ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возглас Коула заставил ее обернуться.

– Да?

– А вы когда-нибудь любили своего мужа? – Вовсе не этот вопрос хотел задать Коул, он вырвался у него непроизвольно.

Дженет покачала головой:

– Нет.

– Мне очень жаль.

– Мне тоже.

Коул осторожно вывел Дженет из комнаты. А затем, стоя на пороге, наблюдал, как бледное пятно ее ночной рубашки движется по слабо освещенному коридору и дальше вниз по лестнице. Тут часы в нижнем холле пробили три часа ночи, а Коул все стоял и стоял, устремив взгляд туда, где скрылась Дженет. Он понимал, что после этой странной ночи, проведенной вместе с маркизой Мерсер, его жизнь уже никогда не будет прежней.

Дженет поднялась очень рано. В семь часов она уже расхаживала по кухне, разливала чай и поджаривала хлеб. Расставив фаянсовые тарелки, Дженет отряхнула крошки с рук и, нахмурившись, посмотрела под кухонный стол.

– Достаточно, Роберт! – предупредила она. – Нанна говорит, что Жулика надо кормить часто, но понемногу.

Роберт, склонившийся над собакой, посмотрел на мать.

– Но, мама, он такой голодный. Взгляни на его печальные глаза! Мне кажется, он ужасно проголодался. – В подтверждение этих слов Жулик два раза слабо вильнул хвостом.

Дженет, упершись руками в бока, тяжело вздохнула. Стюарт наклонился к брату, забрал у него миску с жидкой овсянкой и поставил ее на полку.

– Мама права, Робин. Вспомни, как ему было плохо вчера вечером. У него еще очень слабый желудок.

– Совершенно верно. А теперь давайте завтракать. – Дженет поставила в центр стола тарелку с тостами. В эту минуту в дверях кухни появился Коул в костюме для верховой езды.

У Дженет перехватило дыхание. Он стоял на пороге, стройный, широкоплечий, с черным кожаным хлыстом в руке. На нее нахлынули воспоминания о прошедшей ночи, эротические и стыдные. Всего четыре часа назад Дженет, закутанная в покрывало с постели Коула, изливала ему свою душу. А перед этим... Господи, как ей стыдно!

Коул некоторое время просто стоял, переводя взгляд с мальчиков на Дженет и обратно. От него явно не ускользнуло, что на Дженет был кухонный фартук, но если Коула и удивило то, что знатная дама, хозяйка дома Мерсеров сама готовит завтрак, то он не подал вида. Коул улыбнулся, но Дженет не понравилась его улыбка, слишком уж она вышла официальной.

– Доброе утро, мадам, – произнес Коул так тихо, что мальчики, наверное, его не услышали. – Вы так рано встали.

До Дженет дошло, что она, должно быть, выглядит испуганной. Нервным движением она поправила прическу. Однако взгляд Коула не был неодобрительным, а скорее смущенным.

– А я всегда встаю рано, – взяв себя в руки, ответила Дженет и через силу улыбнулась. – Позавтракаете с нами?

– Кузен Коул! Кузен Коул! – Роберт вскочил и подбежал к Коулу, за ним последовал и Стюарт. – Посмотрите на Жулика! Он почти поправился!

Лицо мальчугана светилось счастьем. Стюарт поддержал брата:

– Да, сэр, ему гораздо лучше. Нанна приготовила ему овсянку, мы даем ему понемногу каждый час.

– Я очень рад. – Коул еще раз взглянул на Дженет, как бы проверяя, действительно ли ему тут рады, и шагнул в комнату. Обняв мальчиков за плечи, Коул вместе с ними подошел к собаке и опустился возле нее на колени. Каким красивым и печальным он выглядит сегодня, подумала Дженет. Ясно, что он до сих пор злится на себя, а может, и на нее, за все, что произошло между ними прошлой ночью. Дженет не рассчитывала так рано встретиться с ним лицом к лицу в это утро. Насколько она знала, обычно утром в воскресенье Коул ходил в церковь. Возможно, он испугался того, что тень лицемерия будет преследовать его до самых дверей храма. Внезапно Дженет поймала себя на том, что не в силах больше вспоминать интимные подробности минувшей ночи.

