держал его шинель и шляпу. И словно напоминая о его оплошности, холодные капли дождя упали ему на волосы и скатились за воротник, вызвав дрожь в спине.

Черт побери, что же он только что натворил? И зачем? Возвращаясь назад к швейцару, Коул подумал: может, его ранило шрапнелью не в ногу, а в голову?

Солнце едва взошло над лондонским кварталом Мейфэр, когда настойчивый стук раздался в дверь личной гостиной леди Мерсер – небольшой, но элегантно обставленной комнаты, которая соединяла ее спальню со спальней покойного мужа. Какое-то время леди Мерсер не отвечала на стук. Сидя за письменным столом, она смотрела в окно на тихую улицу. Она поднесла палец к губам, затем снова взялась за перо. Стук в дверь повторился, на этот раз еще настойчивее.

Леди Мерсер глубоко вздохнула. Стало ясно, что сегодня ей не придется побыть в одиночестве.

– Войдите, – произнесла наконец она, отодвинула кресло от стола и поднялась.

Вошел дворецкий. На пороге он замялся, затем решительно шагнул вперед и протянул хозяйке серебряный поднос.

– Послание для вас, миледи, – произнес Дональдсон с легким шотландским выговором. – Я приказал посыльному подождать внизу, на случай если вы соблаговолите послать ответ.

Дженет Камерон Роуленд, маркиза Мерсер, графиня Килдермор, виконтесса Леджвуд, баронесса Карроу и Дантейт снова тяжело вздохнула.

4
{"b":"13232","o":1}