Боже, она лежала нагишом в его постели! А он желал ее, страстно желал, в этом не было никакого сомнения. Однако он поборол свое желание, и не только из чувства вины. Причиной тому было нечто большее. И Дженет напугало, что это нечто всегда будет стоять между ними. Наблюдая за тем, как Коул гладит пса по спине, Дженет почувствовала, что у нее пересохло во рту. Господи, какими ласковыми и успокаивающими были прикосновения Коула. Но впредь ей уже не суждено их ощутить.

Коул просто не даст ей такой возможности. Прошлой ночью, охваченный желанием, он не совладал со своими инстинктами. Но у него сильный характер. Такие мужчины не идут на поводу у своих желаний, если разум и сердце диктуют им обратное.

Дженет пугало, что после этой ночи мнение Коула о ней мало изменилось, и было глупо с ее стороны надеяться, что у него могло возникнуть к ней искреннее чувство. Но может, ей удастся сохранить хотя бы слабые ростки дружеских отношений, зародившиеся между ними после того, что произошло?

Коул поддержал ее в очень сложном положении, многие мужчины в подобных обстоятельствах предпочли бы ретироваться. Безусловно, она вела себя отвратительно, но Коул, похоже, понял ее состояние. Дженет посмотрела на три головы, склонившиеся над псом. На мгновение у нее создалось впечатление, что Коул и ее мальчики как бы составляют одно целое, несмотря на очевидное различие во внешности и цвете волос.

Судьба распорядилась так, что Коул, скромный и честный, появился в ее жизни тогда, когда она меньше всего ожидала увидеть кого-либо рядом. Дженет не была уверена, заслуживает ли она хотя бы дружбы такого человека, как Коул. Однако она всю жизнь шла на уступки, поэтому с радостью пойдет на все ради сохранения его дружбы. Дженет громко кашлянула.

– Мальчики, к столу. Коул, вы будете с нами завтракать?

Капитан посмотрел на Дженет, выражение его лица ей ни о чем не сказало.

– Вообще-то я не собирался мешать вам, мадам. Я просто зашел сюда после верховой прогулки проведать Жулика. – Он замолчал и оглядел кухню. – А где все? Кухарка... и слуги?

Дженет наградила его лукавой улыбкой.

– Так вам нужны кухарка и слуги?

– Мама отпустила слуг на утреннюю службу, – пояснил Стюарт.

Внезапно Коул насторожился и прищурился.

– Надеюсь, не всех?

– Нет, Дональдсон и Стайлз остались в доме, – призналась Дженет.

– У нас на завтрак будет овсянка, тосты, ветчина и вареные яйца, – объявил Роберт, не заметивший настороженности Коула. – А еще молоко и чай. Еды много, мама любит готовить. Садитесь, сэр. – Мальчик подтащил к столу массивный дубовый стул, который весил, наверное, столько же, сколько и он сам. Этот жест лишил Коула возможности вежливо отказаться. Он с явным смущением оглядел свой костюм для верховой езды.

Дженет радушно улыбнулась и поставила в центр стола кувшин с молоком.

– Чтобы позавтракать с нами на кухне, вам вовсе не обязательно переодеваться, сэр, – заверила она беззаботно. – Боюсь, выбор у вас небольшой. Либо рискнуть и попробовать мою стряпню, либо подождать, пока кухарка не вернется из церкви. – Дженет подошла к своему стулу и жестом пригласила всех рассаживаться.

– Тогда с удовольствием составлю вам компанию, – согласился Коул, усаживаясь рядом с Робертом. Внезапно на его лице вновь появилось озабоченное выражение. – Мадам, а вы не забыли поговорить с Дональдсоном, чтобы он нанял дополнительную охрану?

– Нет, я уже с ним поговорила. Коксу дано задание нанять кого-нибудь из своих сослуживцев, – ответила Дженет и принялась разливать молоко. Тут в комнату вошла Эллен. От удивления она едва не споткнулась о порог.

– Доброе утро! Капитан Амхерст, очень хорошо, что вы решили позавтракать с нами.

– Эллен, а я и не знала, что ты проснулась, – сказала Дженет, продолжая разливать молоко.

– Да, проснулась. – Взгляд Эллен наткнулся на Жулика, лежавшего у плиты, и она опустилась возле него на колени. – О, бедное животное. Но сегодня он выглядит получше. Уверена, капитан Амхерст и Нанна вчера вечером сотворили настоящее чудо.

– Именно так, – согласилась Дженет. – Садись к столу, Эллен, и попробуй ветчину. Надеюсь, сегодня я приготовила ее так, как тебе нравится.

40
{"b":"13232","o":1}